Творческие альянсы хрупки и недолговечны. Таков стереотип, который, впрочем, базируется на определенных закономерностях. Изучая угловатые, ломаные линии жизни гениев, можно заметить, что работать в содружестве с кем-то эти самые гении не могли. Гений – почти всегда индивидуалист. Почти!  

Из каждого правила есть исключения. Вековой художественный союз трех бесспорно талантливых людей – Кукрыниксы — исключение в кубе. Таким количеством творцов внутри псевдонима мог похвастаться лишь некто Гривадий Горпожакс, написавший всего-то один роман! Кстати сами художники говорили, что работают они не втроем, а вчетвером – четвертым в компании Куприянова, Крылова и Соколова был вымышленный и очень покладистый персонаж Кукрыникса.

Вы когда-нибудь пробовали приготовить что-нибудь вдвоем? А втроем? Тогда вы понимаете, как трудно прийти к соглашению даже по такой ерунде, как щепотка соли. А теперь представьте себе процесс создания картины. И вас трое! Как же художникам удавалось не только не откусить друг палец по локоть, но и создавать цельные, композиционно сбалансированные картины, пульсирующие бешеной энергетикой?!

Как все начиналось

Kukryniksy-Foto-Dmitrij-Baltermants
Фото: Дмитрий Бальтерманц

В 1925 году поэт Александр Жаров, известный, в том числе и стихотворением «Взвейтесь кострами…», работал редактором молодежного журнала «Комсомолия». В один из дней на заседание редакции зашли трое студентов и предложили стать иллюстраторами журнала. «Все трое?! — изумился Жаров, — что можете?». Ребята присели к столу и стали что-то быстро рисовать, по очереди перекидывая лист друг другу. Раз-два-три, и перед застывшими от удивления литераторами появились уморительные и необидные шаржи. Разумеется, трудоустройство состоялось.

Именно эта манера работы и стала впоследствии привычной для коллектива художников. Каждый вносил в рисунок свое видение и передавал его по кругу. Правило же было одно – не увлекаться деталями. Если деталь не помогает раскрыть послание, ее надо выбрасывать. Каждая точка, каждый штрих на рисунках Кукрыниксов неслучайны.

Сам псевдоним Кукрыниксы появился впервые в сатирической газете «Арапотдел», когда к дуэту Кукры, состоящему из Михаила Куприянова и Порфирия Крылова, присоединился Николай Соколов.

Отцы изопародии

На старте творческой мысли, находясь в поиске формы, содержания, а главное – допустимого потолка сарказма, Кукрыниксы любовались политическими карикатурами Оноре Домье – сухими, грубоватыми и необыкновенно едкими.  Дерзкая изопародия молодых наблюдательных художников быстро завоевала и народную любовь, и благосклонность небожителей.   

Почему? Ведь желающих художественно пошутить в юном государстве с четко обозначенными врагами было предостаточно. Кукрыниксы шутили снайперски. Используя портретное сходство, они подмечали и гиперполизировали все нелепое и смешное во внешности персонажей.  Художники применяли непривычное сочетание техник – рисунок тушью, автолитографию, фотомонтаж, возводя карикатуру в ранг искусства.  В соавторстве с коллективом нередко выступали и виртуозы слова уровня Маршака.

Смелость, меткость и злободневность поэтов нового времени придавала шаржам и пародийным иллюстрациям Кукрыниксов живость, емкость и остроту. Художники не скрывали своей оценки, в пародиях присутствовала авторская позиция. Социальная смелость подачи всегда  подкупает аудиторию. Так произошло и с Кукрыниксами. Они стали всенародно популярны.

Neryaha
Иллюстрация «Посудомойка» (Неряха), Кукрыниксы

Ударим карикатурой по бездорожью и разгильдяйству

Художник пишет душой, карикатурист – сердцем. Карикатура – явление художественно-социальное. А в социальном плане в 30-е годы в стране было над чем поработать. Кукрыниксы метали отточенные линии-молнии в самые больные места молодого еще государства. Коммунальный быт, бюрократия, житейская неустроенность, безответственность чиновников – все это нашло остроумное отражение в по-зощенковски милых, но обличительных циклах «Старая Москва» и «Транспорт».  

Художников часто печатали в газетах и журналах, а пародии Кукрыниксов по-прежнему сопровождались лаконичными строчками Маршака, Жарова, Архангельского. Кукрыниксам покровительствовал Горький. Именно он подсказал творческой группе заняться международной политической сатирой – направлением, которое впоследствии – но совсем не в миг, принесло Кукрыниксам мировую известность.

Есть любопытный факт – Горький хлопотал о поездке Кукрыниксов на Капри, но даже у самого издаваемого в СССР писателя не вышло вывезти полит-карикатуристов – а значит, потенциально опасных граждан, за границу. О том, что такая попытка была, Кукрыниксы узнали только через 50 лет, когда была опубликована архивная переписка Горького.

Maksim-Gorkij-na-vystavke-rabot-hudozhnikov-Kukryniksy
Максим Горький на выставке работ художников Кукрыниксы. Москва. Апрель 1932. Слева направо: поэт А.Г.Архангельский, П.Н.Крылов, Максим Горький, М.В.Куприянов, Н.А.Соколов

Бойцы пера на дорогах войны

Приближение Второй мировой войны  изменило творческое мировоззрение соратников по перу. Из смешливых мальчиков, художники превратились в разгневанных обличителей. Злой, яростный сарказм появился в работах 40-х годов.  

Демоны политической истории, попав на кончик пера художников, становились отчаянно смешными, превращались в псов, гиен, индюков. Гротеск политической карикатуры  Кукрыниксов заключался в гипертрофированных, но при этом целостных образах людей-монстров, в кристальной точности мысли, в выплескивающейся из рисунков непримиримости.

Новая форма и энергетика политической карикатуры Кукрыниксов заставила весь мир вздрогнуть от нашей концентрированной ненависти и отчаянной решимости. Агитки, плакаты, рисунки перепечатывались в зарубежной прессе.  

В отличие от других известных карикатуристов, скажем, Виктора Дени или Херлуфа Бидструпа, подчеркивающих анекдотичность фюрера, каждая работа Кукрыниксов побуждала к борьбе, к действиям. 

Вместе с Советской армией Кукрыниксы, как корреспонденты газеты «Правда», прошли по обугленным деревням и разрушенным городам войны. Итогом этого похода стали несколько картин-событий, радикально отличающихся от всех предыдущих работ художников.

«Бегство фашистов из Новгорода» и «Таня» — две работы, переосмысливающие взгляд карикатуристов на войну. В этих картинах вторжению противостоит сама русская история, русский характер.

Begstvo-fashistov-iz-Novgoroda.-1944-1946
Бегство фашистов из Новгорода. 1944-1946, Государственный Русский музей, С.-Петербург
Tanya.-1942-1947
Таня. 1942-1947, Государственная Третьяковская галерея, Москва

После войны Кукрыниксы отправились в Нюрнберг. В результате появилась серия графических работ под общим названием «Обвинение». Внимательно рассматривая лица нацистских преступников, художники подмечали черты нравственного вырождения – мир увидел Кальтенбруннера, похожего на хищную птицу, питающуюся падалью; Геринга, свернувшегося удавом; Розенберга – получерта-полусвинью; жабообразного Штрейхера. У всех в глазах тупость и страх. Или это ужас перед осознанием содеянного?

Kukryniksy-Nyurberg
КуКрыНиксы — Нюрнбергский процесс

О точности образов говорит такой факт: английский карикатурист Дэвид Лоу, прибывший на Нюренбергский процесс сразу опознал всех фашистских преступников, хотя был знаком с ними только по портретам Кукрыниксов.

В завершение военного цикла надо добавить еще одну важную заслугу Кукрыниксов – картина «Конец», которая хранится в Государственной Третьяковской галерее, открыла дорогу в большое искусство произведениям, которые раньше не могли об этом и помышлять. Кукрыниксы доказали, что гротеск возможен в большой живописи. В картине есть и ужас войны, и позорный крах режима, и близость советских войск, и издевательская демонстрация трусливой беспомощности нацистских лидеров.

Konets.-1947-1948
Конец 1947-1948, Государственная Третьяковская галерея, Москва

Мирные Кукрыниксы

После войны, оставшись верными социальной волне, Кукрыниксы создали несколько интересных циклов. Например, «О Дряни». Эти карикатуры более зрелые и менее колючие. Художники стали старше, да и острота проблем не могла сравниться с предыдущими десятилетиями. К счастью.

Kukryniksy

Во времена оттепели, художники, привыкшие творить с надрывом, оставили общественное поле битвы и перешли к мирному созиданию – именно в этот период было создано огромное количество замечательных иллюстраций к произведениям классиков. Впрочем, для не классиков тоже.

Сейчас, когда ведется нескончаемый спор о том, какова будет дальнейшая судьба бумажной литературы, самое время вспомнить книжки, которые были в каждом доме — издания с рисунками Куприянова, Крылова, Соколова и конечно же их верного спутника Кукрыниксы.

KUpriyanov-KRYlov-i-NIKolaj-Sokolov
КУприянов, КРЫлов и НИКолай Соколов

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Поделиться
Лиана Викулова
«Вкусные истории похожи на углеводы - они откладываются в организме. Хорошо приготовленную информацию можно употреблять без ограничений. Хоть по три статьи сразу. И после шести. А главное, никаких инфодиет!»

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя