Все слышали о наших невольницах в султанских гаремах, но мало кто знает об огромном количестве русских девушек, купленных не турками, а христианами-европейцами. Рабыни из Руси продавались во Флоренции, Венеции, где и сегодня есть набережная Скьявони (славянская), а самые большие рынки действовали на Юге Франции в провинции Руссильон. Именно туда за рабынями съезжались покупатели со всей католической Европы.

Как русские рабыни попадали в Европу

Столетиями население сначала русских княжества, а потом Московского царства и Российской империи страдало от набегов кочевников. Степняки не ограничивались ежегодным грабежом приграничных территорий, а громили и московские предместья. Во время набегов десятки тысяч людей попадало в рабство и продавалось на невольничьих рынках Крыма. Часть полонян оказывалось в Европе, где особенно ценились русские девушки.

Центром европейской работорговли был Крым, а самый большой рынок находился в генуэзской колонии Кафе, современная Феодосия. В этом городе и сегодня есть район под названием «карантин». Во времена Средневековья в нем из-за страха перед эпидемиями невольники содержались перед их перепродажей. Именно итальянцы монополизировали сбыт русских рабов в Европу. Спрос порождал предложения. Крымские и ногайские татары устраивали набеги на русские земли, откуда привозили пленников, в том числе и молодых девушек.

Современный вид квартала «Карантин» в Феодосии. Здесь генуэзцы собирали русских невольников до их продажи в Европу и Турцию. Фото: Александр Беленький

Кочевники по бросовым ценам отдавали пленниц генуэзцам, а те продавали их в Европу. Раб в глазах продавцов прекращал быть человеком. В генуэзском морском статуте от 1588 года говорилось:

«… если кораблю угрожает гибель, то для спасения его следует выбросить: золото, серебро, лошадей, рабов и других животных».

К рабыням, особенно красивым молодым девушкам отношение было иное. Русские невольницы очень ценились и приносили их хозяевам огромные барыши. Шрам на теле, свежая рана или истощенный вид мог заметно снизить цену и привести к убыткам. Поэтому красавиц берегли.

Сколько стоили русские рабыни

В эпоху Средневековья важным центром работорговли стал регион Руссильон на Юге Франции. Чаще всего здесь продавали невольников, которых использовали для сельскохозяйственных нужд, но важной частью товарообмена стали и молодые рабыни. В 19 веке этот вопрос в своей работе «Русские рабы и рабство в Руссильоне в XIV и XV вв.» подробно изучил киевский историк Иван Лучицкий.

Русинские невольницы, а именно так западные европейцы называли девушек, привезенных из России, Польши и Литвы стоили дороже остальных несчастных. Согласно нотариальным актам того времени средняя цена за негритянку доходила до 40 ливров, эфиопку – 50, а вот русскую не менее 60 ливров. Если в Турции русские девушки становились наложницами, то в Европе их использовали как временных жен и кормилиц для детей из благородных семей. В своей работе Иван Лучицкий писал:

«Рабыню русскую, всегда молодую покупали безусловно, и затем по истечении известного времени ее ребенок или дети продавались или отсылались в приют, а она сама уступалась во временное пользование другому лицу в качестве, большею частью, кормилицы… Это было делом крайне выгодным для рабовладельца. Покупая за весьма высокую плату русскую рабыню, рабовладелец легко выручал свои затраты путем найма ее на время. Особенно улучшились в этом отношении его шансы, когда в Перпиньяне (столице Руссильона) вошло со второй половины XV века во всеобщую моду держать русских кормилиц».

Российский историк Василий Ключевский писал, что по берегам Чёрного и Средиземного было множество рабынь, укачивающих хозяйских детей под польские и русские колыбельные песни.

Рекордная цена

Абсолютный рекорд покупки рабыни зафиксирован в нотариальном акте от 1429 года. На невольничьем рынке в Русильоне за русскую девушку Екатерину отдали 2093 французских лир. В 15 веке 2 тысячи ливров были колоссальной суммой.

Для сравнения за 1 ливр в центре крупного города можно было на полгода снять дом с питанием, прачкой и конюшней.

Город Перпиньян главный город провинции Руссильон. Бывшая столица французской работорговли
Город Перпиньян главный город провинции Руссильон. Бывшая столица французской работорговли

Подержанный дом стоил 7-10 ливров, а новострой от 25 до 30 ливров. Постройка среднего замка со всей инфраструктурой обходилось в 45 тысяч ливров. Весь государственный бюджет Франции в 1307 году составил 750 тысяч ливров.

Главная причина огромной цены — красота русских девушек, которая покупала итальянских, испанских и французских дворян. Во флорентийском архиве сохранилось письмо матери своему сыну, в котором она пишет:

«Мне пришло на мысль, что раз ты женишься, тебе необходимо взять рабыню… Если ты имеешь это намерение, напиши какую… Татарку, которые все выносливы в работе, или черкешенку, отличающуюся, как и все её соплеменники здоровьем и силой, или русскую, то есть из России, которые выдаются своей красотой и сложением…».

В документах того времени встречается термин «белых татарок». Встречались девушки с именем Евдокия, Марфа, Ефросинья. Скорей всего под этим названием купцы понимали женщин, привезенных с востока — Тартарии. А белые они, потому что были европейками.

Судьба русских рабынь в 17 веке

После того как турки завоевали Крым, работорговля не исчезла. Ее монополизировали местные татарские купцы. Для крымского хана и его мурз торговля русскими невольниками стала основной статьей дохода. Литовский путешественник Михалон посещая средневековый Крым писал, что возле единственных воров на Перекопе он увидел бесконечные вереницы рабов. Один из приезжих еврейских купцов, пораженный зрелищем, спросил у литовца остались ли люди в странах откуда ведут рабов…

Русские правители понимали масштаб бедствия, но сил для военной борьбы со степняками еще не хватало. Для выкупа хотя бы части несчастных соотечественников с 15 века собирались «полоняничные деньги».

С 1551 года по решению Стоглавого собора сбор стал регулярным налогом, взимаемым до 1679. Сумма подати определялась исходя расхода на ежегодный выкуп невольников. Позднее фиксировался – 2 рубля с сохи в год.

С нарастанием турецкой угрозы в Европе русских больше воспринимали как язычников и отступников от веры. Они стали братьями по Христу, хотя и схизматиками, а так как продавать единоверцев грех, то торговля русскими рабами в Европе постепенно стихала, но полностью не прекратилась.

С началом 17 века историки фиксируют истории полонянок, которые чудом вернулись на Родину. Записывали их в монастырях, куда бывших рабынь направляли для исповеди и прохождения церковных таинств. Православные священники и монахи расспрашивали женщин об их прошлом на чужбине, узнавали, грешили они все это время или нет, и изменили ли православной вере.

Показательна судьба девушки Екатерины.

В 1606 году ее выкрали ногайские татары и продали в Крым. Через 15 лет рабства полонянку освободили запорожские казаки, и она пешком дошла до Путивля. После пребывания в монастыре женщина вернулась в свою родную деревни Речки рядом с Коломной. Оказалось, что дома ее считали мертвой, и муж Екатерины женился второй раз. В монастырских документах записано:

«…Катерина сказала веры татарской не держала, по середам и по пятницам и в великие посты мясо едала…, вышла на Путивль в великий пост в нынешнем году, и той вдове Катерине выискался муж Богдашко Елизарьев, и тому Богдашку велено жить с первой женою Катериною, а с другою женою, на которой после ее женился, с Татьяною, велено ему распуститца».

Интересна история девушки Федоры.

Уже в России она рассказывала, что в 17 лет ногайцы увезли ее в Крым и продали в Царьград (Стамбул), где она жила у еврея. Веры «жидовской» не держала, но пила и ела с ними. Хозяин продал ее армянину, а тот турку, который склонял ее принять ислам. Согласно монастырским записям девушку из рабства выкупил русский парень Никита Юшков, с которым она обвенчалась в христианском квартале Стамбула. Родилось у них два сына – Афанасий и Фрол, оба крещены в православную веру русским попом из царского посольства.

Ernest Normand | 1885

Конец работорговли

В 1783 армия Российской империи завоевала Крым. С приходом русских закончилась и работорговля. Однако торговля «живым товаром» еще несколько десятилетий процветала на Северном Кавказе. Среди десятков тысяч невольников были и русские люди. В начале 19 века ежегодно в Турцию вывозилось до 4 тысяч пленников и особенно пленниц.

Пресечь явление удалось благодаря русскому флоту, который не допускал вывоза невольников по морю. В результате торговля стала невыгодна. Об этом упоминал и английский путешественник Эдмонд Спенсер, который в 30-х годах 18 века ехал через Кавказ. Европеец писал:

«В настоящее время, вследствие ограниченной торговли между жителями Кавказа и их старыми друзьями, турками и персами, цена женщин значительно упала… получить жену можно на очень лёгких условиях — ценность прекрасного товара падает от огромной цены сотен коров до двадцати или тридцати».

«Набег горцев на казачий хутор». Франц Рубо
«Набег горцев на казачий хутор». Франц Рубо

Изучив нотариальные акты Руссильона и итальянских городов историки пришли к выводу, что доля русских невольниц на этом рынке составила 22%. По подсчетам историков ежегодно в Крыму продавалось 10 тысяч славянских невольников. За всю историю работорговли на полуострове в неволю продали 3 миллиона человек из России, Польши, Белоруссии. Более половины из них были девушками.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя