Все знают имена великих русских полководцев: князя Святослава, Дмитрия Донского, Александра Суворова, но мало кто слышал об Михаиле Скопине-Шуйском, чей талант военачальника раскрылся в один из самых трагических моментов отечественной истории – Смуте 1598-1613 годов.

В 22 года он собрал войско, научил его воевать обученным строем и побеждал грозную польско-литовскую армию. Скопин-Шуйский освободил Москву, но в благодарность за подвиг получил от царя Василия Шуйского чашу с ядом.

«Царик» под Москвой

13 апреля 1605 года неожиданно умер Борис Годунов. Правителем России стал Лжедмитрий I, выдававший себя за чудом спасшегося сына Ивана Грозного. Долгим правление самозванца, опирающегося на оружие поляков и казаков, не было. В ходе заговора московская дворянская верхушка убила Лжедмитрия и на трон сел князь Василий Шуйский, прозванный «боярским царем».

Маковский, убийство Лжедмитрия
Маковский, убийство Лжедмитрия

Однако и его царствование не назовешь спокойным. На юге действовала повстанческая армия Ивана Болотникова, а в Стародубе появился Лжедмитрий II. Армию нового самозванца составили отряды польско-литовских шляхтичей, немецкие наемники, русские сторонники, запорожские, донские, яицкие и волжские казаки.

Смутное время
С.В.Иванов: «Смутное время»

Летом 1608 года армия «царя Дмитрия» расположилась в деревне Тушино в 19 верстах от стен Московского Кремля. В командовании войсками Лжедмитрий практически не принимал участие. На первых ролях были польско-литовские паны, которые после победы хотели поделить Россию между собой. Главными в тушинском лагере считались гетманы из Речи Посполитой Роман Ружинский и Ян Сапега, которые пренебрежительно называли самозванца «цариком».

Враг у ворот

Шуйский располагал войском в 35 тысяч бойцов: отборный царский полк стрельцов, служилые люди из Новгорода, Пскова и других северных земель Руси, казанские и мещерские татары, вооруженные горожане и дворяне. Для обороны столицы этих сил оказалось достаточно, но для активных наступательных действий – нет. Пока войска Шуйского сидели за московскими стенами армия самозванца пополнялись новыми отрядами.

Литовский дворянин Самуил Москевич писал о 40 тысячах только пехоты и это без запорожских казаков. Участник похода в Московию пан Мархоцкий говорил о 20 тысячах поляков, 30 тысячах запорожцев, 15 тысячах донских казаков и русских сторонников самозванца. Автор записок о России немецкий дворянин Конрад Буссов утверждал, что под Москвой стояло 100-тысячное войско.

Офицеры Российского Генерального штаба проанализировали все данные и назвали такие цифры армии Лжедмитрия: 18 тысяч польской конницы и две тысяч пехоты, 30 тысяч запорожских и 15 тысяч донских казаков. Точное количество русских сторонников «царика» неизвестно. Основу армии составляла польско-литовская кавалерия. Панцирные гусары сметали легкую кавалерию русских и татар, а казачья и наемная европейская пехота могла составить конкуренцию русским стрельцам и народному ополчению.

«Орел без когтей»

В сентябре 1608 года войско Шуйского попыталось атаковать отряды Яна Сапеги, но русские оказались наголову разбиты. После такого поражения авторитет «боярского царя» начал падать. Служилые люди стали покидать Москву, а в лагерь Лжедмитрия потянулись русские люди, ненавидящие «боярского царя» Шуйского. На сторону Лжедмитрия перешли города юга России, а интервенты постепенно брали под свой контроль центральную часть страны, Север и Поволжье.

Царь Василий IV Шуйский
Царь Василий IV Шуйский

Поляки и «тушинские воры» грабили русские города и села. Ценности вывозились из поместий дворян, церквей и монастырей. Русские летописец писал, что царь Василий Шуйский оказался как орел без перьев, клюва и когтей. Власть русского правителя ограничилась стенами Москвы и искать помощи пришлось на стороне.

Молодой воевода

Еще в 1607 году король Швеции Карл IX, который воевал с Речью Посполитой предложил русским военную помощь. Скандинавам отказали, но когда поляки осадили Москву, то Шуйский послал к шведам посольство из 40 дипломатов. Для охраны выделили две сотни всадников, а возглавил посольство двоюродный племянник царя 22-летний князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский.

Парсуна Михаила Скопина-Шуйского. Единственный прижизненный портрет воеводы
Парсуна Михаила Скопина-Шуйского. Единственный прижизненный портрет воеводы

В свои молодые годы он уже был опытным воеводой, который участвовал в разгроме восстания Болотникова и успешно сражался против интервентов. Современники писали, что Скопин-Шуйский побеждал врагов «стройной рати», что означало обученный строй. В боях воевода применял деревянные укрепления-сторожки. Русские люди, отлично владеющие плотницким топором, за несколько часов, выстраивали крепости, штурм которых обходился полякам большими потерями.

Кроме переговоров царь доверил Скопину-Шуйскому организовать оборону Русского Севера, собрать армию и идти на выручку Москве. Шведский историк Видекинд писал о воеводе:

«…он отличался статным видом, умом, зрелым не по годам, силою духа, приветливостью и умением обходиться с иностранцами».

Гетман Жолкевский оставил о своем молодом противнике такое воспоминание: «Сей Шуйский-Скопин, хотя был молод, ибо ему было не более двадцати двух лет, но, как говорят люди, которые его знали, был наделен отличными дарованиями души и тела, великим разумом не по летам, не имел недостатка в мужественном духе, и был прекрасной наружности».

Наемники на русской службе

Пробираясь через леса и обходя крупные отряды «тушинских воров» и поляков посольство прибыло в Новгород, а 8 сентября ускакало в сторону шведской границы. Гетман Ружинский пытался перехватить Скопина-Шуйского, но тому удалось уйти от погони. Пока посольство отрывалось от преследователей, новгородцы задерживали 4 тысячи поляков полковника Кернозицкого.

Портрет из Национального музея Швеции - Якоб Понтуссон Делагарди
Портрет из Национального музея Швеции — Якоб Понтуссон Делагарди

28 февраля 1609 года в Выборге стольник Головин и дьяк Васильев подписали, договор со шведским королем. По «отписке» Михаила Скопина-Шуйского, к маю у него было 15643 наемника, но к середине лета их оставалось четыре тысячи. В большинстве это были не шведы, а французы, шотландцы и немцы. Командовал наемниками 26-летний швед Якоб Делагарди, с которым у русского воеводы сложились дружеские отношения.

Наемники сохраняли за собой право свободно уходить при нарушении условий найма. Ежемесячно из казны шведам платилось сто тысяч рублей, сумма по тем временам астрономическая и для правительства Шуйского неподъемная. Кроме оплаты русский царь обещал шведскому королю крепость Корелу с окрестностями.

Первые победы

Михаил Скопин-Шуйский и Якоб Делагарди выступили из Новгорода 10 мая 1609 года. Воевода рассылал своих людей по северным землях, где они собирали рати и по дороге очищали населенные пункты от поляков и «тушинских воров». Восстания поднимал и простой народ, уставший от насилия интервентов. Войска продвигались медленно и по пути пополнялись ратниками.

Забытый герой: как в 1610 году Скопин-Шуйский освободил Москву и за что его отравили
Князь Михаил Скопин-Шуйский встречает шведского воеводу Делагарди близ Новгорода

Объединенная армия освободила Старую Руссу и разбила интервентов под Торопцем. Под Торжком три роты польских гусар бросились в атаку, но их встретили немецкие пехотинцы, ощетинившиеся длинными копьями.

Летописец писал: «Немецкие люди две роты побиша литовских людей», однако третья рота смяла русскую и шведскую легкую конницу и погнала ее к стенам Торжка.

Исправила ситуацию вылазка воеводы Корнилы Чеглокова. Потери русских и шведов были большими, но полякам не удалось отбить Торжок. 11 июля 1609 года 18-тысячная рать молодого полководца подступила к Твери. На ее пути встала 9-тысячная армия интервентов пана Зборовского, в которой более половины воинов были бронированными кавалеристами.

Они обрушились на французскую и немецкую наемную конницу и обратили ее в бегство. Следующей целью «польского тарана» стала шведская пехота. Из-за дождя огнестрельное оружие вышло из строя, но наемники сохраняли строй и семь часов сдерживали атаки. Вечером противники разошлись.

Ранним утром следующего дня Скопин-Шуйский повел свои войска на приступ польского укрепленного лагеря. Враг был разгромлен, но Тверь продолжали оборонять русские сторонники Лжедмитрия и поляки пана Красовского.

Раскол армии

Осадной артиллерии не было, а взять город с ходу не удалось. Скопин-Шуйский не хотел медлить и осаждать Тверь, а собирался идти к Москве. Другого мнения были наемники. Часть иноземных воинов требовала взять город штурмом и разграбить его, другие не хотели воевать и ушли в Новгород, а третьи заявили, что без оплаты вперед дальше не пойдут.

В сторону объединенного войска двигалась 10-тысячная армия грозного гетмана Яна Сапеги, которая могла по частям разбить русских и шведов. Скопин-Шуйский понял, что с наемниками можно побеждать в битвах, но войны не выиграть. Нужно войско из русских людей, которое умеет воевать обученным строем и выдерживать натиск панцирной польско-литовской кавалерии.

22 июля 1609 года Михаил уводит русскую часть армии из-под Твери. С ним осталась тысяча шведов во главе с Христиером Зомме. Войско переправилось через Волгу и расположилось в городке Калязине. Большинство наемников ушло из России, но Якоб Делагарди и 2 тысячи его бойцов отступил на Валдай, блокируя дорогу на Новгород. Шведский король приказал военачальнику оставаться в российских пределах пока Шуйский не передаст ему крепость Карелу.

Троицкий Макарьев монастырь. Затоплен в 1940 года при строительстве Угличкого водохранилища
Троицкий Макарьев монастырь. Затоплен в 1940 года при строительстве Угличкого водохранилища

Скопин-Шуйский расположился в Макарьевом Калязине монастыре, начал строить укрепления, и рассылать по городам грамоты с призывом идти в ратники.

Бой у Калязина

14 августа 1609 года 20-тысячная армия Яна Сапеги, состоявшая из поляков, запорожских и донских казаков стала лагерем в 10 верстах от Калязина. Силы сторон были равны, но у поляков был большой перевес в кавалерии, и Скопин-Шуйский решился на хитрость. С трех сторон поле боя ограничивалось рекой и лесом и 18 августа армия Сапеги построилась в боевые порядки и, как и ожидал воевода, двинулись к построенному заранее острогу.

Впереди скакали литовские гусары, которые разогнались для таранного удара, но резко остановились. Из травы торчали заточенные рогатки, а за ними прятались русские ратники, открывшие ураганные пищальный огонь. Строй за строем облаченные в латы литовцы падали в траву. Несколько раз интервенты шли на приступ, но с большими потерями отступали.

Литовские гусары
Литовские гусары

На следующий день Сапега спешил свою конницу и в два часа ночи приказал форсировать реку Жабну. Скопин-Шуйский предвидел и этот маневр. Когда гусары и казаки оказались на другом берегу, напротив них стояли лучшие русские полки. Большую часть десанта вырезали и теперь уже ратники Скопина-Шуйского переправлялись на берег, где их встречали поляки и литовцы.

Семь часов обе стороны резали друг друга в рукопашной схватке. Под вечер русские сломили врага и 15 верст гнали его по дороге на Углич.

Сражение при Калязине показало, что русские полки могут побеждать врага и без помощи наемников.

Война по-новому

Скопину-Шуйскому удалось реорганизовать русскую армию и научить ее воевать по новому образцу. Свое войско полководец выстраивал по передовому на то время нидерландскому образцу. Ее главная особенность опора на полевые укрепления, которые помогают сдерживать кавалерийский натиск. Польский гетман Жолкевский писал:

«Этот Скопин, где только ему приходится сражаться, везде строит, как нидерландцы, крепости».

Оставшиеся при Скопине-Шуйском шведы учили русских ратников соблюдать в строю интервал, строиться в шеренги и не размыкать строй без приказа. Строительство новой армии требовало огромных финансовых затрат. Скопин-Шуйский посылал грамоты купечеству, жителям посадов городов, в монастыри с одной просьбой: «Сколько кому мочно дать денег и сукон и камок и тафт».

26 сентября 1609 года Якоб Делагарди и его отряд пришел в Калязин. Еще до прихода наемников русские отряды перешли в наступление. 10 сентября воины воевод Семена Головина и Григория Валуева выбили поляков и казаков из Переяславля. 6 октября в город вошел Скопин-Шуйский с 15 тысячью русских ратников и семью ротами шведов.  9 октября ополчение заняло Александровскую слободу.

27 октября 1609 года интервенты пытались отбить город. Неизвестный автор «Повести о победах Московского государства» писал, что молодой полководец сам расставил полки, лично руководил боем и водил отряды в атаку. И опять Скопин-Шуйский разгромил врага.

Разорванная грамота

Победа под Александровой слободой изменила стратегический расклад сил. С восточного и северного направления осада Москвы была снята. Однако важней не это. Авторитет молодого успешного полководца был так высок, что в войсках его открыто стали называть царем. Предводитель рязанского ополчения дворянин Прокопий Ляпунов прислал Скопину-Шуйскому грамоту, в которой звал его на царствие.

Михаил Скопин-Шуйский отказывается от грамоты Прокопия Ляпунова
Михаил Скопин-Шуйский отказывается от грамоты Прокопия Ляпунова

Семья воеводы Михаила представляла старшую ветвь княжеского рода Шуйских, но полководец показал еще одну грань своей личности. Успех не вскружил ему головы, и он демонстративно разорвал грамоту Ляпунова и отказался предавать царя-родственника, хотя и имел право на корону. Скопин-Шуйский продолжал наращивать успех и выбивать интервентов из русских городов и сел.

Военная реформа приносила свои плоды. Все чаще русские ратники и шведские наемники опрокидывали польскую и казачью конницу. Начиналась зима, а войско Скопина-Шуйского выросло до 30 тысяч русских добровольцев и трех тысяч шведов. 12 января 1610 года из-за страха перед воеводой Скопиным-Шуйским поляки прекратили осаду Троице-Сергиевого монастыря, которая длилась два года.

Забытый герой: как в 1610 году Скопин-Шуйский освободил Москву и за что его отравили
Осада Троице-Сергиева монастыря

Троицкая осада

Отряды русских лыжников блокировали город Дмитров. 20 февраля 1610 года польский гарнизон вышел «в поле» и был разгромлен. 6 марта поляки, казаки и русские сторонники Лжедмитрия II покинули лагерь в Тушино. Хотя сам «царик» сбежал за несколько месяцев до этого.12 марта полки Михаила Скопина-Шуйского торжественно вступили в Москву.

Спаситель России

Воевода Скопин-Шуйский стал национальным героем, которого «обласкивала» не только боярская верхушка, но и простой народ. Летописец писал, что жители столицы хвалили освободителя за его мудрый не по годам разум, добрый нрав и храбрость. Царь Василий Шуйский ласково принял спасителей, посадил военачальников за свой стол, одаривал их золотом и серебром.

Хитрый и осторожный Василий Шуйский устраивал в честь племянника пиры, но понимал, что молодой и удачливый воин угроза его власти. По легенде в личной беседе царь упрекнул Скопина-Шуйского в нескромности, а тот посоветовал дяде, которого простой народ ненавидел, уступить трон человеку, способному объединить всех русских людей.

Был этот разговор или нет неясно, однако общее настроение, царящее в Москве, он передает в полной мере. Скопин-Шуйский собирался идти освобождать Смоленск от поляков, а пока подсохнут весенние дороги пировал и проводил военные учения, которые посещал и царь Шуйский.

Царская благодарность

Князь Скопин-Шуйский на пиру у князя Воротынского
Князь Скопин-Шуйский на пиру у князя Воротынского

В один из дней влиятельный князь Иван Михайлович Воротынский попросил Михаила стать крестным его новорожденного сына. Во время пира дочь Малюты Скуратова Екатерина подала полководцу чашу с вином. Герой сделал из нее несколько глотков после чего из его носа хлынула кровь. Потерявшего сознание Скопина-Шуйского унесли в терем, где он после двухнедельной болезни 3 мая 1610 года скончался.

Все понимали кто надоумил Екатерину подать 24-летнему герою яд. Современники обвиняли ненавистного «боярского царя» Василия Шуйского, который боялся и завидовал племяннику. Иноземец Мартин Бер в своих воспоминаниях написал:

«Храбрый же Скопин, спасший Россию, получил от Василия Шуйского в награду — яд. Царь приказал его отравить, досадуя, что московитяне уважали Скопина за ум и мужество более, чем его самого. Вся Москва погрузилась в печаль, узнав о кончине великого мужа».

Хотя польский гетман Жолкевский считал, что Скопин-Шуйский умер от лихорадки. Правды уже не узнать, но царь Шуйский всячески пытался отвести от себя подозрения. Он демонстративно рыдал у гроба воеводы, которого с почестями похоронили в Архангельском соборе.

От смерти племянника Василий IV Шуйский потерял больше, чем выиграл. Армию Скопина-Шуйского в поход повел бездарный брат царя Дмитрий. В битве при Клушине поляки разгромили русских ратников, которых было в два раза больше, чем противника. Наемники Якоба Делагарди перешли на сторону врагов России. Москва осталась без армии, и враг снова завладел столицей, которую пришлось освобождать еще раз в 1612 году.

Минин и Пожарский - Освобождение Москвы 1612 г
Минин и Пожарский — Освобождение Москвы 1612 г

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

1 комментарий

  1. Спасибо, очень интересно! Действительно, имя Скопина-Шуйского было практически неизвестно.
    Но было бы интересно сделать анализ причин той страшной Смуты. Это не только бездетность Ивана Грозного.

    (И ещё пожелание авторам: нельзя ли сделать оповещения о публикации коммента или ответах? А то страниц здесь много, повторно искать сложно)

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя