Весной 1923 года следователи московской милиции задержали первого в истории СССР серийного убийцу. Им оказался столичный извозчик Василий Иванович Комаров, убивший 33 человека. По заказу газеты «Известия» суд над маньяком освещал писатель Михаил Булгаков, написавший очерк «Комаровское дело». Упоминается душегуб и в романе «Одноэтажная Америка» Ильфа и Петрова. Поймать убийцу удалось благодаря детской пеленке.  

Семья алкоголиков

Следствию удалось восстановить извилистую биографию «Шаболовского душегуба», как прозвали Комарова в народе. Родился он в 1877 году в Витебской губернии и на самом деле его звали Василий Терентьевич Петров. Родители и братья убийцы были алкоголиками. По собственному признанию Петров пристрастился к алкоголю в 15-летнем возрасте. Парень пил, воровал, а в 20 лет его на четыре года призвали в армию.

Перед Русско-японской войной он уехал на Дальний Восток, где неплохо заработал. Вместе с женой путешествовал по России, а когда деньги закончились, занялся воровством. В 1905 году за попытку обворовать военный склад будущий маньяк на год попал в тюрьму. Пока Петров находился в заключении его жена умерла от холеры.

Фото Василия Комарова
Фото Василия Комарова

Выйдя на свободу, он переехал в Ригу, где сошелся с полячкой по имени София. У новой жены было два сына, которых мужчина нещадно бил. Издевался Петров и над Софией. В своем очерке Булгаков писал, что во время суда убийца называл жену: «римско-католической рванью».

Красная армия и переезд в Москву

Во время Первой мировой войны Петров и его новая семья жили на Поволжье, а после революции 1917 года Василий записался в Красную гвардию. На суде изувер признавался, что: «Однажды мы убили дезертира. Мне понравился сам процесс». У большевиков будущий маньяк дослужился до командира взвода, но попал в плен к белым. После освобождения, по неизвестным причинам, поменял фамилию и стал Василием Петровичем Комаровым. Писатель Демьян Бедный пытался сделать из убийцы белого агента, но эту версию следствие не поддержало.

В 1919 году Комаров-Петров приехал в Москву уже богатым человеком. Откуда у него появились деньги — неизвестно. Скорей всего во время войны Комаров занимался воровством и мародерством. В столице он приобрел дом №26 на улице Шаболовка и перевез в него семью. После внедрения новой экономической политики Василий купил лошадь с коляской и стал извозчиком. Начиналось восхождение «Шаболовского душегуба».

Первая кровь

В феврале 1921 года к Комарову подошел неизвестный крестьянин, который приехал в Москву покупать лошадь. Василий предложил провинциалу приобрести его лошадь. Они быстро сговорились и поехали на Шаболовку, где планировалось провести окончательный расчет. Когда сделку закрыли, Комаров выпроводил домашних на улицу, а сам по старой русской традиции сел с гостем обмывать прибыльное дело.

Конная площадь Москвы
Конная площадь Москвы

Подвыпивший крестьянин рассказывал, что хочет отвести коня в родную деревню и обменять его на зерно, которое с прибылью продаст в Москве. В это время Комаров пошел во двор якобы за самогоном. Там он взял молот и со спины обрушил его на голову жертвы.

Крови натекло очень много и убрать ее к приходу Софьи убийца не успел. Жену факт убийства не шокировал. Впоследствии Софья была подельницей своего мужа. Труп убитого Комаров закопал в соседнем заброшенном доме и дальше был умней. Он завел специальный таз, в который сливал кровь жертв.

Скрытое кладбище на Шабаловке

За 1921 году Комаров убил не менее 17 человек. Все жертвы были приезжими и собирались купить в Москве лошадь. Душегуб заманивал крестьян к себе в дом, спаивал их и убивал ударом молота. На всякий случай несчастного душили. Вместе с женой Комаров раздевал труп и избавлялся от него. После этого они вдвоем всю ночь молились за очередного «невинно убиенного».

Молот, которым Василий Комаров расправлялся с жертвами. Фото из журнала «Огонек», №11, 1923 год
Молот, которым Василий Комаров расправлялся с жертвами. Фото из журнала «Огонек», №11, 1923 год

К 1922 года окрестности Шаболовки превратились в скрытое кладбище. Прятать жертв было некуда и изувер придумал новый способ заметать следы. Он связывал труп в позу эмбриона и засовывал его в мешок, который выбрасывал в Москва-реку. Горожане находили мешки со страшным содержимым и по столице поползли слухи о появлении убийцы. Москвичи называли его «Шаболовский душегуб» или «Человек-зверь». Среди работников милиции нелюдь получил прозвище «Упаковщик».

Царские следователи и детская пеленка

Провести следствие по поиску маньяка удалось только после привлечения к делу старых криминалистов и царских полицейских. Характер повреждений указывал, что убийства совершает один человек. В большинстве мешков обнаружили следы овса. Следователи сделали вывод, что у убийцы есть лошадь. Тела находили в разных местах, а их надо в чем то перевозить. Милиционеры предположили, что маньяк работает извозчиком.

Конный переулок на Шаболовке. 1913–1914. Фото Э. В. Готье-Дюфайе
Конный переулок на Шаболовке. 1913–1914. Фото Э. В. Готье-Дюфай

Для новой власти поимка «Упаковщика» стал делом чести и на его поиски были брошены все силы. Но как найти убийцу если в Москве несколько тысяч извозчиков? Следователям повезло. В своем очерке Булгаков писал: «…И вот в это время очередной труп нашли со свежей пеленкой, окутывающей размозженную голову. Петля сразу сузилась — искали семейного, у него недавно родился ребенок».

В 1922 году у Комарова родился сын, а 18 мая 1923 года к убийце пришли с обыском. Чтобы не спугнуть подозреваемого ему предъявили подозрение в производстве самогона. В чулане сотрудники милиции обнаружили свежее тело с проломленной головой. Комаров выпрыгнул в окно и дворами сбежал от погони. На следующие сутки его арестовали в подмосковном селе Никольское.

«Так бьют скотину»

Во время следствия душегуб не испытывал раскаяния, а своих жертв презрительно называл «хомутами». Он признался в убийстве 33 человек, но говорил, что готов убить еще хоть 60. Булгаков оставил описание убийцы: «…пожилой обыкновенный человек, лицо неприятное, но не зверское, и нет в нем никаких признаков вырождения. Но когда это создание заговорило перед судом, и в особенности захихикало сиплым смешком, хоть и не вполне, но в значительной мере (не знаю, как другим), мне стало понятно, что это значит, — не человек».

Василий Комаров и его жена. Фото перед расстрелом
Василий Комаров и его жена. Фото перед расстрелом

Комарова обследовали три психиатра. Его признали вменяемым, но психопатом и алкогольным дегенератом. Мотивом убийства была банальная материальная нажива. На вырученные деньги маньяк содержал семью, гулял, пьянствовал и даже приглашал в дом священника. Процесс убийства Василий описывал шутливо: «Раз — и квас!». Изувер вообще постоянно шутил и смеялся. Михаил Булгаков сокрушался: «Убивал аккуратно и необычайно хозяйственно. Так бьют скотину. Без сожаления, но и без всякой ненависти. Выгоду имел, но не фантастически большую».

18 июня 1923 года Комарова и его жену расстреляли. Двух пасынков и годовалого сына душегуба отправили в детский дом. Свой очерк Булгаков закончил такими словами: «От души желаю, чтобы детей помиловал тяжкий закон наследственности. Не дай Бог походить им на покойных отца и мать».

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя