Ян Рокотов
Ян Рокотов

Летом 1960 года на Ярославском вокзале арестовали 33-летнего москвича Яна Рокотова. Этот с виду неприметный человек был столичным королем фарцовщиков и валютчиков, которого знали по кличке «Косой». Арестовали его возле камеры хранения, где он собирался забрать чемодан, набитый валютой и золотом. Общий оборот его «фирмы» составлял 20 миллионов рублей. Суд дал спекулянту восемь лет тюрьмы, но под давлением Хрущева дело пересмотрели. Рокотову вынесли смертный приговор.

Мальчик из хорошей семьи

Ян Рокотов родился в 1927 году в Москве. Будущий король советских спекулянтов происходил из еврейской семьи и его настоящая фамилия – Орликов. Отцом мальчика был старый большевик и борец с царизмом Александр Орликов. Мать умерла, когда младенцу было три месяца, а папа с партийной работой мотался по всему Союзу. Воспитание смышленого мальчика занималась сестра отца по имени Ева

Позднее муж тети – Тимофей Рокотов, который был редактором «Интернационального журнала» усыновил мальчика. Так Орликов стал Рокотовым. В 1946 году интеллигентный юноша поступил на юридический факультет Московского университета, но получить высшее образование ему было не суждено.

Побег и приговор

Ян Рокотов увлекался фотографией, а достать фотобумагу в то время было делом непростым. Сначала парень покупал ее на «черном рынке», а потом решил сам стать спекулянтом. Дело пошло, но вскоре 19-летний Ян попал в поле зрение правоохранителей. К Рокотовым нагрянула милиция с обыском. Паренек попросился в туалет, через маленькое окошко вылез на улицу и побежал к своему родственнику Шейнину, который работал следователем милиции.

От него он получил некоторую сумму денег, с которой сбежал на юг, но молодого спекулянта арестовали. Суд дал ему восемь лет лагеря. Там с Рокотовым познакомился писатель Исаак Фильштинский. Он описал его так: «Худенький, невысокий, с милым детским личиком, очень невинным». Фильштинский уверял, что в лагере Рокотова часто били охранники, но по другим воспоминания в заключении деятельный Ян Тимофеевич развил среди зеков торговую сеть и был под покровительством администрации.

Король фарцовщиков

В 1954 году Рокотова реабилитировали, он вернулся в Москву и восстановился в университете. Денег не хватало и бывший спекулянт решил взяться за старое. Он занимался «фарцой» — перепродажей иностранных товаров. На значок Ленина можно было выменять дефицитные джинсы, которые продавались советским гражданам. Рокотов «работал» в районе гостиниц «Националь» и «Москва». Опытный спекулянт быстро сколотил сеть из десятка «бегунков».

Советские фарцовщики
Советские фарцовщики

Писатель Фильштинский вспоминал: «…обороты Яна достигали многих десятков тысяч рублей. Ходили слухи о его легендарном богатстве, каких-то немыслимых кутежах в московских и ленинградских ресторанах и о любовных связях с красотками полу-уголовного и артистического миров».

Король фарцовщиков ездил только на такси, ужинал в ресторане «Арагви» – любимое место столичной партийной элиты, имел в любовницах самых красивыхманекенщиц Москвы. При этом одевался невзрачно и жил в коммуналке, вместе с пожилой теткой.

Советская элита против валютных купцов

Милицейское руководство знало, что в Москве есть развитая сеть по перепродаже валюты. Однако выйти на организаторов у них не получалось. Центром работы валютчиков была улица Горького – от Пушкинской площади до отелей «Националь» и «Москва». Каждый день и в любую погоду здесь стояли «бегунки» и «рысаки», предлагавшие иностранцам продать марки, фунты или доллары.

Гостиница «Националь». У крыльца
Гостиница «Националь». У крыльца / Личный архив — реклама Intourist / 1965 г

Свою добычу они передавали «шефам», а те продавали валюту «купцам», действовавшим через посредников. От «купцов» иностранные купюры попадали к советским зажиточным гражданам. Продавали валютчики и золото, которое покупалось в Польше. Часто они вербовали арабских студентов и офицеров, учившихся в СССР. Те покупали желтый металл в Швейцарии и незаконно ввозили его в СССР.

В марте 1959 года с Анастасом Микояном встретился экономист из США Виктор Перло. Гость пожаловался, что в гостинице его донимают неизвестные люди, предлагающие продать валюту. Для государства развитого социализма — это позор. Главный партийный идеолог СССР Михаил Суслов обвинил руководство МВД в нежелании бороться с валютчиками и приказал провести следствие работникам КГБ.

Комитетчики быстро выяснили имена столичных купцов. Ими оказались безработный Владислава Файбишенко «Владик», антиквар Дмитрий Яковлев «Дим Димыч» и Ян Рокотов «Косой».

Охота на Яна Рокотова

Наш герой почувствовал, что находится под «колпаком». И решил проверить свою догадку. Он позвонил одному из подельников и сказал, что хочет передать ему важный чемодан. К тому времени телефон Рокотова прослушивался. Ночью «Косой» передал кейс. Его приятеля задержали, но важным грузом оказалась мочалка и кусок мыла.

Рокотов прекратил все операции и решил сбежать. Чекисты старались взять валютчика с поличным. «Косой» специально ходил по Москве с большим пустым чемоданом и пытался спровоцировать оперативников на необдуманные действия. В конце концов он решил, что опасность миновала и отправился к камере хранения Ярославского вокзала.

Ян Тимофеевич Рокотов
Ян Тимофеевич Рокотов / фото было сделано после ареста

Яна Рокотова арестовали при получении чемодана набитого валютой, рублями и золотыми украшениями. «Косой» кричал, что это не его, но доказательства были неопровержимы. От волнения он упал на пол и простонал: «Боже, какой я кретин». После всех обысков у арестовано изъяли 344 тысяч рублей и 1524 золотых монет.

Мягкий приговор

Суд дал валютчикам по восемь лет лагерей, но из ГДР приехал Никита Хрущев. В Берлине немецкие товарищи сказали ему, что такого «черного рынка» как в Москве, больше нигде нет. Хрущев был в ярости и обвинил генерального прокурора Романа Руденко в излишней мягкости к валютчикам. Кстати, Руденко был известен, как главный обвинитель Нюрнбергского трибунала. Досталось и председателю Верховного Суда СССР Александру Горкину. Ему Никита Сергеевич пригрозил, что:

«Да за такие приговоры самих судей судить надо!».

Генеральный прокурор Роман Руденко
Генеральный прокурор Роман Руденко

1 июля 1961 года председатель Президиума ВС СССР Леонид Брежнев подписал указ «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях». Генпрокурор Руденко потребовал пересмотра дела Рокотова и Файбышенко. Суд проходил два дня и на него допустили журналистов.

Главные советские спекулянты: 24-летний Владислав Файбишенко и 33-летний Ян Рокотов. Яковлева казнили еще раньше
Главные советские спекулянты: 24-летний Владислав Файбишенко и 33-летний Ян Рокотов. Яковлева казнили еще раньше

18 июля газета «Правда» напечатала, что Рокотова обвинили в скупке и перепродаже валюты и золотых монет на сумму 12 миллионов рублей. За это преступление его и Файбышенко приговорили к расстрелу. Оба валютчика писали письма Хрущеву с просьбой о помиловании, но тот был непреклонен. Это дело он решил сделать показательным и в назидание остальным довести его до конца. 16 июля 1961 года Рокотова расстреляли в Пугачевской башне Бутырской тюрьмы.

После вынесения первого приговора о 8 годах заключения, Хрущев получил письмо от московских рабочих, которое усугубило положение заключенных под стражу фарцовщиков:

«…Мы, простые советские люди, сотрудники Московского завода приборов, убедительно просим вас быть беспощадными к этим отбросам, жалким подонкам и негодяям, гадкие души которых пусты, а они набрались наглости и перестали уважать советский строй.Они хуже предателей, они давно уже трупы, и мы просим вас, чтобы таким же другим неповадно было, приговорить всю эту преступную шайку к высшей мере наказания — расстрелу, чтобы не поганили они впредь неподкупную репутацию честных советских людей, не дышали с нами одним воздухом и не смели называться гражданами СССР…»

Дело было возобновлено с молниеносной скоростью. Не помогло осужденным и письмо о помиловании. До вынесения фатального приговора Рокотов обратился в письме к Хрущеву, он просил о помиловании, считая, что приговор крайне суров и лишать жизни человека не за убийство, а за перепродажу галстуков, валюты и золота  — несправедливо. Но письмо осталось без ответа.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя