Листья акации – цвет эмиграции. После Октябрьской революции, Гражданской войны и разгрома Белого движения множество солдат и офицеров бывшей царской армии раскидало по всему миру, от Стамбула до Парижа. Кое-кто успел прихватить полковую кассу или реквизированные ценности и обеспечить себе сытую жизнь и на чужбине. Некоторым повезло устроиться в армии иностранных государств, охранниками или телохранителями, но большинству приходилось работать официантами, грузчиками, стоять за прилавком, с трудом сводя концы с концами.

Бывшему начальнику авиационной технической службы капитану Максимову на общем фоне еще повезло. В Каире, куда занесли его сложные изгибы послевоенной судьбы, нашлось применение его навыкам механика и он без труда нашел работу таксистом. В июле 1921 года в его машину сел довольно необычный пассажир, сделавший ему не менее необычное предложение.

05 декабря 1917 году Османская Империя вышла из Первой Мировой войны проигравшей державой и страны Антанты незамедлительно бросились делить наследие пошатнувшегося колосса. Но пока большие игроки делили огромный куш, на Ближнем Востоке начали зарождаться новые независимые государства. В Аравии два молодых арабских царства, Хиджаз и Неджд тоже имели свои амбиции. Обе страны готовы были сцепиться за контроль на полуостровом и стремительно наращивали вооруженные силы.

Правитель Хиджаза, король Хусейн ибн Али аль-Хашими, чьи амбиции активно подпитывались Великобританией, отправил своих агентов в Каир, чтобы завербовать русских механиков и офицеров для своих воздушных сил. Именно такой агент и сел в такси к Максимову.

Али бин Хусейн аль-Хашими
Али бин Хусейн аль-Хашими

На следующий день около двух десятков бывших белогвардейских летчиков и механиков собрались в одном из лучших ресторанов Каира. Угостив собравшихся роскошным обедом, стоимостью больше, чем все собравшиеся зарабатывали за год, таинственный арабский гость озвучил своё предложение. Все присутствующие получали возможность поступить на службу в доблестные ВВС Ходжаза. Летчики и капитан Максимов, как начальник технической службы, будут получать по 40 фунтов в месяц, нижние чины – по 30 фунтов.

Для людей, которые еще вчера надрывались за гроши на чёрной работе это было королевское предложение. Все собравшиеся с радостью подписали контракт на полгода.

Однако по прибытии в Хиджаз радостное возбуждение быстро улетучилось. Стало понятно, почему аль-Хашими приказал искать именно русских летчиков. Все иностранцы, увидев, на чем им предлагают летать, попросту разворачивались и уходили. Формально могучий воздушный флот молодой арабской страны состоял из двух десятков самолётов. Вот только в основном это были машины, брошенные в пустыне странами-участницами Первой Мировой из-за различных аварий и неисправностей. Состояние их варьировалось от почти исправных до полуголых проволочных каркасов, истрепанных песчаными бурями и обобранных местным населением на предмет всего, что можно продать или пригодится в хозяйстве.

Ассортимент моделей тоже поражал своим размахом. Тут были и британские двухместные DH9С, французские «фарманы» и «кодроны», германские «альбатросы». Надо ли говорить, что каждая машина отличалась конструкцией и требовала отдельного комплекта запчастей. Пилоты тяжело вздохнули и категорически потребовали добавить к оплате по контракту водочное довольствие. Арабы поломались для вида – мол, Аллах запрещает — но в итоге согласились. Водки, правда, не нашли, зато виски после ухода британских войск оставалось море разливанное. На том и порешили.

Как пьяные белогвардейцы Мекку бомбили.
Самолет Aldatros DI

Тем временем Максимов и бригада механиков закатали рукава и, поминая тихим русским словом новых работодателей, начали собирать из этого пышного букета нежизнеспособного хлама хотя бы несколько пригодных для полётов аэропланов. За несколько недель им удалось довести до рабочего состояния девять самолетов. Ну, то есть как до рабочего.

Максимов честно заявил, что в воздухе они не развалятся, но вот насчет посадки он ничего обещать не может.

Печальные прогнозы подтвердились. Из трех отправленных в разведывательный полёт самолетов два разбились при посадке. После этого большинство даже русских летчиков отказались летать на таких развалинах. Погибнуть в бою с противником еще куда бы ни шло, но умереть от того, что самолёт под тобой рассыпается от неосторожного чиха – это было уже слишком. Арабы сумели уговорить остаться бригаду Максимова а также трех пилотов во главе с капитаном Николаем Широковым, которых перевели с полётов на обучение арабских летчиков.

Но дела королевства Хиджаз становились всё хуже и хуже. 13 октября 1924 года силы Неджда взяли священный для мусульман город Мекку, столицу противника.

Как пьяные белогвардейцы Мекку бомбили.
Мекка 1917 год

Хусейн аль-Хашими отрекся от престола в пользу своего сына Али. Новый король попытался исправить положение дел и вернуть столицу в свои руки, начав наступление на священный город. Однако арабские летчики категорически отказались воевать в окрестностях святыни. Пришлось снова обратиться к русским. На полёты согласился сам Широков, но с условием, что ему будут платить 60 фунтов ежемесячно и выдавать бутылку виски каждый день. Половину бутылки он выпивал еще до взлёта, а остаток уже в воздухе.

Говорят, что Бог любит дураков и пьяниц. Самолёт под управлением пьяного «русского шайтана» сеял хаос и ужас в войсках Неджда. Он расстреливал из пулеметов скопления конницы, кони и верблюды в панике сбрасывали седоков и разбегались лишь заслышав рев самолетного двигатели. Позиции пехоты и артиллерии он забрасывал собранными «на коленке» эрзац-бомбами и связками гранат, а также листовками с призывом «сдаваться или быть уничтоженными новейшим воздушным оружием». На аэродром он возвращался в простреленном в десятке мест самолёте, на последних каплях горючего.

Из кабины Широкова приходилось доставать – от опьянения и нервного истощения он не мог передвигаться самостоятельно. Вскоре за головы русских летчиков и механиков была объявлена награда, которая росла день ото дня.

Но, конечно, так не могло продолжать до бесконечности. 18 января 1925 года во время очередного боевого вылета самолёт Широкова взорвался в воздухе прямо над вражескими окопами. Вероятнее всего, внутри самолёта преждевременно сдетонировала одна из кустарных бомб. Голову «шайтана» долго носили по позициям армии Неджда, показывая, что «Аллах покарал нечестивца за удары по священному городу».

25 декабря 1925 года королевство Хиджаз окончательно проиграло войну и капитулировало. Русских летчиков и механиков взял к себе на службу король Неджда ибн Сауд. Он, как никто другой, почувствовал на себе эффективность даже одного боевого самолёта под управлением русского летчика. Спустя два года королевства Неджд, Хиджаз, Эль-Хаса и Катиф объединились в новое королевство под названием Саудовская Аравия. Так что можно смело утверждать, что именно русские летчики стояли у истоков арабских воздушных вооруженных сил.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя