gzhel
Художник: Игорь Белковский

Бело-голубой флёр Гжели… Первородство или заимствование… Украшение жизни или базарная утварь… Побалагурим…

Мои записки — это не аналитический обзор, это не исследование. Это экскурсия по впечатлениям, живущим в моей памяти. Это погружение в былое. Возможно, это очень субъективные заметки. Но мне показалось, что если даже читателя совсем не интересует Гжель, он в этот момент вспомнит о своих эмоциях и впечатлениях. Например, прикоснется к фигуркам Ленинградского фарфорового завода, севрской тарелке или мейсеновской вазе, а может, дымковской свистульке… Прикоснуться к былому (отобрав приятное) — разве не стоит?

Мы идем по интересному для нас городу, пусть Нью-Йорку или Москве, Делфту или Стаффорду. Кого-то интересует многовековая история, кого-то — стиль архитектуры, кого-то технология возведения высотных зданий и гигантских залов. Для многих людей, знакомящихся с чем-то новым для себя, — на первом месте — впечатление. Этакая субъективная шкала ценностей. Мне представляется, что такой подход наиболее адекватен для не профессионального, дилетантского, отношения к множеству предметов и ситуаций. В поддержку такого подхода я попытался в иллюстрациях современных изделий (Гжель, Делфт) в основном не выходить за пределы собственного дома.

Гжель, возможно, не мировой бренд, но для россиян и выходцев из России это совершенно осязаемый, определенный фактор, в большинстве случаев ассоциирующийся с белым, совсем не тонким, фарфором с сине-голубым рисунком.

gzhel
Фото: afisha.yuga.ru, Гжель ©

Этот бело-синий флер Гжели затенил множественность других изделий — других веков, других стран. В восприятии Гжели поколением, вышедшим из Советского Союза, есть некоторая специфичность.

В середине ХХ века это была страна дефицита, общего, всеобъемлющего. Гжель — тоже дефицит. Радость приобретения — достал! (Возможно, многим нужно было бы разъяснить, что это не достал с верхней полки, а купил по протекции, по блату, переплатил сверх установленной цены или выстоял в несколько часовой очереди).

Каждая вещь — признак победы, преодоления. А если без подобных трудностей, то признак «высокого» социального положения…

К обладанию этими бытовым вещицами многие стали относится как к прикосновению к избранности, как к книжным подписным изданиям на застекленных полках. Найти, достать, купить — это в доме должно быть, а потом можно не прикасаться годами…

Географически Гжель это недалекое Подмосковье. Она расположена приблизительно в 60 километрах от Москвы. В нынешнее понятие народного промысла Гжель включаются 27 деревень и сел, так называемый «Гжельский куст». Эти поселения под маркой необычно звучащей Гжели откликаются естественно звучащими названиями, как вся Россия: Трошкóво, Глебово и Фенино; Речúцы, Ново-Харитоново и Турыгино, Бахтеево и Меткомелино; Володино и Жирово, Игнатьево и Карпово, Кузяево и Коломино… Все эти поселения как бы переходят одно в другое. В каждом из них издавна промышляли и промышляют изготовлением гончарных изделий.

gzhel-s-vysoty
Гжель с высоты птичьего полета

Типичная картина этих мест народного промысла – небольшое поселение, село, почти все дома которого расположены вдоль одной (порой и единственной) улицы.

Из поколения в поколение с малых лет дети подключались к работе взрослых и осваивали ремесло (и мастерство). Стучись в любой дом… В каждом доме живут люди, причастные к народному искусству, которое развивается здесь уже веками. Обычно – и на производстве, и дома. В каждом – «домовый музей», в каждом — товар на продажу. Подобная ситуация прорисовывалась некогда и в Жостово или Федоскино, в Мстере или в Холуе, Палехе или Хохломе… Именно такой образ имеют деревни и села «Гжельского куста».

Мне довелось бродить там в позднее советское время. Оставляю свои Жигули у въезда в деревню. Иду по улице Гжели, приветливо раскланиваясь с каждым встречным. Никакого отчуждения — ты свой. Для лучшего представления о масштабе поселения одна цифра: население Гжели составляло 964 человека. Несколько лет тому назад оно перевалило за тысячу. Не густо…

Невдалеке от Гжели привлекает внимание часовня Иконы Божией Матери «Воспитание», построенная в 2003 г. в память 60-летия Победы. Она настраивает на «гжельский» лад. Фасады часовни со всех сторон украшены гжельской майоликой.

chasovnya-ikony-bozhiej-materi-vospitanie-novoharitonovo-ramenskij-rajon-moskovskaya-oblast
Часовня иконы Божией Матери «Воспитание» — Новохаритоново — Раменский район — Московская область, фото: sobory.ru

Гжельское гончарное производство уходит корнями в XVIII век, когда здесь обнаружились и стали использоваться для изготовления керамики особые глины.

Сегодня, когда мы слышим «Гжель», — мы видим перед собой белый фарфор с синим рисунком. Это единство восприятия возникло только примерно 50 лет тому назад. Именно посуда с синей росписью принесла известность Гжели в наше время.

С виду — кустарное, народное ремесло, реализуемое в лучших традициях народного промысла. Но все это создано и внедрено профессиональными художниками с академическим образованием. Это тот случай, когда изделия стали «народными», будучи запущенными этакими «народниками», специалистами-создателями стиля.

В условиях послевоенного упадка и запустения гончарных производств в районе Гжели появился энтузиаст и большой специалист по керамике А.Б. Салтыков. Ему при поддержке Н.И. Бессарабовой, издавна работавшей в Гжели, удалось предложить новый подход к производству изделий с ручной росписью. На смену примитивным изделиям, расписанным масляными или акварельными красками, пришла технология подглазурной росписи кобальтом. Это было начало 1950-х годов. Потребовалось еще 15-20 лет, чтобы такие изделия приобрели популярность.

Вспомнились две старые русские поговорки: «Не боги горшки обжигают» и «Не лаптем щи хлебают». Изготовление гжели где-то в этой развилке.
rospis-kobaltovoj-kraskoj
Роспись кобальтовой краской. Фото: Мария Митрофанова

В изготовление каждого изделия вложен труд и мастерство специалистов. Мы мысленно идем по участкам производства гжели или поворачиваемся между верстаками небольшого сарая-мастерской при доме. На производстве работа специалистов, «набивших руку» на определенных операциях, дома — умелец, мастер на все руки, универсал: «и швец, и жнец, и на дуде игрец»…

Технологическая схема включает в себя формовку, первичный обжиг, роспись и подглазурный обжиг. Предварительно по рисунку художника для нового изделия делается пластилиновая модель, по которой отливают гипсовую форму. Литейщик заливает в неё жидкую фарфоровую массу — шликер. Пористый гипс впитывает влагу, шликер постепенно затвердевает и приобретает очертания формы. Сложные изделия формируется из заготовок, каждая из которых отливается отдельно. Части изделия склеиваются жидким фарфором. После сушки оправщицы зачищают все швы. После этого изделия проходят первичный обжиг при температуре 900° C.

Белые обожженные изделия, так называемые на профессиональном жаргоне «бельё» (от цвета, а не от одежды), живописцы вручную расписывают окисью кобальта на крутящейся турнетке и точными движениями воссоздают узор. На том же производственном языке это называется «крытьё» — т.е. сама роспись по белому фону.

Исправить ошибку нельзя, ее нельзя допустить – пористый материал сразу впитывает краску.

Кобальтовая краска изначально чёрная как сажа, и роспись приобретает синюю гамму только после обжига.

После нанесения рисунка изделие окунают в глазурь — жидкий фарфор. Самой ответственной операцией, определяющей сохранность росписи и целостность изделия, является подглазурный обжиг в строго заданном режиме при температуре 1350˚. При этом глазурь делается прозрачной как стекло, а кобальтовая краска меняет цвет.

Зрительно особенности голубой Гжели оставили четкий след: широкий цветочный рисунок, свободный мазок, приятные переходы от густого синего до нежно-голубого цвета, через который как бы просвечивает белый фон материала. Остается таинством исполнение такого богатства тонов и полутонов кобальтовой краской, которая до высокотемпературного обжига имеет скучноватый серо-черный цвет. Гжельские мастера создают свыше 20 оттенков синего цвета.

Для общего представления всего процесса — короткое и очень интересное видео:

Синий фарфор, кобальтовый фаянс, бело-голубая керамика, — как ни называй, у любого жителя России (СССР) возникает однозначная ассоциация — Гжель. Самовары, сахарницы, чашки… Манящая свежесть цвета, модность, дефицитность, наконец. Гжель была новостью.

В Советском Союзе не было ничего подобного, а что было за границей страны — почти ничего не было известно. Провоцирующим моментом явился способ многолетней рекламы Гжели как фарфора с синей росписью. А как еще можно воспринять, например, такой пассаж: «Главной особенностью изделий Гжели является роспись на фарфоре с подглазурной кобальтовой краской.» При этом как-то забывалось, что это как раз не оригинально, а полностью использует опыт предшественников. На фоне массовых аляповатых изделий Гжель казалась стильной, элегантной, имеющей свое лицо (и цвет!).

В небольшом музее Гжели можно увидеть изделия многовековой истории гончарного производства в этом районе. Это керамические многоцветные кумганы, массовые изделия ряда фарфоровых мануфактур 19-го века.

gzhelskij-farforovyj-zavod
Гжельский фарфоровый завод, фото: farfor-gzhel.ru

Завод Кузнецовых особо привлекает внимание. Но это была не часть поставщика Двора Его Императорского Величества, а производителя массового недорогого фаянса и фарфора. Обратим внимание, что это музей гжельского производства, а не музей фарфора, в котором бы Гжель вряд ли могла претендовать на ведущее место. Там же можно было увидеть маловыразительные бюсты «великих» того времени и особо запомнившуюся продукцию военных лет — «непроливайки».

chernilnitsa-neprolivajka
© РИА Новости. Сергей Павлив Рабочий стол библиотекаря, чернильница-непроливайка.. КРУ научная библиотека им. Франко в Симферополе

Вероятно, мой эмоциональный всплеск может вызвать удивление у значительно более молодых людей, у которых нет даже предположения по поводу сути такого изделия. Но в годы войны и в послевоенные годы это была ценность. Не появились еще в школе авторучки, на школьных партах были только отверстия для чернильниц. Чернила же каждый ученик приносил с собой, также как личные тетради. Упомянутые «непроливайки» и были теми чернильницами, при наклоне которых чернила не выливались наружу. Завод делал их миллионами — для всей страны. Обычно они были серыми или белыми без всяких украшений.

Непроливайки были и в довоенное время, но не везде и не всюду.

neprolivajki
На фото, г. Долгопрудный. Учительница Руссова Александра Петровна, зав. школы, ведет урок в классе. Фотография относится к 1937-38 учебному году. Источник: dolgoprudnymuseum.ru

Но особое впечатление осталось еще от посещения склада готовой продукции. В тот век тотального дефицита оказаться на таком складе с возможностью выбора изделий было фантастично. Это можно сравнить, вероятно, с шоком первого попадания советского человека в былые годы в западный супермаркет. У нас было письмо с просьбой дать возможность приобрести изделия фабрики для подарков по случаю какого-то события-праздника. Дирекция (без всякой меркантильной выгоды для себя) почему-то с вниманием отнеслась к такой просьбе.

Материализованной памятью об этом посещении остался набор «Ежевика», новинка того момента. Набор включает вазу для варенья и розетки. Радостное восприятие этого набора осталось на многие годы.

nabor-dlya-varenya-ezhevika
Набор «Ежевика» в золоте, фото: gzhellux.ru

Заводы гжельского объединения выпускают в основном объёмные изделия. Среди продукции мало тарелок и даже маленьких розеток. Сложность технологии обжига не позволяют при их уровне технологии получить высокий процент изделий требуемого качества. В процессе двух обжигов, необходимых при производстве, изделия дают усадку до 15%, что создает особые трудности при формовании и росписи, например, портретных изделий.

Для большинства массовых изделий Гжели характерен цветочный рисунок. Наиболее широко распространенна гжельская роза, введенная в типовую роспись еще Н. Бессарабовой. Эта традиция отсылает нас к манере росписи подносов, используемой, в частности, жостовскими мастерами. Близость приемов подчеркивается также наличием среди жостовских изделий подносов, расписанных «под Гжель».

podnos-zhostovo-gzhel
Поднос Жостово «Гжель», фото: rusvelikaia.ru

Особое очарование есть в простоватых фигурках людей, занятых непритязательными домашними делами. Однажды придя в Гжель, они завоевали симпатии любителей не в меньшей степени, чем когда-то гжельские сувенирные самовары сине-белые и многоцветные с золотом.

gzhel
Фото: afisha.yuga.ru, Гжель ©

Старые фабричные изделия маркировались треугольным клеймом с надписью «Гжель» и уточкой у вершины. Сейчас основное клеймо включает в себя величественного двуглавого орла.

marki-zao-obedinenie-gzhel
Фабричные клейма гжельских изделий
История голубого фарфора уходит в эпоху китайской династии Мин (1368-1644 гг.). Именно в период династии Мин были освоены сложности обжига изделий с росписями кобальтовыми красками.

Краска для росписи, дающая после обжига синий цвет, используемая повсеместно и во все времена — окись кобальта, — требует поддержания температуры подглазурного обжига около 1350° C. Не совсем ясно, как в те времена такое неукоснительное требование технологии выдерживалось.

kitajskaya-vaza-dinastiya-min
Китайская ваза династии Мин

При династии Цин (1644-1911 гг.) продолжился расцвет производства китайского фарфора. Изделия из синего фарфора широко покупались в странах Восточной Азии, Европы, Америки и арабских странах. Например, сегодня в Турции в Стамбульском музее хранится более тысячи изделий из синего старинного китайского фарфора.

klejmo-staffordshirskoj-fabriki2
Клеймо стаффордширской фабрики

Не обошла стороной бело-голубая гамма гончарные изделия Франции, Англии — начиная с 17-18 веков, американские производства 19-го века. Повсеместно распространилось изготовление относительно недорогой посуды для массового потребителя. Эта традиция сохраняется до наших дней. При этом, как правило, вместо ручной росписи применяются различные варианты печатного рисунка деколь. На следующей иллюстрации показано клеймо на современном сервизе, используемом у меня в доме. (Dishwasher safe — уж точно не винтаж!)

Особое развитие получил синий фарфор в голландском городе Делфт. Изделия мастеров Делфта хорошо вписываются даже в парадный дворцовый интерьер. Таким примером может служить интерьер дворца Хэмптон-Корфа в Делфте с каминной цветочной вазой, многоярусными вазами для тюльпанов, предметами на столике.

dvorets-hempton-korf
Дворец Хэмптон-Корф
mnogoyarusnye-vazy-dlya-tyulpanov
Многоярусная ваза для тюльпанов

Трудно представить голубую Гжель в дворцовом интерьере. В изделиях Гжели привлекает некоторая нарочитая простота, «угловатость», броский стилизованный рисунок, зачастую ассоциирующийся с монохромным вариантом жостовских росписей. Беря в руки гжельскую чашку, икорницу или вазочку, можно не испытать захватывающего чувства красоты. Но оказываясь в среде гжельской голубизны, появляется ощущение пространства, праздничности. Глаз отдыхает. Для меня эти изделия, по-преимуществу, принадлежность обыденного семейного застолья.

chajnyj-stol-v-los-andzhelese
Чайный стол в Калифорнии, Уголок домашней кухни

Весь мир живет в довольно тесной взаимосвязи. Достижения науки, техники, быта мигрируют. Можно посмотреть какой-либо архитектурный европейский трактат и сравнить его с российским. Мотивы Art Nouveau или Art Deco перекликаются со сдвигом в 20-30 лет. Парадные вместилища обкомов КПСС 60-70-х годов перекликаются с постройками в Америке конца 30-х годов. Иногда параллели принимают характер не сдвига во времени, а являются отражением некоторого спирального развития, когда сходные мотивы искусства проявляются эхом вековой или многовековой давности. Вероятно, к такого вида связи относится появление голубой кобальтовой Гжели не без заимствования и параллелей.. Естественно, холст и масляные краски — не основание для установления взаимосвязи Рубенса и Врубеля.

Манера росписи изделий в Гжели оригинальна и легко отличима от других центров изготовления изделий с синей росписью. Но сближения порой удивляют. Проявляется это особенно в некоторых сувенирных изделиях. Приведу несколько сопоставлений современных изделий мастеров в Делфте и в Гжели. Сходство пластических решений не требует даже подробных пояснений.

untitled-16
Крестьянка с коромыслом, Гжель и Делфт
untitled-18
Парочка, Гжель и Делфт

Вот еще один сувенир, который — может, в несколько иной гамме — мог иметь гжельское клеймо.

chajnichek-delft
Чайничек, Делфт

Попробуйте догадаться, где сделаны эти разнообразные кошечки. Я уверен, что они в равной степени могли быть произведены и в Голландии, и в России. Эти сувенирные магнитики для холодильника сделаны в Делфте.

koshki-delft
Кошки, Делфт

А пока хочется пожелать получать удовольствие от нравящихся и любимых вещей вне зависимости от их истока и цвета. Из Севра или Мейсена, Стаффорда или Цинциннати, Делфта или Гжели…


Иллюстрация на превью: Художник Игорь Белковский

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Поделиться
Лазарь Фрейдгейм
"Интерес к жизни и хобби - дорога к преодолению трудностей и проблем, путь к душевному равновесию."

Оставьте комментарий