Накануне первого за десять лет выступления российского президента в ООН французская газета Libération в своей редакционной колонке объясняет, в чем именно заключается позиция силы Владимира Путина, а также пытается предугадать исход сирийского конфликта.

«Новая победа Путина в Сирии?» Под таким заголовком — с вопросительным знаком — выходит в этот понедельник Libération. «После десяти лет отсутствия Владимир Путин с помпой возвращается на трибуну Генассамблеи ООН», — бодро начинается редакционная колонка в левой газете. «Эта тем более символичная речь кремлевского лидера, — утверждает ее автор, — что он должен призвать мировое сообщество к созданию международной коалиции против «Исламского государства», частью которой стала бы армия Башара Асада».

Ослабленная западными санкциями и месяцами международной изоляции Россия перехватывает инициативу. Владимир Путин рассчитывает одержать вторую за последние два году победу в сирийском вопросе. В конце 2013 года, напоминает издание, он уже спас ситуацию, когда предложил провести переговоры по передаче химического оружия Сирии под международный контроль. Впрочем, как отмечает Libération, такое возвращение России в мировую политику скорее радует, чем беспокоит западных лидеров — тем более, что Путин использует их собственную антитеррористическую риторику.

Действительно, пишет автор колонки, «необходимо как можно скорее положить конец хаосу, в котором процветает „Исламское государство», и найти политический выход из кровопролитного конфликта, жертвами которого за четыре года стали более 240 тысяч человек». Выдвигавшееся ранее требование об уходе Башара Асада с поста президента — до начала переговоров — кажется, уже забыто и Вашингтоном, и Лондоном, и Берлином, для которых борьба с «ИГ» отныне стала главным «приоритетом».

Париж, подчеркивает Libération, для которого режим Асада и «ИГ» были двумя сторонами одной медали, присоединился к своим союзникам, и французские ВВС нанесли первые авиаудары по позициям исламистов в Сирии.

Сегодня западные страны оказались в тупике, потому что раньше не прилагали усилий для того, чтобы «реально помочь демократической оппозиции». «Настоящая сила Путина — это, прежде всего, их слабость, их нехватка решимости, а главное — отсутствие ясной стратегии», — пишет издание.

Без Кремля они не смогут обойтись еще и потому, что до сегодняшнего дня Россия была единственной страной, которая вела переговоры со всеми сторонами конфликта, как с режимом Асада, так и Израилем, монархиями Персидского залива, а также с Ираном. А ведь именно Иран — после заключения соглашения по иранской ядерной программе— может стать «одним из элементов решения» сирийского вопроса. Кроме того, Владимир Путин точно знает, чего он не хочет — а не хочет он «судьбы Каддафи для сирийского диктатора».

По мнению автора колонки в Libération, «стратегия Асада, заключающаяся в разжигании радикального исламизма для того, чтобы играть на контрасте, похожа на стратегию русских в Чечне». «Используя самых кровавых джихадистов, им удалось уничтожить демократическое сопротивление, а также сделать невозможным присутствие там гуманитарных организаций и иностранных журналистов», — считает Libération.

Западные страны, и прежде всего Франция, называют Асада «палачом своего народа», который не может быть решением проблемы в долгосрочной перспективе, что однажды он должен будет покинуть свой пост. Его «российский покровитель» прагматичен. Если Путин сохранит свое влияние в сирийском досье, то, в какой-то момент, возможно, сможет заставить Асада «сбежать на какую-нибудь дачу на берегу Черного моря или куда-нибудь еще». Ну а Западу в ответ тоже придется пойти на уступки — на Ближнем Востоке, разумеется, а также, вероятно, смягчить свою позицию по украинскому вопросу, заключает Libération.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ