Владимир Иванович Даль в представлении современного общества — непревзойденный по объему автор «Толкового словаря живого великорусского языка». Однако, в биографии великого русского этнографа и лингвиста датского происхождения есть множество интересных фактов, дополняющих действительную картину о том, чем же еще известен Владимир Иванович Даль.

Даль-экстремист

С именем Великого ученого, военного врача и собирателя фольклора Владимира Даля связано много историй. Мало кто знает, что в 1913 году впервые была издана брошюра «Записка о ритуальных убийствах», которая в одном из городов России запрещена для чтения и распространения. Решением Ленинского районного суда города Оренбурга от 26.07.2010 брошюра «Записки о ритуальных убийствах» внесена в Федеральный список экстремистских материалов под номером 1494.

«Записка о ритуальных убийствах» — аналитический документ, подготовленный по заказу Министерства внутренних дел Российской империи, в которой евреям приписывается употребление крови христиан в ритуальных целях. Авторство документа носит спорный характер; по мнению исследователей, это скорее всего коллективный труд. Тем не менее, опровергнуть авторство Даля сегодня не является возможным. В доказательство очень часто приводилось личное отношение автора к евреям. Как представителю тогдашней образованной элиты Российской империи, отцу Великого русского толкового словаря было свойственно характерное достаточно пренебрежительное отношение к евреям.

Он любил русский язык

Народную русскую речь Даль полюбил чуть ли не с младенчества. Он всегда отмечал, что эта речь простолюдинов отличалась краткостью, стройностью, ясностью, определенностью и в ней было гораздо больше жизни, чем в языке книжном и в языке, на котором говорят образованные люди. Он был убежден, что богатый и сильный по природе русский язык почти два века портили внесением в него иностранных слов.

Владимир Даль родился в посёлке Луганский завод (ныне Луганск) 10 (22) ноября 1801 года. Его отец, обрусевший датчанин Йохан (Иоганн) Кристиан Даль принял российское подданство вместе с русским именем Иван Матвеевич Даль в 1799 году. Он знал немецкий, английский, французский, русский, идиш, латынь, греческий и древнееврейский язык, был богословом и медиком. Известность его как лингвиста достигла императрицы Екатерины II, которая вызвала его в Петербург на должность придворного библиотекаря. Иоганн Даль позднее уехал в Йену, прошёл там курс врачебного факультета и возвратился в Россию с дипломом доктора медицины.

Несмотря на свое датское происхождение, Даль всегда любил Россию и признавал ее своим родным отечеством. В 1817 году во время учебного плавания кадет Даль посетил Данию, и позже вспоминал:

  • «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я отечество моих предков, моё отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков.»

С малых лет Даль получал домашнее образование, а самым первым его чтением русских книг были переводы его бабушки — Марии Ивановной Фрейтаг, знавшей более 5 языков, посвятившей свою деятельность русской литературе и переводам книг на русский язык. Очевидно влияние бабушки не осталось бесследным.

2-го марта 1819 года, когда Далю было 17 лет, он был выпущен из Морского корпуса мичманом на Черноморский флот. Именно в это самое время, можно сказать, и начинается составление Далем Словаря. Труд, которому он посвятит целых 53 года. А было это так.

Из Петербурга ехал молоденький мичман, одетый с иголочки, на паре почтовых лошадей (тогда ещё не была построена Николаевская железная дорога, она появится через несколько десятилетий). Мичманская одежда плохо его грела, он ёжился и жался в санях. Ямщик был из Зимогорского Яма (Новгородская губерния), и он в утешение продрогшему, прозябшему до костей молодому мичману сказал, указывая на пасмурное небо:

— Замолаживает!

Даль переспросил:

— Как замолаживает? — Сказано было по-русски, но ему было не совсем понятно, о чём идёт речь.

И ямщик объяснил значение слова: замолаживает — значит, небо пасмурнеет, а это верный признак к оттепели. Видимо, ямщик хотел хоть чем-то утешить замёрзшего морского офицера, именно потому   и произнёс это обычное для его наречия слово, но путнику оно было незнакомо.

И мичман, несмотря на мороз, окоченевшими от холода руками достал из кармана записную книжку и записал это слово: «Замолаживать – иначе пасмурнеть», в Новгородской губернии значит «заволакиваться тучками, говоря о небе, клониться к ненастью».

Именно эта дата – март 1819 года — и становится началом работы Даля над сбором материала, а потом и работы над составлением Толкового словаря живого великорусского языка. Именно в это время было записано Далем самое первое слово, а впереди были ещё сотни тысяч русских слов, которые ждали своей очереди…

С тех пор при Дале всегда была записная книжка, в которую он вносил диалектные слова, различные устойчивые обороты, пословицы, поговорки, загадки, прибаутки. Лет через десять у него было уже несколько толстых тетрадей, исписанных мелким бисерным почерком.

  • Сегодня толковый словарь Даля — один из крупнейших словарей русского языка. Содержит около 200 000 слов и 30 000 пословиц, поговорок, загадок и присловий, служащих для пояснения смысла приводимых слов.

Словарь не только даёт информацию о языке, но и о народном быте, поверьях, приметах, другие этнографические сведения. Так, например, в статье о слове «лапоть» не только охарактеризованы все типичные виды лаптей, но и указаны способы их изготовления; при словах «мачта», «парус» даются не только названия различных видов мачт и парусов, но объясняется и их назначение; наряду с флотскими названиями, заимствованными из голландского и английского языков, даются и названия, возникшие и употреблявшиеся на Каспийском и Белом морях.

За первые выпуски словаря Даль получил в 1861 году Константиновскую медаль, а в 1868 году он был избран почётным членом Академии наук и удостоен Ломоносовской премии.

Русско-турецкая война и «золотой верблюд»

Огромный материал для своего будущего Словаря он собрал во время русско-турецкой войны 1828—1829 годов, в которой он принимал участие как военный врач. Об этом он так писал:

  • ….«Нигде это не было так удобно, как в походах. Бывало, на днёвке где-нибудь соберёшь вокруг себя солдат из разных мест, да и начнёшь расспрашивать, как такой-то предмет в той губернии зовётся, как в другой, в третьей; взглянешь в книжку, а там уж целая вереница областных речений…».

За год военных действий записки Даля выросли до таких размеров, что для их перевозки командование выделило ему… вьючного верблюда. На его горбу будущий словарь путешествовал по военным дорогам в виде нескольких мешков, наполненных тетрадями. Однажды случилась беда: верблюда, груженного записками, во время боя захватили турки. Горю Владимира Ивановича не было предела. Позднее он писал: «Я осиротел с утратой моих записок… Беседа с солдатами всех местностей широкой Руси доставила мне обильные запасы для изучения языка, и все это погибло».

Казалось бы, все кончено и словарю уже никогда не появиться на свет. Но офицеры и солдаты не смогли безучастно смотреть, как горюет их любимый доктор. На поиски верблюда в турецкий тыл отправился отряд казаков, и через несколько дней пропавшее животное было возвращено Далю вместе с драгоценной поклажей. К счастью, все записки оказались целыми и невредимыми.

Награда Николая I

Только вернулся Даль из турецкого похода, как в 1831 году его снова призвали на войну. На этот раз ему пришлось воевать с поляками. Здесь-то и совершил Даль свой удивительный подвиг. Однажды пехотный корпус, в котором Даль служил врачом, оказался прижат поляками к берегу реки Вислы. Силы были неравны, и поляки сожгли мост, чтобы противник не мог отступить за реку. Русскому отряду грозила неминуемая гибель, если бы не находчивость дивизионного врача Даля.

Вокруг заброшенного винокуренного завода, где Даль расположил раненых и больных, валялось множество пустых бочек. Из них-то он и предложил соорудить временную переправу через Вислу. Когда через реку благополучно переправились последние русские солдаты, на опустевшем берегу собрались передовые отряды польского войска. Тут к ним подошел Даль и попросил разрешения перевести на другой берег раненых. Так, беседуя, они вместе дошли до середины моста, а следом за ними по переправе шла польская кавалерия.

И тут Даль ускорил шаг и прыгнул на одну из бочек, где у него был заранее припасен остро заточенный топор. Поляки не успели опомниться, как Даль взмахнул топором — и вся переправа вдруг распалась на куски. Под выстрелами обманутых противников Даль благополучно доплыл до берега и был встречен восторженными криками наших солдат. Кстати, военное начальство объявило Владимиру Далю выговор, зато царь Николай I личным указом наградил Даля боевым Владимирским крестом с бриллиантами и бантом.

С марта 1832 года он служит ординатором в столичном военно-сухопутном госпитале и вскоре становится медицинскою знаменитостью Петербурга. П. И. Мельников пишет:

  • «Здесь он трудился неутомимо и вскоре приобрёл известность замечательного хирурга, особенно же окулиста. Он сделал на своём веку более сорока одних операций снятия катаракты, и всё вполне успешно. Замечательно, что у него левая рука была развита настолько же, как и правая. Он мог левою рукой и писать и делать всё, что угодно, как правою. Такая счастливая способность особенно пригодна была для него, как оператора. Самые знаменитые в Петербурге операторы приглашали Даля в тех случаях, когда операцию можно было сделать ловчее и удобнее левою рукой.»

Позднее, оставив хирургическую практику, Даль не ушёл из медицины совсем. Он сохранил интерес к офтальмологии и пристрастился к гомеопатии. В «Современнике» (№ 12 за 1838 год) опубликовал одну из первых в России статей в защиту гомеопатии.

Казак Луганский и Пушкин

На литературное поприще В.И. Даль вступил со сказок. И свой первый сборник (1833) он назвал так: «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый».

О своих сказках он так писал позднее:

«Не сказки сами по себе мне важны, а русское слово, которое у нас в таком загоне, что ему нельзя показаться в люди без особого предлога и повода — сказка послужила поводом. Я задал себе задачу познакомить земляков своих сколько-нибудь с народным языком и говором, которому раскрывался такой вольный разгул и широкий простор в народной сказке».

Знакомство Даля с Пушкиным должно было состояться через посредничество поэта Жуковского в 1832 году, но Владимир Даль решил лично представиться знаменитому поэту и подарить один из немногих сохранившихся экземпляров «Русских сказок…», вышедших недавно, которые тут же были запрещены властями.

Даль так писал об этом:

Я взял свою новую книгу и пошёл сам представиться поэту. Поводом для знакомства были «Русские сказки. Пяток первый Казака Луганского». Пушкин в то время снимал квартиру на углу Гороховой и Большой Морской. Я поднялся на третий этаж, слуга принял у меня шинель в прихожей, пошёл докладывать. Я, волнуясь, шёл по комнатам, пустым и сумрачным — вечерело. Взяв мою книгу, Пушкин открывал её и читал сначала, с конца, где придётся, и, смеясь, приговаривал «Очень хорошо».

pushkin-i-dali

Пушкин очень обрадовался такому подарку и в ответ подарил Владимиру Ивановичу рукописный вариант своей новой сказки «О попе и работнике его Балде» со знаменательным автографом:

  • Твоя отъ твоихъ! Сказочнику казаку Луганскому, сказочникъ Александръ Пушкинъ.

Через год, 18-20 сентября 1833, В. И. Даль сопровождал Пушкина по пугачёвским местам Оренбургского края. Именно от Пушкина он узнал сюжет «Сказки о Георгии Храбром и о волке». Вместе с Далем поэт объездил все важнейшие места пугачёвских событий. В благодарность он прислал Далю в 1835 году подарочный экземпляр своей «Истории Пугачёва».

В конце 1836 года Даль приезжал в Петербург. Пушкин радостно приветствовал возвращение друга, многократно навещал его, интересовался лингвистическими находками Даля.

  • Александру Сергеевичу очень понравилось услышанное от Даля, ранее неизвестное ему слово «выползина» — шкурка, которую после зимы сбрасывают ужи и змеи, выползая из неё. Зайдя как-то к Далю в новом сюртуке, Пушкин весело пошутил: «Что, хороша выползина? Ну, из этой выползины я теперь не скоро выползу. Я в ней такое напишу!» — пообещал поэт.

Не снял он этот сюртук и в день дуэли с Дантесом. Чтобы не причинять раненому поэту лишних страданий, пришлось «выползину» с него спарывать. Даль и здесь присутствовал при трагической кончине Пушкина.

Даль участвовал в лечении поэта от смертельной раны, полученной на последней дуэли, вплоть до смерти Пушкина 29 января (11 февраля) 1837 года. Узнав о дуэли, Даль приехал к другу, хотя родные не пригласили его к умирающему Пушкину. Застал погибающего друга в окружении знатных врачей. Кроме домашнего доктора Ивана Спасского, поэта осматривал придворный лейб-медик Николай Арендт и ещё три доктора медицины. Пушкин радостно приветствовал друга и, взяв его за руку, умоляюще спросил: «Скажи мне правду, скоро ли я умру?» И Даль ответил профессионально верно: «Мы за тебя надеемся, право, надеемся, не отчаивайся и ты». Пушкин благодарно пожал ему руку и сказал облегчённо: «Ну, спасибо». Он заметно оживился и даже попросил морошки, а Наталья Николаевна радостно воскликнула: «Он будет жив! Вот увидите, он будет жив, он не умрёт!»

Под руководством Н. Ф. Арендта он вёл дневник истории болезни. Позже И. Т. Спасский вместе с Далем проводил вскрытие тела Пушкина, где Даль писал протокол вскрытия.

  • Владимиру Далю умирающий Александр Сергеевич передал свой золотой перстень-талисман с изумрудом со словами: «Даль, возьми на память». А когда Владимир Иванович отрицательно покачал головой, Пушкин настойчиво повторил: «Бери, друг, мне уж больше не писать».

Впоследствии по поводу этого пушкинского подарка Даль писал В. Одоевскому: «Как гляну на этот перстень, хочется приняться за что-либо порядочное». Владимир Иванович пытался вернуть его вдове, но Наталья Николаевна запротестовала: «Нет, Владимир Иванович, пусть это будет вам на память. И ещё я хочу вам подарить пробитый пулей сюртук Александра Сергеевича». Этот был тот самый сюртук-выползина. В воспоминаниях Владимира Даля

«Мне достался от вдовы Пушкина дорогой подарок: перстень его с изумрудом, который он всегда носил последнее время и называл — не знаю почему — талисманом; досталась от В. А. Жуковского последняя одежда Пушкина, после которой одели его, только чтобы положить в гроб. Это чёрный сюртук с небольшою, в ноготок, дырочкою против правого паха. Над этим можно призадуматься. Сюртук этот должно бы сберечь и для потомства; не знаю ещё, как это сделать; в частных руках он легко может затеряться, а у нас некуда отдать подобную вещь на всегдашнее сохранение [я подарил его М. П. Погодину*]». (Прим. редакции — М.П. Погодин — известнейший русский историк)

Факты из жизни Владимира Даля

Помимо русского, Даль знал по меньшей мере 12 языков, понимал тюркские языки, собирал тюркские рукописи, благодаря чему считается одним из первых в России тюркологов.

На исходе жизни Даль переложил Ветхий Завет «применительно к понятиям русского простонародья». Он «играл на нескольких музыкальных инструментах, работал на токарном станке, увлекался спиритизмом и изучал гомеопатию». К спиритизму его приобщил в Нижнем известный мистик А. Н. Аксаков. Даль рассказывал знакомым, что однажды ему удалось вызвать дух покойного Жуковского и получить у него ответ на вопрос, на который только тот мог знать ответ.

Осенью 1871 года с Владимиром Ивановичем случился первый лёгкий удар, после чего он пригласил православного священника для приобщения к Русской православной церкви и дарования таинства святого причащения по православному обряду. Таким образом незадолго до кончины Даль перешёл из лютеранства в православие.

Появление в печати толкового словаря, наглядно показавшего неисчерпаемое синонимическое богатство русского языка, вызвало восторги славянофилов, со взглядами которых Даль в поздние годы имел немало общего. Благодаря Далю были сохранены для науки тысячи диалектных словоформ, более нигде не зафиксированных.

В 1862 году В. Даль опубликовал труд «Пословицы русского народа. Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, загадок, поверий и проч.». Сборник содержит около 32000 фраз, представляющих малые жанры фольклора. Это один из важнейших источников по бытовой стороне жизни и философии русского народа.

Он прекрасно разбирался в торговле, в промыслах, прекрасно знал всё устройство крестьянского хозяйства. И как писал в своих воспоминаниях Мельников-Печерский, «Крестьяне верить не хотели, что Даль был не природный русский человек. Они говорили: Он ровно в деревне взрос, на палатях вскормлен, на печи вспоен…. И до всякого-то крестьянского дела какой он доточный… Там борону починил, да так, что нашему брату и не вздумать, там научил, как сделать, чтобы с окон зимой не текло да угару в избе не было, там лошадь своими крупинками вылечил… Этими крупинками он лечил и людей, и скотину. Приедет и, прежде чем толковать о деле, обойдёт больных, кому сделает операцию, кому даст врачебный совет…».

Даль — один из двенадцати членов-учредителей Русского географического общества. Член Общества истории и древностей Российских. Член (с 1868 почётный) Общества любителей Российской словесности.

В московском доме на Большой Грузинской (№ 4/6, стр. 9), где Даль провёл последние 12 лет жизни и закончил работу над толковым словарём, в 1986 году была открыта музейная экспозиция. Этот деревянный дом, один из старейших в Москве, был частично перестроен в «русском стиле» уже после его смерти по проекту его сына.

В 1941 году, когда во время налётов на Москву, во двор дома была сброшена бомба, она не взорвалась. Как оказалось, вместо детонатора был вложен чешско-русский словарь (он хранится сейчас в Музее истории Москвы). В доме на Пресне сейчас располагается музей В.И. Даля (в двух мемориальных комнатах).

К числу необычных фактов о Дале можно добавить также, что  он из административных структур Новгорода был уволен с подспудной формулировкой НЕВЫНОСИМО ЧЕСТНЫЙ ДАЛЬ!!!


В статье использованы материалы сайта: nstarikov.ru и Википедии.

Читайте также:

ТАТЬЯНА ЧЕРНИГОВСКАЯ: «В НАШЕЙ ЖИЗНИ СЛИШКОМ МНОГО ГУГЛА. А С ЧЕГО ВЫ ВЗЯЛИ, ЧТО ОН НЕ ВРЕТ»

АННА ПАВЛОВА — ФЕНОМЕН РУССКОГО БАЛЕТА

ИВАН ЕФРЕМОВ: «ПОКОЛЕНИЯ, ПРИВЫКШИЕ К ЧЕСТНОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ, ВЫМРУТ»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ