makovskii
«Если кто из художников был популярен на Руси — то это именно он. На него, быть может, не молились, его не называли богом, но его все любили, и любили самые его недостатки — то самое, что сближало художника со своим временем». Александр Бенуа

В своей книге «Мой Дагестан», размышляя о таланте человека, известный на весь мир поэт Расул Гамзатов озвучил интересную мысль: «Талант не передается по наследству, иначе в искусстве царили бы династии…». Пожалуй, это единственная мысль великого аварца, с которой можно не согласиться, или же оспорить.

В противовес Расулу Гамзатову вспоминается не менее интересная мудрость: «Краса ветвей зависит от корней». По иронии судьбы эта мысль принадлежит советской аварской поэтессе, народной поэтессе Дагестана — Фазу Гамзатовне Алиевой.

В искусстве действительно мало царствующих династий, но одна из них была, причем в русском искусстве и очень талантливая. Настолько, что все — и отец, и дети — все стали знаменитыми художниками. Конечно же — это династия Маковских. Родоначальником династии живописцев был Егор Иванович Маковский. Продолжателями стали его дети — Александра Егоровна, Константин Егорович, Николай Егорович, Владимир Егорович и его внуки.

Все они были очень известны в художественных кругах, но всемирно известным и самым дорогим художником из династии стал старший из сыновей — Константин.

Во второй половине XIX века Константин Маковский был одним из самых модных и дорогих портретистов России. Современники называли его «блестящий Костя», а император Александр II — «мой живописец». Говорят, что именно из-за «обнаженных Русалок» К. Маковского Александр II впервые посетил выставку передвижников.

По объемам продаж произведения Константина Егоровича Маковского сравнимы разве что с полотнами Айвазовского, одного из самых плодовитых русских мастеров.

Мировая слава Маковского была настолько велика, что именно его американцы пригласили написать первый президентский портрет Теодора Рузвельта.

В России завистники называли его поверхностным художником, не желающим «копать вглубь», но и они не могли отрицать гениальности легкой руки конкурента. Львиная доля его работ оказалась в частных коллекциях…

makovskii
Русалки. 1879, Демонстрировалась на VII Передвижной выставке в 1879 году

Знаете, почему в отечественных музеях практически нет работ Маковского? Потому что российским коллекционерам они были просто не по карману.

Так Маковский просил у Третьякова за свой «Боярский свадебный пир в XVII веке» ни много ни мало 20 000, и это была нормальная цена за его работу. Третьякову такие расценки оказались не по карману, и «Пир» ушел к американскому ювелиру Шуману за… 60 000. При этом ювелир был просто счастлив, заказал еще одно полотно и начал выпускать в США открытки с картинами Маковского.

makovskii-pir
Боярский свадебный пир в XVII веке. 1883, Музей Хилвуд, Вашингтон, США

Картина «Боярский свадебный пир в XVII веке», один из лучших шедевров Маковского, пользовалась головокружительным успехом в 1883 году на Всемирной выставке в Антверпене и удостоена самой высокой награды — Большой золотой медали. Орденом короля Леопольда был награжден и сам художник.

При работе над этой картиной художнику позировали жена Юлия Павловна (именно ее лицо у невесты), ее сестра Екатерина и старший сын Сергей.

В советское время Маковский был объявлен «вредным» художником и оказался забыт, его работы были распиханы по запасникам, а потом раздаривались дружественным зарубежным вождям. Так несколько полотен достались от щедрот даже индонезийскому президенту Сукарно, сегодня они составляют гордость местной государственной картинной галереи.

ciganka-makovskii
Восточная женщина (Цыганка). 1878
arab-makovskii
Араб в чалме. 1882
«Лучшие красавицы наперебой позировали мне. Я зарабатывал громадные деньги и жил с царственной роскошью. Успел написать несметное количество картин, — писал сам Маковский. — Я не зарыл своего Богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, в которой мог бы. Я слишком любил жизнь, и это мешало мне всецело отдаться искусству.»

Любил он и женщин. Константин Егорович был очень любвеобильным мужчиной. Ко времени знакомства с первой женой у него уже была внебрачная дочь Наталья, Наталья Лебедева, которая только в 1877 году получила фамилию Маковская, плод его студенческого увлечения.

В 1867 году он женился на юной, подававшей надежды актрисе Александрийского театра — Елене Тимофеевне Бурковой, получившей образование в Швейцарии. Леночка внесла в его рассеянную «богемную» жизнь много любви и чуткой общительности. Она была хрупка, болезненна и не могла считаться красивой, но от внешности ее и от всей «манеры быть» исходила неизъяснимая прелесть.

Это был счастливый брак людей, имеющих общие интересы и духовные запросы, но счастье длилось недолго. Сначала почти сразу же после рождения в 1871 году умер сын Владимир. В том же году у Елены обнаружили туберкулез. Врачи говорили, что спасти ее может теплый сухой климат, и Маковский повез жену в Египет. Однако ничего не помогло, и в марте 1873 года художник овдовел. До сих пор неизвестно, как выглядела жена художника. Возможно на одном из следующих портретов именно она?

makovskii
Женский портрет. 1878
makovskii
Женский портрет. Начало 1880-х, Дальневосточный художественный музей, Хабаровск
makovskii
Женский портрет. 1880-е, Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск

Константин Егорович в молодые годы имел обаятельную внешность, беспечную праздничную веселость нрава, привычку к быстрым решениям, трудолюбие и жадность к утехам жизни. Он был всегда в духе, приветливый, нарядный, холеный, пахнущий одеколоном и тонким табаком, беззаботный, обворожительный, ловкий, с необыкновенно крепким здоровьем.

Откинутая назад пышно-кудрявая голова с рано облысевшим сжатым у висков лбом сообщала чисто-русскому лицу в темно-русой бороде вид открытый и независимый. Внимание к знаменитому, балованному художнику, всегда приобретало оттенок восторженного поклонения. В обществе бывал он неизменно приятен и словоохотлив, на лицах появлялась улыбка, когда Константин Егорович входил в комнату.

Портрет Ю.П.Маковской. 1881, Государственный Русский музей, С.-Петербург
Портрет Ю.П.Маковской. 1881, Государственный Русский музей, С.-Петербург

Безутешным вдовцом Константин Маковский оставался недолго. В 1874 году на балу в Морском корпусе он встретил Юлию Павловну Леткову, приехавшую поступать в консерваторию (у нее был красивый голос, лирическое сопрано), которая вскоре стала его женой.

Ей шел всего шестнадцатый год, но своим уменьем держать себя в обществе и умственной зрелостью, казалась она старше. Судя по тогдашним плохим фотографиям, она была очень красива. Константин Егорович влюбился с первого взгляда и не отходил от нее весь вечер. На следующий день влюбленный «профессор живописи» поспешил пригласить всех к себе — «помузицировать». К ужину Константин Егорович повел юную Леткову под руку и, усаживая ее за стол рядом с собою, громко сказал — так чтобы все слышали: «Вот и отлично… Будьте у меня хозяйкой!». Так началась их помолвка…

Через две недели после вечера на Гагаринской набережной решено было сыграть свадьбу, как только невесте исполнится шестнадцать лет. 22 января 1875 года в Почтамтской церкви состоялось венчание. Невесте было 16, жениху — 36 лет.

На протяжении полутора десятилетий Юлия Павловна Маковская – жена художника – была его музой, моделью для портретов, исторических картин и мифологических композиций.

Современники в один голос восхищались красотой Юлии Павловны. Репин называл ее «ангелом неизреченной красоты».

По семейной легенде, появление знаменитого портрета жены художника было случайным. Юлия Павловна поднялась в мастерскую к мужу, нарядившись в темно-красный бархатный капот и голубую ленту. Константин Егорович, увлеченно работая над каким-то холстом, поначалу не обратил на нее внимания, и она, надувшись, села в кресло и стала рассеянно разрезать страницы книги ножом из слоновой кости.

Художник обернулся, тут же поставил на мольберт первый попавшийся под руку узкий холст и набросал силуэт жены с книгой в руках. В три сеанса портрет был окончен, и о нем заговорил весь город.

«Это малиновое платье так и звенит – острой высокой нотой среди тусклых тонов наших серых будней», – писал один из современников.

Весной 1875 года супруги поехали в Париж. Константин снял мастерскую на знаменитом бульваре Клиши и квартиру на Брюссельской, наискось от четы Виардо. Тургенев, портрет которого Маковский написал ранее, был их частым гостем. В доме Виардо собирались артисты — русские и парижане, часто бывали художники.

Маковские вернулись из Парижа через год с новорожденной дочкой, а в конце лета случилось горе — девочка умерла от скарлатины. Семнадцатилетняя мать очень тяжело перенесла смерть перворожденной, но молодость взяла свое, и вскоре она стала опять ожидать прибавления семейства, а на поправку поехала в Ниццу.

15 августа 1877 года в доме Переяславцева на набережной у Николаевского моста, родился сын Серёжа — будущий художественный критик, эссеист, поэт, редактор и издатель «Аполлона», замечательного русского журнала, альманаха.

makovskii-sereja
Сережа (Портрет сына в матроске). 1887

Можно сказать, что Сергей буквально с пеленок стал моделью для отцовских картин. Позже он вспоминал, что его очень долго одевали по детской моде тех лет и отращивали локоны, который так нравились Константину Маковскому. Можно вспомнить картины «В мастерской художника» (которую сам Константин Маковский называл «Маленький вор»), «Маленький антиквар», «Сережа».

В 1879 году у Маковских родилась Елена, в 1883 – сын Владимир, которого крестил великий князь Алексей Александрович, брат Александра III. Им тоже суждено было стать моделями Константина Егоровича.

Мастерская, в которой дети позировали отцу, сама по себе была источником сильных впечатлений: она вся была увешана персидскими коврами, африканскими ритуальными масками, старинным оружием, клетками с певчими птицами. В китайских вазах стояли кисти, страусовые и павлиньи перья, диваны украшали многочисленные парчовые подушки, а столы — шкатулки из слоновой кости. Естественно, детей тянуло в кабинет отца, и позирование не было им в тягость.

В 1889 году Константин Маковский ездил на Всемирную выставку в Париже, на которой он экспонировал несколько своих картин. Там он познакомился с 20-летней Марией Алексеевной Матавтиной (1869-1919) и увлекся ею. Плодом этого увлечения стал родившийся в 1891 году внебрачный сын Константин. Художник был вынужден признаться во всем жене. И она не простила измены.

18 ноября 1892 года Юлия Павловна подала ходатайство «о предоставлении ей права проживать с тремя детьми по отдельному паспорту от мужа и об устранении последнего от всякого вмешательства в дело воспитания и образования детей». 26 мая 1898 года был оформлен официальный развод. Юлии Павловне было всего 39 лет! Константину Егоровичу 59 лет.

makovskii
Семейный портрет. 1882, Изображена Ю.П.Маковская с детьми Сергеем и Еленой

Оставшиеся 56 лет жизни Юлия Павловна прожила в семье сына Сергея. Она в эмиграции, во Франции, помогала сыну писать очерк об отце, который писать ему было особенно тяжело; он так и не смог его простить.

А Константин Маковский 6 июня 1898 года женился на Марии Матавтиной, и суд узаконил их детей. К тому времени родились также дочери Ольга и Марина. После появился на свет и сын Николай. Художник продолжал использовать в качестве моделей и детей от третьего брака и свою новую жену.

Константин Егорович Маковский умер 17 сентября 1915 года в результате несчастного случая. Он возвращался в свою васильеостровскую мастерскую на извозчике. Лошади испугались трамвая, нового вида транспорта, и рванули, перевернув коляску. Константин Егорович выпал из этой коляски, получив удар головой о мостовую, который вызвал очень серьёзное ранение, потребовавшее операции. После операции он пришел в себя, но сердце не выдержало слишком сильной дозы хлороформа. Так оборвалась 74-х летняя блестящая жизнь, полная трудов, радостей и успеха.

Факты из жизни К. Маковского

«Тем, что из меня вышло, я считаю себя обязанным не академии, не профессорам, а исключительно моему отцу», — писал на склоне лет К.Маковский.

В детстве все интересно. Облезлая ворона смешно пила из лужи. На Ленивке чистоплотный мужик торговал вкусным малиновым квасом. В магазине на Тверской итальянец Джузеппе Артари раскладывал эстампы, выписанные из-за границы.

«Любуйся и запоминай!» внушал отец сыну, и требовал от Кости зарисовывать в карманный альбомчик уличные сценки, набрасывать портреты встречных прохожих, а дома спрашивал мальчика «Не забыл ли мужика, что квасом тебя угощал? Да и ворона та была примечательна. Ну-ка, изобрази мне их… Искусство — это религия, искусство для того и есть, чтобы облагораживать людей, делая их добрее и лучше»

Костя Маковский рисовал с четырехлетнего возраста всё, что попадалось на глаза, и сразу выказал способность легко «схватывать природу». Двенадцати лет он поступил в Школу живописи и ваяния, где первыми наставниками его были Скотти, Зарянко, Тропинин. Живописную манеру последнего он усвоил в совершенстве — копию Маковского с тропининского портрета не отличить было от оригинала. Еще находясь в «Школе» он получил от Академии малую серебряную медаль за карандашный этюд (1857).

***

Особенно известной в творчестве художника была картина «Дети, бегущие от грозы», изображающая простой, но исполненный драматизма сюжет из сельской жизни.

makovskii
Дети, бегущие от грозы. 1872, Государственная Третьяковская галерея, Москва

Дети здесь напоминают сказочных героев – сестрицу Алёнушку и братца Иванушку. Художника привлекло ощущение тревоги перед грозой, объединившее природу и детей. В пейзаже, пронизанном ветром, запечатлено переменчивое состояние природы: чередование света и тени, разнообразие оттенков неба – от темно-лилового до золотисто-желтого. Колеблющиеся верхушки растений, бегущие облака подчеркивают движения детей, подгоняемых ветром. Шаткий мостик прогибается под торопливыми шагами девочки – совсем скоро разразится гроза. А внизу, у самой земли, где сплетаются болотные травы и цветы – тишина и покой.

***

Бунт четырнадцати — состоявшийся 9 (21) ноября 1863 года скандальный отказ четырнадцати лучших выпускников Императорской Академии художеств, возглавляемых И. Н. Крамским, от участия в конкурсе на большую золотую медаль, проводившемся к 100-летию Академии художеств.

Во время учебы в Московском училище живописи Константин Маковский был первым студентом, получившим все доступные награды. Но впоследствии, учась в Академии, он в числе других студентов, отказался писать конкурсную картину на тему «скандинавской мифологии» — принял участие в так называемом «бунт четырнадцати», и в итоге не получил диплом. И все же через несколько лет художник удостоился званий академика, профессора, действительного члена Академии художеств.

***

Кисти Маковского принадлежит самое большое станковое полотно в России – картина «Воззвание Минина к нижегородцам», которую он писал шесть лет.
Маковский К.. Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям. 1890-е
Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям. 1890-е. Государственный Русский музей, С.-Петербург

***

Особенно интересным направлением в творчестве художника был образ «Боярышень» и русских красавиц в национальных костюмах — более 60-и полотен, и все они яркие, насыщенные и уникальные. Одни из самых известных:

makovskii
Боярыня у окна. 1885
makovskii
Под венец. 1884
makovskii
Боярышня, Этюд к картине 1901 года «Хмелем обсыпают»
makovskii
Боярышня. 1880-е
gadanie
«Гадание» (1915)

***

1880-е раскрыли Маковского как автора портретов и создателя исторических полотен. На парижской Всемирной выставке 1889 года художник получил Большую золотую медаль за картины «Смерть Ивана Грозного» (1888), «Суд Париса» и «Демон и Тамара» (1889).

Маковский К.. Смерть Ивана Грозного. 1888
Смерть Ивана Грозного. 1888. Государственный Русский музей, С.-Петербург
Sud-Parisa
«Суд Париса»
makovskii
Демон и Тамара. 1889

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя