Как из бравого гусара Александра (тайной мечты всех женщин столицы) превратиться в иеросхимонаха* отца Антония, а между этим еще и Эфиопию изучить. «Моя Россия» расскажет об одной из самых интересных личностей на рубеже XIX-XX веков.

Иеросхимонах — Иеромонах (греч. Ἱερομόναχος) монах, имеющий сан священника (то есть право совершать таинства). Иеросхимонах схимонах, имеющий сан священника.

Культовый роман Ильфа и Петрова «12 стульев» прошел жесткую цензуру перед тем, как стал доступен читателям. Среди вырванных проверяющими глав оказался небольшой рассказ о гусаре-схимнике. Захватывающая история жизни отчаянного офицера, ставшего отшельником, во многом описывает жизненный путь Александра Булатовича. Вот как рассказывает о человеке-легенде сам «сын турецкого подданного»:

«Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, как правильно сообщил Бендер, был действительно героем аристократического Петербурга. Имя великолепного кавалериста и кутилы не сходило с уст чопорных обитателей дворцов по Английской набережной и со столбцов светской хроники. Очень часто на страницах иллюстрированных журналов появлялся фотографический портрет красавца-гусара — куртка, расшитая бранденбурами и отороченная зернистым каракулем, высокие прилизанные височки и короткий победительный нос».

И потом — неожиданный поворот:

«Блестящий граф, герой аристократического Петербурга, Валтасар XIX века — принял схиму».

Жизнь первая. Офицерская

Александр Булатович
Корнет Александр Булатович в гусарской форме. Фото первой половины 1890-х годов. Грудь офицера еще не украшена наградами. Фото: из архива В. БЕЛКО

Александр Ксаверьевич Булатович появился на свет 26 сентября 1870 года. В его жилах тек ядреный коктейль из татарской, грузинской, французской и русской крови, не дававший ему покоя всю жизнь. Отец — потомственный дворянин, военный человек. У юного Александра не было иного пути, как связать свою жизнь с армией.

Отец умер, когда малышу было всего 3 года, и мальчик знал его только по рассказам матери и большому числу наград, оставшихся в семье. Мальчик хотел учиться и получил хорошее образование, окончив Александровский лицей (в котором часто оказывался в карцере из-за неуемного характера).

Сразу после окончания учебы весной 1891-ого молодой человек был зачислен в лейб-гвардии гусарский полк 2-й кавалерийской дивизии. Этот полк являлся самым аристократичным и престижным во всей российской армии. Прошло 15 месяцев и Булатович стал корнетом. Еще 1 год — и инструктором фехтования. Еще год — и заведующим полковой учебной командой. В 24 года!

В «ташке» парадной формы молодой гусар носил не фото любимой женщины, как его сослуживцы, но изображение о. Иоанна Кронштадского, который стал его духовным отцом, способствующих перерождению гусара.

О характере командира осталось много воспоминаний. Его описывают как строгого, но справедливого. Булатович требовал соблюдения дисциплины и даже получил прозвище «Мазепа» за свою жесткость. А как иначе в армии? Образованный и в высшей степени аристократичный в манерах гусар не любил балы и скорее отбывал повинность на них. Но никогда не танцевал.

Жизнь вторая. Исследовательская

Русский офицер и исследователь Эфиопии — Николай Степанович Леонтьев и эфиопские солдаты.

Армию Эфиопии создал русский офицер, и звали его Николай Степанович Леонтьев. Этот неутомимый человек получил титул графа Абиссинской империи из руки верховного правителя страны. Так отметили заслуги Леонтьева перед африканской страной. Экспедиция из 11 человек получила задание наладить дипломатические отношения между Россией и Эфиопией, помочь императору Менелику II создать армию и заполучить страну-друга на пока неизвестном для России континенте.

Так приоткрылось «окно в Африку».

Про Эфиопию конца XIX века
Отстававшая на пару веков в развитии от Европы Эфиопия в середине XIX века стала возвращать былое могущество. Новый император Теодрос II начал активную деятельность по расширению и укреплению страны. Империя оставалась раздражающим независимым государством, которое так стремилась покорить Италия.
Теодрос и его наследник Менелик стойко боролись с соседними племенами и экспансионистскими идеями итальянцев. Эфиопия являла собой «африканскую мечту» о сильном и независимом государстве. Но оно было обречено. Отсталость устранялась гигантскими шагами, но была слишком большой. А территория оставалась малоизученной, что провоцировало легенды и небылицы на любой вкус. Сюда стекались в поисках приключений исследователи со всего мира.

Но вернемся к нашему герою.

Булатович, молодой и амбициозный офицер, олицетворяющий собой честь русской армии, стал отличной кандидатурой для командирования в Эфиопию. Новым «друзьям» России очень нужны были профессиональные советники.

Весной 1896 в православную Эфиопию отправилось представительство от русского Красного Креста. Медицинский отряд отправился в путь на помощь эфиопам, испытывающим проблем с госпиталями в ходе Первой итало-эфиопской войны.

Молодой дворянин, с состоянием и бесчисленной толпой поклонниц, решил все бросить и уехать на войну в пустыню.

Прибыв в Джибути отряд стал готовится к длительному броску на Харар. Транспортная сеть и сегодня в Африке оставляет желать лучшего, а более 100 лет назад любое перемещение между городами — это настоящий подвиг и сумасшедший риск. Чтобы подготовить место назначения и наладить общение с местной властью вперед отряда отправился представитель. Как понимаете, им стал Александр Булатович.

370 км по пустой и жарящей пустыне. На верблюде и без надежды на помощь. Эфиопы предрекали гибель в песках для гусара.

А. БулатовичБулатович смог найти 2 почтовых курьеров, хорошо знавших местность, и вместе с ним двинулся в путь. Перемещались ночью, чтобы хоть как-то сбежать от африканского солнца. Под утро небольшой отдых, с теплым коньяком, какао и скромным перекусом — и снова в путь. Вокруг шныряют кочевники-сомали, которые промышляли убийствами путников — поэтому ночью обходились без костра.

Прошло 4 суток и загоревший русский офицер вошел в Харар, привлекая удивленные взгляды эфиопов. Переговоры удались и медицинский отряд мог спокойно выдвигаться в пункт назначения — недоразумений не было, русских уже ждали.

Но иностранцы в Африке всегда вызывали и вызывают подозрение. Снова произошел спор, конфликт — и Булатович отправляется в столицу, Адисс-Абебу. Здесь ему предстоит встретиться с «царем царей», легендарным негусом Менеликом II. Впереди 700 км пустыни…

Менелик II
Менелик II

С офицером отправилось несколько амхарцев-проводников. За всю дорогу людей экспедиция видела только 1 раз — и то кочевников, занимающихся разбоем. Они отобрали у путешественников все, что могли, и оставили тех умирать. Если бы отчаявшуюся группу не подобрал Леонтьев (отставной русский офицер, обосновавшийся в Эфиопии), то про Булатовича мы могли бы и не знать.

8 дней пути закончились радостными криками «Энтото!» — так проводники встречали горы, на которых находится Аддис-Абеба.

Менелик II был счастлив встретить русских и приказал сделать все возможное, чтобы отряд прибыл в столицу как можно быстрее. Медики работали здесь до осени 1896 года. Персонал уехал домой, а Булатович остался — «для более обстоятельного знакомства с Абиссинией».

Новая цель — 1000 км через горы, реки и пески. Офицер собрал небольшой отряд проверенных путешественников и отправился вглубь страны. Здесь он составлял карты необследованных до того территорий и вел детальный дневник. Целый год Булатович бродил по неизвестной стране и совершил невероятной важности разведку и исследовательскую работу.

Офицер, исследователь Эфиопии и монах. 3 жизни Александра Булатовича
Александр Булатович

21 апреля 1897 года пришла пора ехать домой. Император Менелик II очень ценил офицера и в знак признательности подарил ему боевой плащ из львиной шкуры и головную повязку с львиной гривой.

В России он сходил с парохода «Амазон» уже поручиком, его ждал орден. Широкая публика вскоре зачитывалась его книгой «От Энтото до реки Баро» с живым описанием диковинных земель и отчаянных путешествий.

Это было неизбежно. Булатовича поразил «синдром путешественников» — ему стало тесно и безумно скучно в суете столицы. Балы и пустые заботы его не волновали. А в то же время Менелик II собирал силы для нового военного похода.

Император Абиссинии лично прислал приглашение старому знакомому, который сразу же ответил положительно.

Маршрут планируемой экспедиции 30-тысячной армии пролегал на юг, к озеру Рудольфа, где Менелик хотел водрузить флаг империи. А это означало, что участники пройдут по региону Каффе, куда вход европейцам запрещен.

Булатович — первый европеец, который пересёк из конца в конец Каффу (сейчас — провинция Эфиопии). Впоследствии составил первое научное описание Каффы. Он также стал вторым европейцем, который обнаружил устье реки Омо.

В своем дневнике Булатович радуется приключениям и восхищается армией африканцев:

«Замечательно красивое зрелище представляло это войско! В каждом солдате чувствовалось сознание собственного достоинства. Как мужественны были выражения лиц этих закалённых в боях воинов, как непринуждённа и величественна их осанка!»
Русские в Эфиопии

Путь к озеру сопровождался голодом, многочисленными столкновениями с противниками и тяжелейшими переходами. Туземцы исподлобья винили в бедах «белого человека». Но спустя 4 месяца они все-таки вышли к озеру!

Главнокомандующий Вальде Георгис взял в руки ружьё и собрался сделать тот самый победный выстрел в небо.

«…Наконец он грянул. И пять тысяч ружей отсалютовали новым владениям Менелика и его флагу. Забили литавры, затрубили трубы, засвистели флейты, раздались боевые песни. Умилённый Георгис обнял меня, и я горячо, от души, поздравил его».

Так писал Булатович о том знаковом событии и безмерном счастье путников.

А потом снова награды (золотая сабля от главнокомандующего), книги («С восками Менелика II»), слава и почет на Родине. И снова тоска…

«Меня лично тянет туда, где русскому офицеру — деятельность действительная».

В 1900 году, по личной просьбе императора Николая II, он оказывается на Дальнем Востоке, в Порт-Артуре. Он показывает себя в боях бравым офицером и бесстрашным воином. Получает очередное звание и прозвище «баловень аристократического Петербурга». И вдруг, а 27 января 1903 года, он увольняется в запас и постригается в монахи.

Оказавшись на берегах озера Рудольфа, Булатович подобрал маленького мальчика-эфиопа. Дал ему имя Васька и забрал с собой в холодную Россию. Здесь «сын» офицера получил образование и прожил несколько лет, пока тоска по дому не вынудила отправить парня в Африку. В 1911 году монах приезжал в Эфиопию в последний раз. Он увиделся с Васькой и хотел основать православную миссию в стране, но так и не нашел отклика.

Александр Ксаверьевич Булатович
Александр Ксаверьевич Булатович и Васька

Жизнь третья. Монашеская

Еще будучи маленьким мальчиком Александр отличался несвойственной детям набожностью: его комната была увешана иконами, а перед сном он обязательно молился. Увольнение со службы спровоцировало много споров и версий: психологическая травма, неразделенная любовь, армейские интриги, подверженность проповедям Иоанна Кронштадского. Так или иначе, но Александр превратился в о. Антония и уехал на остров Афон.

Про Афон:

Официальное название в греческих источниках «Святая гора». Это вершина в 2033 метра над уровнем моря, расположенная на узком полуострове на северо-востоке Греции. Здесь находится около 20 православных монастырей, обладающих высокой степенью самоправления. Самое крупное сосредоточение православных монахов.

Население Афона сегодня составляет около 2000 человек. Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Сюда запрещен вход женщинам и животным женского пола.

Традиция монашества на горе начинается с конца VII века, а первые русские монахи оказались здесь в XI столетии.

Вот еще одно воспоминание Булатовича о своем детстве времен лицея, которое подчеркивает внутренний мир русского офицера:

«В молодости я любил уединяться и молиться, – вспоминал впоследствии Булатович. – Когда я учился в Александровском лицее, была у меня пуговица с вделанным в нее Спасителем. Я держался за нее, когда отвечал урок, и учение мое поэтому шло успешно».

Началась «третья жизнь» Булатовича с поступления послушником в Важеозерскую Никифоро-Геннадиевскую пустынь, которая находилась за Невской заставой в Петербурге. 26 августа 1903 года во время одной из многих встреч с Иоанном Кронштадским тот вручил новоиспеченному послушнику книгу «в руководство». Отсюда отец Антоний узнал первые постулаты имяславия.

Про «имяславие»
Религиозное течение, которое «стихийно» возникло среди православных русских монахов, которые проживали на склонах святой горы Афон. Сторонники течения почитают «присутствие Бога в именах».
«Имя Бога есть Сам Бог» — так звучит главный постулат учения. Святейший правительствующий синод признал имяславие еретическим учением, что вызвало возмущения монахов. Эти волнения пришлось подавить с помощью армии.
Движение началось с 1907 года, когда всю православную общественность взбудоражила книга схимонаха Илариона «На горах Кавказа». Он прожил 20 лет отшельником в горах и создал эту мысль о «божественности Имени Божьего». И началась полемика. Да так началась, что 4 июня 1913 года канонерская лодка «Донец» доставила к горе Афон архиепископа Вологодского Никона и профессора Троицкого «дабы усмирить монашеский бунт». А 11 июня на подмогу прибыл пароход «Царь» с 5 офицерами и 118 солдатами.
Русских монахов высылали со святой горы, считая еретиками. Никон и Троицкий провели «перепись» среди монахов. Оказалось, что из 1700 человек только 517 считают себя имяславцами, 661 против учения и еще 360 «воздержались».
Бесполезные разговоры и попытки переубедить отступников от имяславия привели к прибытию парохода «Херсон» для выдворения монахов с полуострова. С помощью пожарных шлангов и ограниченного применения силы удалось взять монастыри, которые активно защищали монахи.
Имяславцев выслали в Россию, часть из них судили. Еще несколько лет шла активная борьба с учением.

8 марта 1907 года Булатович принял схиму с именем Антоний, а 8 мая 1910 года был рукоположен в священный сан. Он сразу снискал авторитет у священнослужителей и верующих, проводя откровенные беседы и ведя жизнь настоящего монаха, со строгими ограничениями во всех сферах жизни.

После последнего визита в Эфиопию отец Антоний становится одним из лидеров учения о почитании «Имя Божьего». Он написал одну из основных книг имяславцев — «Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисус».

Иеросхимонах Антоний
Иеросхимонах Антоний

В 1913 году монаха посетил работник газеты «Русское слово». Вот его воспоминания от встречи со схимонахом:

«Я отворил дверь казармы. Из комнаты глянула на нас тьма. Оба окна были глухо занавешены. Когда глаза привыкли к темноте, я различил силуэт чёрного человека среднего роста. На голову его надвинута чёрная скуфья. На плечах — какая-то кофта, из-под которой виднеется серый подрясник. На ногах — что-то вроде опорков. Он идет, немного сгорбившись, неуклюже по-стариковски передвигая ноги и цепляясь руками за стулья, за стол.

— Это и есть Булатович — на ухо сказал мне товарищ, с которым мы приехали. — У него болят глаза. Свет доставляет ему страданье. Он вынужден сидеть впотьмах, с закрытым лицом.

Пред нами не лихой гусар Александр Булатович, а смиренный иеросхимонах Антоний со старого Афона. Хотя он и в родном доме, но, можно сказать, в ссылке. Под надзором полиции. За его жизнью строго следит урядник. Приезжает и выведывает: «Как живёт о. Антоний? Кто у него бывает?» В чём же подозревают ротмистра гвардейского полка? «В церковной ереси»…»

(из беседы сотрудника «Русского слова» А. С. Панкратова с иеросхимонахом Антонием (Булатовичем), опубл. в «Сумском вестнике» № 253 за 16 ноября 1913 года).

Во время Первой мировой войны отец Антоний добился направления в действующую армию в качестве армейского священника. Говорят, что много раз он сам поднимал воинов в бой. В 1916 году он попал в плен к австрийцам, но смог сбежать. После войны отец Антоний переехал в небольшое украинское село Луцыковка. До той самой ночи — 6 декабря 1919 года.

Грабители залезли в дом к священнику в надежде поживиться иконами и церковными драгоценностями. Кроме книг и скудного «кухонного» богатства им так ничего найти и не удалось. В ходе грабежа отца Антония (офицера Александра Булатовича) убили. Было ему 49 лет…

У Ильфа и Петрова история гусара-монаха закончилась немного веселее:
«…А на самом деле гусар пошел в монахи, чтобы постичь жизнь. Назад он не вернулся… Сейчас он служит кучером конной базы Московского коммунального хозяйства…»

P.S. В той же беседе корреспондент Панкратов все таки коснулся вопроса, что привело лихого гусара к монашеству. Склонный к философствованию отец Антоний ответил историей своего рождения, которой хотелось бы завершить рассказ:

«- В 1870 г. была в Ельце холера, — рассказывает он, — носили по домам мантию св. Тихона. Холера поражала больше всех беременных, а мать носила меня тогда под сердцем. Когда мантия была принесена в наш дом, мать молила Бога сохранить ей и младенцу жизнь. Унесли мантию, и у матери случилась холера. Но благодатная сила сохранила её, и меня. Это было 13 августа. Ровно через 33 года в этот день о. Иоанн Кронштадтский благословил меня идти в монахи. Я вижу в этом Промысел Божий»…

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя