Что происходит на свете? Нет, это не просто зима. Это какая-то вымороженность чувств. За чередой массовых трагедий боль одного человека кажется не такой уж значительной. Всем нам хочется жить, чувствовать, быть независимыми. Но очень часто за кажущейся свободой выбора стоит человек или группа людей, которые диктуют свои порядки, манипулируют сознанием.

Варвара Караулова и доктор Киллгрэйв.

Не может быть, чтобы мимо ваших глаз и ушей прошла новость про 18-летнюю Варвару Караулову, которая уехала из России и практически пересекла границу Турции и Сирии, чтобы попасть к своему жениху в ИГИЛ. Сейчас девушке оказывается психологическая помощь, она сама говорит о патологической зависимости. И этот случай не единичен. Девушки зачастую не видели этого самого вербовщика-жениха вживую, не общались с ним лично, но убеждены в его самых лучших намерениях. Почему вообще для людей, выросших в традиционном христианском обществе, радикальный ислам становится привлекательным, брак с неизвестным человеком кажется удачным? Как возможно убедить человека выйти замуж «вслепую»?

Как окружающий мир вдруг переворачивается с ног на голову, хорошо знают психологи.

Следователи уверены, например, что Клаус, который «занимался» Карауловой — профессиональный вербовщик и тонкий психолог. Из-за него она «потеряла голову и рванула в Сирию». Знакомые Варвары говорят о ней как человеке традиционных взглядов. Именно на этом и играют вербовщики, беззастенчиво используя самые благородные качества жертвы.

«Если, например, ей не нравилось, что молодежь, с которой она общается, выпивает, курит, возможно, употребляет наркотики, может какая-то разнузданность в личной жизни, и тут ей как раз предложили, что всего этого не будет», — объясняет профессор, сектовед Александр Дворкин. Вместо этого будет большая и чистая любовь. Дать на нее надежду — еще один способ вербовки.

«На определенный тип характера действует почти безотказно. Например, на молодых девушек, талантливых, глубоких, романтичных в какой-то степени, ностальгирующих по мужскому героизму, которого не предлагает современная западная модель. Поэтому на такую приманку они летят, как бабочки на огонь», — говорит востоковед-политолог Карине Геворкян.

Огонь – и в прямом, и в переносном смысле. Девушку убеждают принять ислам (причем о традиционном его понимании речи не идет), после этого сделать из нее террористку-смертницу уже дело техники.

«Через какое-то время этот молодой человек пропадает. Приходят братья к супруге молодой, безутешной и говорят: «Вот, мы узнали, что твой муж, наш друг, наш брат погиб в борьбе против неверных, за чистоту ислама и прочее. Ты ведь хочешь с ним воссоединиться, он тебя ждет на небе. Очень просто, ты сделаешь один рывок рукой и воссоединяешься со своим любимым мужем», — говорит Дворкин.

Разве это новость – «сила внушения», манипуляции? Кино и литература давно живописуют такие отношения. Вспомним хотя бы великого манипулятора Печорина.

Джессика Джонс Килгрейв
Джессика Джонс: Килгрейв

Недавно на экраны вышел сериал «Джессика Джонс», где одним из главных злодеев является доктор Киллгрейв, которому по легенде удалось, благодаря своим супер-способностям, внушить девушке любовь к себе и заставить выйти за него замуж. А в фильме весь драматизм его образа заключается в том, что он творит зло не своими руками – люди сами готовы вырезать себе сердце ножницами или пойти на другие «подвиги» по внушению извне. Фантастика? О, нет! Отнюдь. В наше время такие персонажи встречаются гораздо чаще, чем мы можем думать. При этом страдают не только те люди, на которых оказывается воздействие, но и все близкие.

К сожалению, у нас нет правовых механизмов борьбы с этим злом. В психиатрии диагноз «другая зависимость, антропогенно обусловленная» – есть, а решения проблемы на законодательном уровне у государства (и у нас с вами) нет!

Зависимость, антропогенно обусловленная

Я очень близко знаю юношу, попавшего в зависимость от женщины, которая на 20 лет его старше. Подросток 16-ти лет ушёл из любящей семьи сначала к бабушке, потом добровольно лёг в психбольницу (по диагнозу, поставленному «другом Н.», так он зовёт эту женщину), а теперь устроился в приют, лишь бы не быть дома — такую сильную негативную реакцию на семью внушила она ему.

Подросток совершенно искренне верит в то, что семья над ним издевается и в доказательство демонстрирует несуществующие синяки и шрамы. Он их видит, а врачи и социальные работники – нет. При этом всем и каждому он рассказывает, что единственный друг, которому он доверяет – это Н. Во всём остальном мальчик совершенно адекватен.

Получается, современные дети почему-то склонны верить чужим. Им кажется, что какие-то неизвестные, но заведомо хорошие дяди и тёти услышат их лучше, чем родные и близкие. Похоже, в детстве им не рассказывали полезной сказки «Волк и семеро козлят»: они не умеют различать волков в овечьих шкурах и не понимают, что в свой дом, в свою жизнь и в свою семью нельзя пускать чужаков, как бы сладко они не пели, какими бы личинами не прикрывались.

Наши взрослые дети легко становятся жертвами нечистоплотных дельцов, попадают в алко- и наркозависимость. А теперь – сплошь и рядом! — и в зависимость от другого человека, антропогенную – по типу сектантской.

Механизм всегда один и тот же. Новичок в секте всегда окружается особым вниманием, его сознание должно быть активно перестроено. У мунитов это называется «бомбардировка любовью»: у вербуемого создается ощущение, что именно его ждали в секте, каждое его замечание с восторгом оценивается, как весьма остроумное и глубокое, его не отпускают ни на минуту, чтобы не оставить его наедине с его мыслями и переживаниями (эта методика называется «сэндвич» – два сектанта должны буквально зажать как в тисках человека и не отпускать, даже когда он отправляется в туалет).

В секту легко попасть, но трудно выйти из нее, так как, во-первых, всегда находят компрометирующий человека материал, собираемый при поступлении в секту на особых процедурах «исповеди» или анкетирования.

Во-вторых, вступивший в секту должен совершить поступок, ставящий его вне традиционных общественных и нравственных связей: отречься от родителей, от веры своих отцов, признать, порой письменно, всю свою предшествующую жизнь ошибкой. Например, юноша, о котором говорилось выше, пишет доносы на свою семью во все возможные инстанции. А девушки-«невесты» принимают ислам.

В-третьих, желающий покинуть секту подвергается давлению и преследованию бывших своих «собратьев», угрозам и шантажу. Но к этому времени зависимый человек становится абсолютно некритичным и неспособным различать, кто друг, а кто враг. Всё потому, что наши дети изначально не умеют поставить себя на место другого и попытаться проникнуть в мотивы его поступков. Своё личное сиюминутное благополучие и удобство они ставят на самое-самое первое и единственное место. Такое поведение свойственно скорее маленьким детям, чем взрослым людям. Именно незрелость личности используют ловкие манипуляторы в своих целях.

Что заставляет молодых не просто бунтовать против родителей с целью принятия своей уникальности-идентичности, что вообще-то даже считается нормальным, а впадать в самые настоящие крайности – искать счастья в браке на стороне , принимать чужую веру и чужие традиции, восставать против семьи? В принципе, что-то подобное переживала и Европа, и Америка ещё в прошлом веке – всё это «хипповство», «Sex & Drugs & Rock & Roll» тоже способствовало разрушению семейных ценностей. Но у нас это принимает какие-то особенные формы. В ход идут способности доктора Киллгрэйва. Наши традиционные семейные ценности не просто ставятся под удар, их сметает волна, направляемая чуждой волей. Я не склонна преувеличивать опасность, но ведь она реально существует.

«Органики» и современное общество

Недавно беседовала с известным в нашем городе специалистом, ведущим психиатром проф. Шадриной И.В. Она высказала мысль о том, что дети с органическими повреждениями головного мозга в родах («органики») наиболее подвержены различным зависимостям, а таких детей-подростков у нас сейчас очень много.

В 90-е годы (период «демографического провала») чуть не каждому второму новорожденному ставили диагноз ПЭП – перинатальная энцефалопатия. Так чего же мы хотим от выросших «органиков»? Они, может, и хотели бы сопротивляться зависимостям, а не могут – увы.

По мнению врача психиатра-психотерапевта, доцента Московского института психоанализа Владимира Файнзильберга, избавить Варвару Караулову от навязчивой идеи уехать в «Исламское государство» могут только профессиональные врачи. И никто не сомневается, что девушке будет оказана врачебная помощь. А как быть со всеми остальными – с юношами и девушками, которые тоже подверглись патологическому воздействию, но истории которых не так известны, а родители не так богаты?

Таким людям нужна серьёзная медицинская поддержка, да где ж её взять? Как говорила баба-яга в известном мультике: «На всех не напасёшьси!» Как правило, понять, что у твоего ребёнка существуют серьёзные психические и психологические проблемы, не так-то просто. Очевидно, в каждой школе в идеале должен работать подростковый психолог, который с помощью определённых тестов смог бы «ухватить» расстройство в самом начале.

зависимость от человека
Фото: all-pix.com

Но и само общество как-то исключает из внимания эту категорию наших граждан. Подростки (а в подростковом возрасте сейчас, к сожалению, задерживаются лет до 20-ти) заведомо считаются такой проблемой, которая, по общему мнению, «сама проходит». Перерастёт – подобный успокоительный «приговор» очень часто можно услышать из уст учителей, врачей и священников. Но так ли это?

Сегодня мы видим, что перерастают наши дети очень болезненно и далеко не всегда без последствий. Хорошо, что Варвару успели «перехватить» на пути к сомнительному счастью, а скольких девушек мы безвозвратно потеряли?

В приведённой выше истории юноши, например, даже диагноз врача-психиатра и его рекомендации по устранению влияния «друга Н» не дали никаких результатов. Как можно ограничить общение с человеком в наш век интернета и телефона? Только по суду. А суд – это время, нервы и деньги (что для многодетной семьи тоже немаловажно) К тому же мальчику тем временем уже исполнилось 17, а там и до совершеннолетия недалеко. Он станет сам отвечать за себя. Но сможет ли?

Уже сейчас понятно, что «другу Н.» ничего не стОит заставить его сделать любой самый непоправимый шаг. И что делать в такой ситуации семье, которую лихорадит уже не один месяц? К сожалению, ни органы опеки, ни соцзащита, ни даже полиция не могут справиться с манипулятором. Нет у нас такого закона, чтобы по психиатрическим показателям мы могли избавить человека от влияния другого человека. Вся трагедия в том, что только путём удаления «индуктора» возможно исцеление.

Люди, которые никогда не сталкивались с такой проблемой, относятся к пострадавшим или равнодушно, или предвзято. В основном реакция такая же, как к людям в депрессии: «С жиру бесятся!» и «Сами виноваты!» Очень часто можно слышать упрёки в плохом воспитании, негативном влиянии семьи и т.п. Почему-то нет понимания того, что это болезнь, что это может случиться с каждым, что это не единичный случай, а тенденция.

Не существует и специальных реабилитационных центров закрытого типа, которые могли бы лечить такие расстройства. А ведь жертвам зависимости нужна и психиатрическая, и психологическая помощь достаточно продолжительное время. Проблема ещё и в том, что в нашей стране лечение производится исключительно добровольно, а зависимые люди зачастую отказываются считать себя больными и не желают избавляться от «индукторов» их состояния.

зависимость от человека
Фото: maxpark.com

В результате не только сами пострадавшие, но и их близкие становятся жертвами «насильника», и вырваться из этого замкнутого круга им никто не может помочь. К сожалению, внимание СМИ к таким случаям весьма избирательно. Журналисты видят в этом сенсацию, а не проблему.

И если вам кажется, что лично вас это совершенно не касается, то я вас прошу честно припомнить: наверняка, у вас есть знакомые или знакомые знакомых, где муж издевается над женой, а она всё безропотно терпит и не собирается ничего менять, или властная жена, которая превратила мужа в прислугу или вьючное животное, но его это вроде бы вполне устраивает. Такая модель семьи и есть союз манипулятора и жертвы. А теперь представьте, что в ближайшие годы каждая вторая семья будет вот такая. Страшно?

Если взглянуть правде в глаза, сегодняшним молодым людям без преувеличения принадлежит будущее, именно им сейчас предстоит сделать свой самый важный выбор – найти своего супруга, построить семью, родить детей, выбрать профессию и свой путь в жизни, в конце концов. Надо бы им помочь. Но как? Прежде всего – обратить внимание на существующую проблему. Может быть, стоит хотя бы поднять и обсудить её на страницах различных изданий? Весьма возможно, что найдутся и специалисты, и волонтёры. Может быть, можно организовать консультационные (если уж не реабилитационные) центры для жертв антропогенной зависимости и их семей? Во всяком случае, молчать об этом нельзя.

Читайте также:

КУДА ИСЧЕЗЛА ДЕВИЧЬЯ СКРОМНОСТЬ?

ЧЕМ СЕГОДНЯ ГОРДЯТСЯ РОССИЯНЕ — МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

ПОЧЕМУ В МИРЕ ТАК МНОГО БЕЗНРАВСТВЕННЫХ ЛЮДЕЙ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ