фото: Алексей Быков

На территории суверенного Казахстана, в бывшей казачьей столице Уральске, живет казак Александр Владимирович Тихонов, поэт и удивительный рассказчик. Он знаток многих историй. Одна из них о том, как поспорили англичанин, француз, итальянец, немец и русский, пытавшиеся решить, какому языку будет принадлежать будущее.

Англичанин говорил, что на английском говорят на всех континентах, что надписи на английском можно найти на любой этикетке и вывеске. Француз о том, что на французском языке написано больше всего романов. Итальянец считал свой язык самым музыкальным. Немец сказал о том, что все языки произошли от германского праязыка, и будущее принадлежит немецкому языку. Русский предложил им сочинить рассказ, все слова которого начинались бы с одной буквы, и когда его собеседники недоуменно замолчали, а немец сказал, что такой рассказ будет бессмысленным набором фраз, русский, взяв среднюю букву в русском алфавите, — букву П — начал свой рассказ.

«Петр Петрович Пронский получил по почте письмо, полное приятных пожеланий. «Приезжайте поскорей! — писала прелестная Полина Павловна Перепелкина. — Побродить по парку, послушать пение пернатых пташек, подразнить папашиного попугая.»

Петр поспешил по приглашению. Павловский поезд примчал последнего. Пока Петр Петрович придумал признание Полиночке, прошелся парком, постучался под парадным подъездом. Пикантная прислуга попросила подождать Петра Петровича.

— Проходите, проходите! — пролепетала Полина Павловна, показывая путь Петру Петровичу. — Познакомьтесь.

— Петр Петрович.

— Папаша, — пробасил папаша.

Пока Петр Петрович пересказывал последние петербургские происшествия, Полиночка пошла переодеться. Переодевшись, попросила Петра Петровича покушать.

— Петр Петрович, покушайте.

— Петр Петрович, пирожные, пикули, пирожки. Полиночка приготовляла! Петр Петрович, полынной? Померанцевой?

— Пожалуй, полынной, покрепче.

Приоткрылось парадное. Появился плешивенький племянничек.

— Позвольте присовокупиться?

— Проходи! Проходи!

Поминутно подливая, Петр постепенно пьянел. Подметив подобное, Полина Павловна порешила придержать Петра Петровича.

— Петр Петрович, пойдем погуляем?

— Пожалуй, пойдем.

— Петр Петрович! Полынной!! Померанцевой!!!

По-видимому, попытка папаши провалилась.

Прошли парком, послушали пение пернатых пташек, подразнили папашиного попугая. Притомившись, Полиночка промолвила:

— Петр Петрович, присядем.

— Пожалуй, посидим.

Полиночка присела, Петр Петрович подвинулся, Полиночка прижалась, послышался первый пламенный поцелуй.

— Попьем! Попляшем! Попируем! — прокричал папаша, подкрадываясь под прикрытием поросли.

«Поженит, пожалуй,» — подумал Петр, привставая.

Проклиная потчевания пикулями, пирожными, Петр по павловскому пути прошел пешком.

Папаша порешил проучить Петра Петровича. Подал прошение прокурору. По прошествии полгода Петр получил повестку.

Почтеннейшей публике предлагается призадуматься по поводу подобных происшествий…»

РУССКИЙ ЯЗЫК - ЯЗЫК БУДУЩЕГО. УДИВИТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ НА БУКВУ "П"
Александр Владимирович Тихонов

Читайте также: Значение слова околица

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Нет тут ничего уникального для русского языка. На quora был задан вопрос: возможны ли тавтограммы в английском языке. Один из участников форума дал вот такой остроумный ответ (обратите внимание, что последовательность тавтограмм, складывающихся в осмысленный, остроумный ответ, соответствует последовательности английского алфавита)

    И так, повторяю вопрос, возможны ли тавтограммы в английском?

    Ответ:

    Absolutely. Assembling an appropriate answer appears achievable, assuming an articulate author appropriately adept at alliteration.

    Behold, by being brave, but besides boldness by brainstorming before beginning, broadcasting brief blurbs becomes bizarre but basic babbling.

    Continuing, casual crowd commenters can concur, collectively checking current compositional constraints controlling character choice, concerning certain crackpot creative chores, chiefly claiming common cunning’s compelled conclusion, comprising conjectured chore conquerability (circumstantially) carrying clear caveats cautioning care, considering calling colossal commitments complete cinches could convey controversial cool confidence.

    Don’t dare doubt David’s diligence doing deeds demanding deft, devious design, dear discussion denizen, deeming dogged determination doesn’t darken David’s door; during diction’s driest drudgery, despite delightful daydreams delaying development, destiny’s death-defying daredevil detail deviser dodges despair, denying defeat, displaying devotion demonstrating dreary deliberation doubles daft drama’s devastating dynamic disposition, dovetailing directly.

  2. В чем именно мы повторяемся? Не совсем понимаю. Вы хотите, чтобы мы опубликовали Ваш рассказ? — опубликовать можно.

  3. Повторяетесь, друзья!
    Еще в 2003 году в журнале «Русский путь» вышла серия моих рассказов «На три буквы». Был там и рассказ на букву П — «Прапорщик Петренко».
    http://www.proza.ru/2015/02/16/2002

  4. Это вовсе не удивительное свойство русского языка, а удивительное свойство людей творить литературные формы, причем не зависимо от языка, на котором эти люди разговаривают или пишут. Данная форма называется тавтограмма или алитерация и присутствует практически во всех языках мира, кроме совсем уж бедных, вымирающих и малоисследованных. Яркий пример использования тавтограммы — роман «Alphabetical Africa» Вальтера Абиша, в котором каждая глава использует одну букву английского алфавита.
    Сипле, стеле сад самотній
    Сірий смуток — срібний сніг, —
    Сумно стогне сонний струмінь,
    Серце слуха смертний сміх.
    Серед саду смерть сміється,
    Сад осінній смуток снить, —
    Сонно сиплються сніжинки,
    Струмінь стомлено шумить.
    Стихли струни, стихли співи,
    Срібні співи серенад, —
    Срібно стеляться сніжинки —
    Спить самотній сад.

  5. это удивительное свойство русского языка никак не доказывает то, что это язык будущего.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ