История знает немало примеров, когда книга того или иного писателя получала всемирное признание только после его смерти.

Попасть под запрет мог каждый, а контроль со стороны «специальных» органов был беспощаден, предотвращающих любое развитие творческого пути писателя или поэта.

Уже позже, в СССР с цензурой боролись крайне жестоко. Партийные органы отслеживали любое распространение информации, будь то печатные издания или музыкальные произведения. Под контролем были театральные произведения, кинематография, изобразительное искусство, радио и телевидение, а основной целью была — массовое подавление альтернативных источников информации, идущих в разрез с официальной, государственной точки зрения.

Насколько это правильно для общества — судить не возьмусь. Идеология вроде как должна быть, а все то, что развращает сознание, вся та информация, пропагандирующая и призывающая к незаконным действиям, стихийного и анархического характера — это все равно что бомба замедленного действия с огромным радиусом поражения.

Сегодня мы опубликуем список тех писателей и поэтов, которые по политическим соображениям попадали под запрет, книги которых отказывались печатать — их считали вредными и «нежелательными»

ПИСАТЕЛИ, ПОПАВШИЕ ПОД ЗАПРЕТ

1Анна Ахматова

…Ее называли «Северной звездой», хотя родилась она на Черном море. Она прожила долгую и очень насыщенную жизнь, в которой были войны, революции, потери и очень мало простого счастья. Ее знала вся Россия, но были времена, когда даже ее имя было запрещено упоминать. Великий поэт с русской душой и татарской фамилией – Анна Ахматова.

В 1939 принята в Союз писателей, в 1946 – исключена. В постановлении ЦК было сказано, что «физиономия» Ахматовой давно известна читателю, а ее «пустая и безыдейная» поэзия плохо влияет на советскую молодежь.

Что означало для поэта исключение из Союза писателей? Отсутствие стабильной заработной платы, постоянные нападки «критиков», невозможность печататься. Но Ахматова несет свой крест с достоинстом. По словам современников, с каждым годом она становилась только величественней. В 1951 ее принимают обратно. А в конце жизни к поэтессе приходит мировое признание – награды, огромные тиражи, поездки за границу.

2Михаил Зощенко

«Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта… Зощенко привык глумиться над советским бытом, советскими порядками, советскими людьми, прикрывая это глумление маской пустопорожней развлекательности и никчемной юмористики…»,такой портрет Зощенко рисовал Жданов.

Не без его участия Ахматова с Зощенко «попали» под раздачу в 1946 году. Только Зощенко досталось больше – его сочли врагом более опасным.

В 1953 году, уже после смерти Сталина его принимают обратно. И тут-то Зощенко мог бы вернуть себе былую славу, но в разговоре с английскими студентами он признал своей исключение из Союза несправедливым, в то время как Ахматова сказала: «С постановлением партии я согласна». Писателя умоляют «покаяться», он вместо этого говорит: «Я могу сказать — моя литературная жизнь и судьба при такой ситуации закончены. У меня нет выхода. Сатирик должен быть морально чистым человеком, а я унижен, как последний сукин сын…». Такое «поведение» поставило финальную точку в карьере Зощенко. Его перестают печатать, а «коллеги» избегают с ним встреч. Зощенко умирает в нищете, фактически от голода.

3Борис Пастернак

Причин травли в случае с Пастернаком набралось немало – непонятые никем стихи, публикация «Доктора Живаго» в Италии, Нобелевская премия (1958). Через 3 дня после присуждения награды, Пастернака исключают из Союза писателей.

Не читавших, но осуждавших оказалось слишком много – Пастернаку даже не помогла помощь самого Альбера Камю, которому на «проработке» тоже досталось. Писатель был вынужден отказаться от премии. Многие считают, что на почве травли развилась болезнь – рак легких. В 1960 году он умирает на своей даче в Переделкино. Через 27 лет после смерти было отменено решения об исключении из Союза писателей.

4Владимир Войнович

«… Вот вы смеётесь, Владимир Николае­вич, а вообще, в такой ситуации, наверное, не до смеха. И если бы не ваш оптимизм природный да чувство юмора…

— Ну, наверное. Но, скорее всего, у меня просто другого вы­хода не было. Потому что мне нужно было или сесть где-то в углу и съёжиться, или уже идти напролом…»

За «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Войнович заплатил сполна. Конфликт с властями заключался не только в сатирических выпадах – Войнович принимал участие в движении «За права человека». За ним была установлена слежка, а в 1974 году его исключили из Союза писателей.

В книге «Дело №34840» Войнович рассказывает об истории его взаимоотношений с властями. На писателе решили опробовать психотропный препарат, начинив им сигареты — по замыслу кгбэшников, он должен был превратить Войновича в податливого болтуна. В итоге ничего такого не случилось, более того, писатель сам провел разъяснительную беседу. Что делать – не расчитали. В 1980 году Войнович был выслан из СССР, а затем лишен гражданства. В 90-е писатель вернулся на родину.

5Евгений Замятин

В 1929 году в эмигранской печати выходит роман «Мы», причем в усеченном виде. Выход книги, повлиявшей на Оруэлла («1984») и Хаксли («О дивный новый мир») повлек за собой небывалую травлю. Замятин был исключен из ССП, а Литературная газета заявила, что страна может обойтись без таких писателей. Спустя 2 года забвения Замятин пишет письмо Сталину: «Я ни в какой мере не хочу изображать из себя оскорбленную невинность. Я знаю, что в первые 3-4 года после революции среди прочего, написанного мною, были вещи, которые могли дать повод для нападок».

Письмо возымело эффект – Замятина отпускают за границу. А в 1934 его снова принимают в Союз писателей – и это при том, что писатель уже был эмигрантом. Роман «Мы» дошел до русского читателя лишь 1988 году.

6Марина Цветаева

С Россией, а, точнее, с советской властью, у Цветаевой сложились весьма непростые взаимоотношения. Поэтесса никогда не подвергалась политическим гонениям и не являлась врагом народа, чего не скажешь о многих литераторах первой половины 20 века. Все обстояло намного хуже – идеологи социализма попросту ее игнорировали, считая, что творчество Цветаевой насквозь пропитано буржуазными пороками и не может представлять какой-либо ценности для советского общества.

Именно по этой причине после революции Цветаева, оставшаяся верной прежнему укладу жизни и монархическим взглядам, практически нигде не публиковалась, хотя и предпринимала множество попыток донести до читателей свое творчество. И именно по этой причине в 1922 году поэтесса приняла решение покинуть Россию и воссоединиться с мужем, белогвардейским офицером Сергеем Эфронтом, который после разгрома деникинцев обосновался в Праге.

Здесь в 1934 году было написано философское и полное горечи стихотворение «Тоска по родине!», в котором поэтесса, пытаясь осознать свое жизненное предназначение, приходит к выводу, что ее творчество больше никому не нужно.

Летом 1939 года она возвращается в Советский Союз. Но на Родине ее никто не ждал. Арестованы ее муж, дочь, сестра. На печатание стихов был наложен запрет. Не выдержав нищеты, унижений, не видя смысла дальнейшего существования, она пишет в отчаянии:

Отказываюсь – быть
В Бедламе нелюдей.
Отказываюсь жить.
С волками площадей
Отказываюсь выть…

Она писала письма-жалобы, письма-просьбы, которые летели во все концы – в Союз писателей, в правительство, наконец, лично Сталину… Но ни до кого не могла достучаться, ведь она для них – жена врага народа, а значит, белогвардейская поэтесса… Она писала письма, а в это время на Лубянке из ее мужа выбивали показания, что он — французский шпион. (кстати большинство источников утверждают, что в действительности муж Цветаевой «был не тем, кем казался»).

Рано поседевшая и постаревшая, Цветаева пишет горькие строки: “Меня жизнь за этот год добила…”, “Исхода не вижу… Взываю о помощи…”, “Никто не видит, не знает, что я год ищу крюк, чтобы умереть…”

И 31 августа 1941 года Цветаевой не стало. Она покончила с собой в сенях деревянного дома в Елабуге, где находилась в эвакуации, когда сын и хозяйка ушли на расчистку аэродрома. А через три месяца после ее гибели был расстрелян ее муж, через полгода погиб на войне сын. И даже могила Цветаевой утеряна, обозначено только лишь условное место на елабужском кладбище и поставлен ей памятник.

Да, конечно, осталось ее Слово, ее душа – поэзия, статьи, письма и дневники.

***

Этот список далеко не полный. Слово писателя или поэта — всегда было мощным идеологическим оружием, и зачастую оно призывало к решительным действиям. Каждый писатель хочет быть услышанным, популярным, известным, самым читаемым, актуальным во все времена. Многие из списка тех, кто оказался под запретом в действительности были гениальными творцами слова, мысли и за свою правду понесли несправедливые наказания…

Сегодня же в эпоху свободы слова издаются и печатаются множество литературы, авторов которых, будь они в советское время постигла бы такая же участь «запретов, жертв и лишений»… И сегодня все трудней проводить параллели между настоящими творцами и теми, кто печатается ради каких то материальных благ, или еще хуже — в угоду чьих-то конкретных интересов… И порой не знаешь что страшнее — вседозволенность или цензура, и к чему все это приведет?

Читайте далее:

ИВАН ЕФРЕМОВ: «ПОКОЛЕНИЯ, ПРИВЫКШИЕ К ЧЕСТНОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ, ВЫМРУТ»

10 САМЫХ ПРОДАВАЕМЫХ КНИГ В РОССИИ

10 ЛУЧШИХ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ О РОССИИ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ