XIII в. вошел в мировую историю как век завоевательных походов и образования огромной империи Чингис-хана. Историческая наука, так и не разобравшись с главными вопросами – какой язык являлся родным для монголов Чингис-хана, к какому антропологическому типу принадлежал этнос завоевателей – пошла более простым путем: стала искать решение проблемы по принципу «там, где светло, а не там, где потеряла».

В результате этот грандиозный для истории России и Евразии период оброс плодами мифотворчества, основанного на пылкой фантазии людей, далеких от истины. Монголов объявляли народом-призраком, никогда не существовавшим в принципе, не замечая, что по монголам существуют не только летописные источники, но и археологические данные. Их относили то к славянам, то к казакам, забывая, что казаки сформировались только к XVв. как сословие и состояли из разных этносоциальных групп. А славяне никогда не были кочевниками и в раннем Средневековье не селились на восток дальше Волги и Оки.

Но самым распространенным заблуждением было поставить знак равенства между монголами Чингис-хана и современным народом, носящим имя средневековых, но так и не объясняющим его значение, как и большинство загадок монголистики.

Считается, что многочисленные скотоводческие племена с примитивным хозяйственным укладом – дикие, жестокие варвары – в исторически короткий срок (практически «вдруг») организовались и покорили вполне сформировавшиеся цивилизованные государства.

Даже при поверхностном изучении средневековых монголов становится ясно, что речь идет о другом народе, строившем города и обсерватории, дороги и каналы, создавшем уникальные законы, положившем начало социальным реформам, почтовому сообщению и т.д.

До сегодняшнего дня вопрос о языке, на котором говорили средневековые монголы, остается открытым. Ученые, не мудрствуя лукаво, просто назвали его «архаическим». Слова, сохранившиеся в источниках, притягивают к разным словоформам и диалектам, ищут в современном монгольском языке, тюркских производных, изменяют и объясняют уже с этой точки зрения, но не получается. И не получится никогда, т.к. задача решается только при правильной формуле, а ошибка дает неверный результат.

Средневековые монголы растворились в народах Средней Азии и Ирана, России и Афганистана, Кавказа и Крыма. Но все летописные источники сохранили их имена и титулы, топонимические названия и бытовые, военные  термины и названия налогов,  описание их традиций, вкусовых предпочтений и др.

Наиболее интересным источником считается летопись персидского ученого Рашид-ад-Дина, рассказывающая о них самих.

Но почему написание фундаментального труда – собственной исторической летописи – монголы поручили не грамотному китайцу, уйгуру, а ираноязычному персу Рашид-ад-Дину? Ведь то, что он написал о них, следовало проверить?

Может быть, средневековые монголы говорили на персидском языке? Нет, иначе все слова летописи были бы переведены с персидского языка специалистами Российской Академии наук. Может быть, сам перс Рашид-ад-Дин знал архаический монгольский язык, говорил на нем, и именно его персидский язык мог лучше всего передать нюансы языка средневековых монголов? Вот это вполне вероятно.

На территории современной России, в республике Северная Осетия-Алания живет древний народ – осетины, являющийся изолированным реликтом скифо-сарматского ираноязычного мира. Осетинский язык сохранил преемственность языка, на котором говорили скифы, сарматы и аланы, но, что для нас особенно важно, он относится к северо-восточной подгруппе иранской группы индоиранской ветви индоевропейских языков. Иными словами, если бы перс Рашид-ад-Дин пожил некоторое время в Северной Осетии-Алании, то он без труда понимал бы язык ее жителей, а они – его.

cingishan-alanskii-sled
Залина Джиоева: «Чингис-хан. Аланский след».

Вот почему, исследуя письменные артефакты средневекового периода, мною был использован именно осетинский язык. Именно с древнего языка скифо-сармат удалось перевести и объяснить в книге «Чингис-хан. Аланский след» все имена и титулы, географические названия, найти семь крупных аланских культов, а значит, разобраться в вере средневековых монголов; понять основные тотемы, которых средневековые монголы считали своими покровителями.

И животные были разные. Бурджигины – племя Чингис-хана, например, считали своим тотемным животным тигра (бур, бор – рыжий, золотой; джи – суффикс; гино – кошка; осет.). И именно золотая пластина с изображением тигра была пропуском везде, куда отправлялись посланники великих ханов.

Общеродовым тотемом для племен, ведущих свое происхождение от прародительницы всех монголов Алан-хоа (хо – сестра; а – эта; осет.), был кабан. Даже Чингис-хан имел эпоним Джирджис (джир – кабан; джис – сомнение; думающий кабан). Поэтому, когда в Новгородской летописи появилось неопознанное до сегодняшнего дня слово: «пришли проклятые монголы и собрали туску», то это и был кабан (тускъа – кабан; осет.). Новгородцев выгнали на облаву, а летописец зафиксировал это слово без объяснения.

Имена внуков Чингис-хана, которые знакомы нам по источникам о монголах – Хулагу и Хубилай – являются эпонимами. Хулагу имел детское имя Хоалон (аллон – алан; осет.), а Хубилай был Сечъына (осет.имя). Конечно, ни один из известных тюркских языков не может объяснить имена Хулагу (ху – свинья; лæг у – мужчина; т.е. кабан; осет.) и Хубилай (ху – свинья, кабан; билæ – берег, край; земля кабана; осет.).

cingis-han
​Портрет Чингисхана, написанный при его внуке хане Хубилае

Согласно «Юань-чао би-ши» (сокровенное сказание монголов), титул Чингис-хана записан в форме tengis (тынг – высшая степень силы; ис – быть; величайший, осет.). Китайцы называли его Чинчис. Именно эта форма и закрепилась. Детское имя Чингис-хана, якобы непереводимое, тоже легко объясняется с осетинского языка (Темо – осетинское имя; удджын –  духовный, т.е. Темуджын – духовный Темо; осет.).

Исследователей удивляют изображения монголов. Русский летописный свод, европейские и персидские миниатюры рисуют их светловолосыми и бородатыми воинами с европейской внешностью. ДНК славянского этноса подтверждает отсутствие «монгольской» крови. А откуда ей быть? Современные исследователи выдвигают теорию о принадлежности родителей Чингис-хана к гаплогруппе R1b, эта же гаплогруппа присутствует и у осетин. Спрашивается, каким образом совершенно иной облик ассоциируется у нас с монголами?

Как отмечал Л.Гумилев, «для понимания истории монголов следует твердо запомнить, что в Центральной Азии этническое название имеет двоякий смысл:

  1. непосредственное наименование этнической группы (племени или народа)
  2. собирательное для группы племен, составляющих определенный культурный или политический комплекс, даже если входящие в него племена разного происхождения».

Мои исследования показали, что народы, носившие в XIII в. общее название «монголы», подразделялись, не смешиваясь, на две большие группы:

1. скифо-аланскую (названную мной  «светлыми» монголами), для которой термин «монгол» являлся этническим самоназванием, олицетворявшим древний скифский принцип «в единстве – сила». Костяк этой группы составляли 89 племен европеоидного типа – высокие, светловолосые, часто – голубоглазые, с преимущественным лидированием тех племен, которые происходили от легендарной прародительницы Алан-хоа.

Это было этнически однородное, дисциплинированное, хорошо организованное общество, построенное на принципах «военной демократии», говорившее на одном языке, с едиными традициями, верой, помнящее историю своих скифо-аланских предков, в орбиту деятельности которых было вовлечено пол мира. Если на исторические события XIII – XV вв. смотреть с предлагаемой позиции, то три термина – «средневековые монголы», «монголы Чингис-хана» и «светлые» монголы – следует считать словами-синонимами;

2. азиатскую (названную «темными» монголами), для которой наименование «монгол» было собирательным, позволявшим чувствовать себя сопричастным к грандиозным победам первой, пассионарной и лидирующей, группы. Невысокие, смуглые, черноволосые, с узким разрезом темных глаз – представители этих племен во многом различались между собой: по происхождению и языку общения, традициям, вере и т.д. Их объединение осуществлялось не на основе этнической общности, а лишь исходя из политической и экономической целесообразности исторического момента, который возник к началу XIII в. – века завоевательных походов Чингис-хана.

Светлый цвет волос у бурджигинов был доминирующим. Летописец Рашид-ад-Дин писал, что потомки Есугей-бахадура, отца Чингис-хана, «по большей части синеоки и рыжи, бурджигин же человек, глаза которого синие».

Согласно летописи, «значение «бурджигин» – «синеокий», и, как это ни странно, те потомки, которые до настоящего времени произошли от Есугей-бахадура, его детей и уруга его, по большей части синеоки и рыжи. Так как еще в восьмом колене, которым является Есугей-бахадур, обнаруживается этот отличительный признак, а согласно их (монголов) словам, он является знаком царской власти детей Алан-хоа,..подобная внешность была доказательством правдивости ее слов».

Получается, что светлый цвет волос и голубые глаза были у потомков Алан-хоа задолго до отца Чингис-хана, но особенно сильно это проявилось у детей Есугей-бахадура, его внуков и правнуков. А это значит, что не только сам Чингис-хан был рыжеволосым и голубоглазым, но и все его братья, дети, племянники отличались светлыми волосами и голубыми глазами, очевидно, и супруги должны были быть по большей части светловолосыми и голубоглазыми, что подтверждается их именами: Борте (бор (тæ) – рыжая, осет.), супруга Чингис-хана, Борахджин (борæхсин – пепельно-русая, осет.), старшая супруга Угедея и др.

Именно эти характерные признаки дали право потомкам Есугей-бахадура называть себя бурджигин – рыжая кошка, т.е. тигр. Именно кошачьи глаза имеют тот цвет, на который постоянно обращали внимание летописцы и путешественники, – голубые или серо-зеленые. Абулгази (историк XVII в., хивинский хан, потомок Чингис-хана) сообщал, что у бурджигинов глаза были темно-синие, а зрачок был окружен бурым ободком. Академик Б.Я.Владимирцов в работе «Чингис-хан» писал следующее:

«Говорят, Чингис-хан был громадного роста, крепкого телосложения и имел «кошачьи глаза», глаза огромного рыжего тигра – царя тайги, властителя, хозяина и покровителя племени бурджигин.»

У Мэн-да бэй-лу есть описание Чингис-хана: «Что касается татарского владетеля Темуджына, то он высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. Это то, чем он отличается от других».

Хронисты утверждали, что его лицо излучало некое сияние, что, очевидно, говорит о благообразии внешности Чингис-хана, его непохожести на окружающих. Сам летописец Рашид-ад-Дин оставил интересное замечание о сыне Джочи-Касара, племяннике Чингис-хана, Есунгу: «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду».

Важны свидетельства путешественника Рубрука, который не только видел монголов со стороны, но и имел возможность встретиться с представителями аристократической элиты монгольского общества. Вот как он пишет о сыне Джочи Бату: «Бату внимательно осмотрел нас, а мы его; и по росту, показалось мне, он похож на господина Жана де Бомон, да почиет в мире его душа. Лицо Бату было тогда покрыто красноватыми пятнами». Странное сравнение по росту, возможно, это  просто ошибка при переводе, во всяком случае, сравнение Бату с европейским рыцарем, участником VII крестового похода Людовика IX Святого, меньше всего предполагает его азиатский внешний облик.

О сыне Тула Мангу: «Это был человек курносый, среднего роста, в возрасте сорока пяти лет».

О сыне Тула Хубилае источник сохранил следующее описание: «Великий государь царей Кубилай-хан с виду вот каков: росту хорошего, не мал и не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел и как роза румян; глаза черные, славные, и нос хорош, как следует». Исследователь XVIII в.  D’Ohsson, со ссылкой на летопись Рашид-ад-Дина, писал, что «когда Хубилай явился на свет, Чингис-хан удивился темному цвету его волос, так как все дети его были белокурыми».

Светлая кожа, средний, а чаще высокий рост, европейский облик: светлые волосы, большие глаза, красивый нос – вот основные характеристики генотипа аристократической элиты монголов.

Судя по летописи, многие воины племенных образований, близких Чингис-хану, отличались этими же характеристиками.

Тип светлокожих, светловолосых, голубоглазых монголов Чингис-хана не остался в памяти у покоренных народов, потому что они были «первой волной» – пришли, завоевали и ушли. Следом, и уже надолго, приходили воины с азиатской внешностью: их повадки, язык, а, главное, то, что они в порядке невольного самовосхваления и подражания лидирующей скифо-аланской группе тоже называли себя «монголами», хотя монголами не являлись, стало основной причиной путаницы в идентификации завоевателей. Поэтому термин «татаро-монголы» прочно закрепился именно за теми, кто часто собирал  дань и выполнял  другие поручения. Их численность в армии Чингис-хана первоначально была небольшой, но поскольку именно «светлые» монголы на протяжении многих десятилетий были главной ударной силой, их потери постепенно возмещались представителями других этносов, в т.ч. и «темными» монголами. Этот фактор наряду с ассимиляцией и другими причинами, в конечном итоге, стал главной предпосылкой исчезновения с исторической арены великого этноса под названием «монголы Чингис-хана».

armia-cingishana
Одна из армий Чингис-хана Фото: yvision.kz

Со временем, после развала Великой империи, многие племена вернули свои исконные этнические названия. Лишь немногочисленное племя, кочевавшее в степях Монголии, не сделало этого. Может быть, была утрачена память о прежнем самоназвании племени, возможно, сработала инерция или иные, более прагматичные соображения.

Но факт остается фактом: предки современных монголов, как и сами монголы, ныне живущие в Монгольской республике, не имеют прямого отношения ни к грандиозным событиям, происходившим в Великой степи и в целом на просторах Евразии XIII–XVвв., ни к средневековым монголам как таковым.

Более того, искаженное представление исторической науки о монголах, как о людях с азиатской внешностью, породило еще одно недоразумение: целая раса (монголоидная) до сих пор называется именем этноса, справедливо считавшего себя белой расой, арийцами, скифо-аланами. Именно с ними русские князья заключали брачные союзы. И именно они были настоящими монголами, которые понимали название союза, объединяющего их, т.к. «монгол» – это дух единства (мон – дух; гол – обоз; дух обоза; осет.), который сохранился у всех нас!

Автор: Залина Джиоева

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ