bobrov-vsevolod

« …и вечно – русский, самородный
на поле памяти народной
играет Всеволод Бобров».
Евгений Евтушенко

В последнее время всё больше уделяется внимания в нашей прессе, кинематографе историческим вехам  в истории отечественного спорта. Фильмы «Легенда №17», «Слава» о великих хоккеистах современности Харламове и Фетисове собрали огромную аудиторию. Эта статья об одном из тех, кто «ковал победы великих спортсменов, кто, собственно, сделал их великими.

Своими воспоминаниями о муже делится Елена Николаевна Боброва, вдова легендарного Всеволода Боброва, футболиста, хоккеиста, тренера; сегодня она – активный пропагандист хоккея, человек, радеющий за возвращение былой славы российского спорта. Вспоминая о своем муже, она словно проводит параллели между теперь уже историей и реалиями нашего времени.

— Елена Николаевна, чем отличаются игроки «эпохи Боброва» и теперешнее поколение спортсменов? И отличаются ли в действительности?

— Каждое поколение – порождение своего времени. Сева был продуктом своей эпохи с ее бескомпромиссностью, открытостью, когда играли на за страх, а за совесть, а патриотизм был в крови народа. Надо помнить, что восхождение Боброва-спортсмена совпало с первыми военными и послевоенными годами, когда в стране сформировалось, как теперь принято говорить, «поколение победителей». И побед от нас тогда ждали все, теперь уже на полях спортивных.  Достаточно вспомнить, историю поездки нашей команды «Динамо» в Англию, на родину футбола.

Впервые наш спорт прорвался за «железный занавес», нас никто в мире не знал. Но даже авторитет англичан, как родоначальников футбола, не спас их команды от поражения. Успех был ошеломляющим! Огромная слава обрушилась тогда на молодого Севу Боброва. Он оказался главной фигурой во всем напечатанном о динамовской поездке, показанном на экране.  

Спустя много лет, вспоминая, как в 45-м году все мы в великой и необъятной стране дружно, независимо от клубных привязанностей и симпатий, «болели» за наших динамовцев в Англии, Евгений Евтушенко писал: «На непривычных чужих полях футболисты подтвердили убеждение многих болельщиков-фронтовиков: страна первого фронта должна выиграть у страны второго фронта, и она это сделала».

dinamo-v-anglii
Стоят (слева-направо) — М.И. Якушин (тренер), М. Семичастный, А. Хомич, Л. Соловьев, Е. Архангельский, В. Радикорский, В. Бобров, И. Станкевич, В. Блинков, С. Соловьев, К. Бесков, В. Карцев.

После этой поездки, как сейчас принято говорить, Сева «проснулся знаменитым». Его голы за нашу команду в далекой Англии никого не оставили равнодушным. Когда он приходил в театр, то публика смотрела на него, забывая порой об актерах, о действии на сцене. Тогдашний редактор журнала «Искусство кино», уже прославленный режиссер Иван Пырьев, человек весьма строгих правил, посылал к Боброву корреспондента, чтобы узнать мнение нападающего о последних советских фильмах.

Люди, известные всей стране, сами познавшие мировую славу, считали за честь познакомиться с 23-летним Бобровым, а потом приглашали его в гости, на банкеты, бенефисы и вернисажи.

Я хорошо помню, что среди мальчишек, игравших во дворах, на пустырях, возникших на месте засыпанных воронок, или среди разобранных развалин и остовов домов, пострадавших от бомбежек, обязательно были свои «Бобровы». Игра Боброва с момента его дебюта никого не оставляла равнодушным. Некоторым болельщикам манера действий Боброва порой казалась ленивой и рассчитанной на то, что черновую работу обязаны выполнять партнеры. Вот и во дворах иные мальчишки слышали упреки в свой адрес – «дорвался, как «Бобер!» Те, кто не «болел» за армейцев, обижались – быть похожим на «Бобра» им казалось зазорным. Но став взрослыми, иные стали даже гордиться такими упреками.

bobrov-futbol

— Но ведь не просто успех в одной, пусть даже уникальной футбольной серии, сделал его легендарным? Был еще просто ежедневный труд?

— Несомненно, работал Всеволод Михайлович исступленно. Он никогда ни в футболе, ни в хоккее не разделял игры на трудные и легкие, нужные и необязательные. Выходя на поле, безразлично какое – футбольное или хоккейное, особенно, когда у него еще не были удалены оба мениска и его левое колено не подверглось полной реконструкции, он всегда шел в атаку. Думается, в этом его игра выгодно отличалась от игры многих мастеров, как тех, кто выступал в одно время с ним, так и тех, кто пришел на смену его поколению. А что до легендарности… Вот просто некоторая статистика его игра.

В 1950 году, играя за ВВС, он забросил в ворота ленинградского «Динамо» 8 шайб, а спустя сезон в одной из игр с той же командой – 10. Во встрече второго круга чемпионата СССР 1949 года с московским «Спартаком» он забросил также 8 шайб, но подряд. Наверное, мог бы добиться в тот вечер и большего, был, что называется, в ударе, но сказалась давняя травма: из-за нее после второго периода при счете 8:1 ему пришлось покинуть площадку (армейцы тогда победили со счетом 9:2).

bobrov-vsevolodВ 115 матчах на первенство страны по футболу в 1945–1953 годах Бобров забил 97 мячей. В 17 матчах чемпионата 1948 года, принесшего армейцам в первенствах СССР третью победу подряд, на счету этого футболиста оказалось 23 гола. В среднем за встречу – это 1,35 мяча. И эти достижения пока не превзойдены.

За сборную СССР по футболу Бобров, будучи ее капитаном, сыграл на Олимпиаде 1952 года всего три раза и забил пять мячей. Нетрудно представить его среднюю результативность в каждой игре. Выше ее нет ни у кого из футболистов, приглашавшихся в главную команду страны!

— А таланту есть место в этой технологии успеха?

— Всеволод Михайлович был, что называется, спортсмен от Бога. Ему удавалось в спорте все, за что бы он не брался. Совершенная человеческая конструкция. Идеал двигательных навыков. Чудо мышечной координации. Он не думал, не знал, почему надо действовать так, а не иначе. То было наитие. Поистине Всеволод — «всем володел». Ему не было равных не только в футболе и хоккее. Он впервые взял в руку ракетку для пинг-понга, и в тот же час ему не стало равных в пинг-понге.

Однажды Бобров подошел к корту ЦДКА, где играли теннисисты. Он с интересом следил за поединком, а потом попросил разрешения выйти на корт. И что же? Чуть ли не впервые в жизни стал играть на равных с известным теннисистом.

 

Примерно такая же история случилась в бассейне. Едва попав к ватерполистам, он повел себя среди них так, словно вода и мяч всегда были его стихией.

Известный тренер по фехтованию Виталий Аркадьев, подготовивший немало чемпионов СССР, Европы, мира, Олимпийских игр был убежден, что из Боброва вышел бы первоклассный фехтовальщик.

— Но был еще и хоккей… И снова – «впереди планеты всей», первая серия «наших», теперь уже против канадских «профи»… Как это было?

— Долгие годы о матчах с лучшими игроками Северной Америки наши хоккеисты даже не мечтали. Подобные встречи казались такими же нереальными, как если бы в боксе заговорили о поединках легковесов с тяжеловесами. К тому же родные средства массовой информации лепили из профессионалов образ врага, типичных представителей чуждой нам общественной системы. Чернышев и Тарасов, два наших ведущих тренера сборной, на словах вроде выступали за встречи с профессионалами, но на деле противились подобным контактам и под разными предлогами отвергали их.

Тогда это было неудивительно. Из года в год сборная СССР, руководимая Чернышевым и Тарасовым, побеждала на чемпионатах мира и Европы, при них она стала первой на трех подряд Олимпийских играх. Все эти победы подавались в нашей стране как успех советской хоккейной школы, ее называли самой передовой в мире.

Оба знаменитых тренера опасались встреч с профессионалами по той простой причине, что не рассчитывали победить, а потому был бы нанесен моральный ущерб советскому хоккею, прекратились бы разговоры об отечественной школе хоккея как самой передовой на планете, главное – они перестали бы ходить в героях. Вот почему Чернышев и Тарасов предпочитали встречам с профессионалами проторенную дорожку в любительском хоккее.

Джон Маклелан, приезжавший тогда в СССР на розыгрыш приза газеты «Советский спорт», перед отлетом домой, сделав реверанс в сторону будущих соперников («У вас хорошие команды и немало интересных игроков, с которыми охотно заключили бы контракты менеджеры любого клуба НХЛ»), тут же заметил, что советским хоккеистам не под силу бороться с канадцами. «Для того, чтобы догнать нас, вам потребуется не менее пяти лет». Незадачливому разведчику крепко досталось от соотечественников, когда пришла пора подводить итоги выступления сборной команды СССР в Канаде…

Канадские газеты призывали не скупиться на финансовую поддержку игроков, лишь бы те буквально «порвали» советскую команду.

На первое выступление советских хоккеистов прибыл премьер-министр Канады Пьер Эллиот Трюдо.

Прежде чем символически вбросить шайбу в игру, он заверил гостей, что их в Канаде ждет самый сердечный прием. Пожелав советским хоккеистам всего самого хорошего, глава канадского правительства призвал их знакомиться с достопримечательностями, посещать музеи, театры, делать все, что захочется, кроме одного – не выигрывать у канадских хоккеистов.

 

Эти слова трибуны монреальского дворца «Форум», одного из самых больших в мире, встретили аплодисментами, потонувшими в хохоте.

Но Бобров поверил в нашу команду, он читал всю американскую спортивную периодику, следил за подготовкой канадцев к матчам серии, разрабатывал стратегию и тактику игры. И даже когда в первом матче, в Канаде, на седьмой минуте счет был 2:0 не в нашу пользу, он веру эту не утратил.

В свою очередь хоккеисты сборной СССР настроились сполна ответить Боброву за его доброжелательное и честное отношение к ним. Думается, именно характер искренних взаимоотношений между игроками и тренерами, прежде не всегда отмечавшийся в сборной СССР, стал тем немаловажным обстоятельством, которое предопределило успешный дебют советских хоккеистов в трудных матчах со звездами НХЛ.

Во всяком случае, все, кто хорошо знал нашу сборную на протяжении долгого времени, отмечали, что ее игроки никогда не выполняли все указания старшего тренера так четко, как на катках Канады.

bobrov
Сборная СССР — победитель чемпионата мира и Европы по хоккею с шайбой 1973 года

— Тренировки, разъезды… Чемоданная жизнь так привычна для спортсменов высокого класса. А дома каким он был?

— Домашним. Стоило ему оказаться дома, как он тут же находил себе занятие: что-то ремонтировал, мастерил… Просто ездил на дачу. У нас постоянно были люди, спортсмены, космонавты, артисты… Он был очень щедрым человеком, не «добреньким», а именно добрым, готовым в любую минуту прийти на помощь друзьям.

— И в заключении, несколько слов нашим читателям.

— Хорошо, что у нас наконец-то появилось понимание простой истины: победы сегодняшние – продолжение славной истории советского, позднее – российского спорта. И вспоминая его славное прошлое мы, таким образом, закладываем залог будущих побед. Успехов вам, будущие Бобровы, Мальцевы, Харламовы! И долгого спортивного пути!

«И он останется счастливо Разбойным гением прорыва Бессмертный Всеволод Бобров». Евгений Евтушенко

Автор: Андрей Турапин

Факты о Всеволоде Боброве:

bobrov-vsevolod bobrov-vsevolod bobrov-vsevolod

В 2014 году, в преддверии олимпийских игр на улицах США, Швеции и Чехии появились провокационные биллборды «Russian Hockey Heroes» с изображением легендарного советского хоккеиста и тренера Всеволода Боброва и специальным посланием для сборной каждой страны.

Биллборды «Russian Hockey Heroes» в трех странах мира призваны были напомнить нашим главным соперникам, что Россия – страна героев, в том числе, и героев хоккея. Наш хоккейный триумф начался с Зимних Олимпийских игр 1956 года, когда капитаном сборной СССР выступал Всеволод Бобров. Он уверенно привел команду к победе и заслуженно получил неофициальное звание «Гений прорыва».

Евгений Евтушенко в своем стихотворении написал о нем так: «Шаляпин русского футбола, Гагарин шайбы на Руси».

В 50-е годы в СССР был настоящий культ Боброва, которого болельщики называли по простому — «бобёр». Бобров повлиял даже на моду — стало популярным носить «бобровскую» кепку. Случай, показывающий популярность «универсального спортсмена» произошел, когда Бобров возвращался зимой поздно вечером в гостиницу и в подворотне на него напали грабители. Приставив нож к горлу, они велели снять часы и шубу. На что спортсмен спокойно ответил: «Вы чего, ребята, я же бобёр». Грабители узнали его, опешили, долго извинялись и даже проводили знаменитого «кореша». Этот эпизод описан в книге Владимира Пахомова «Всеволод Бобров — гений прорыва».

bobrov
справа Всеволод Бобров в фирменной кепке

В жизни Боброва не раз были ситуации, в которых будто бы сама судьба отводила его от трагической гибели. Впервые он «посмотрел смерти в глаза» ещё в детстве. Он пошел с братом Владимиром и ещё двумя мальчишками играть в хоккей на лед озера. Лёд был совсем тонкий, и все четверо оказались в холодной воде. Братьев Бобровых удалось спасти, два других мальчика погибли. По воспоминаниям Боброва, тогда он решил, что должен жить за двоих.

Миновала Всеволода Боброва и война, хотя он и подавал прошение о том, чтобы пойти на фронт. Его брат Владимир прошел войну, но из-за полученных ранений так и не смог вернуться в спорт.

Самым же наглядным примером того, как судьба берегла Боброва, можно назвать происшествие, случившееся 5 января 1950 года. Почти вся хоккейная команда ВВС, в которой тогда играл спортсмен, разбилась на самолёте. Хоккеисты летели в Свердовск, на матч с командой «Дзержинец». Бобров на рейс не попал, опоздал и поехал на поезде. Показательно, что матч не стали отменять. С «Дзержинцем» сыграла и выиграла другая команда. С того времени Бобров, рисковый в игре, стал с большой осторожностью относиться к авиаперелетам. Если и летал — предпочитал места в хвосте самолета, где шансы выжить статистически больше.

В знаменитом турне «Динамо» 1945 года Бобров забил 6 из 19 голов в ворота прославленных английских команд. Конечно, англичане тут же начали предлагать Боброву немыслимые деньги за то, чтобы «блуждающий форвард» перешел на их сторону. Однако Бобров от всех предложений отказывался. В британских газетах даже напечатали рейтинги того, какие суммы предлагались за наших футболистов владельцами английских клубов. За Бескова — такая сумма, за Архангельского — другая. Напротив Боброва было написано — бесценен.

Английские журналисты писали: “Когда Бобров получал мяч, его никто не мог остановить: кажущуюся ленцу сменяла бурная вспышка энергии, он обходил на скорости с помощью финтов защитников команды противника, бросавшихся к нему, а при случае и вратаря, и забивал мячи”. Техника и тактика бобровской игры восхищали. В хоккее до сих пор используется бобровский финт, когда шайба забивается из-за ворот крюком, в футболе на него равняются в уровне дриблинга.

На Олимпиаде 1952 года сборная СССР за двадцать минут до окончания игры проигрывала Югославии 1:5. Это был важнейший матч не только в спортивном отношении, но и в политическом. Понимали это все. И команда за оставшееся время сравняла счет. Три мяча «заколотил» югославам капитан нашей команды — Всеволод Бобров.

К сожалению, даже гениальные спортсмены могут оказаться бессильными перед бюрократическим чиновничьим аппаратом. В 1974 году Боброва отстранили от работы со сборной по хоккею из-за того, что он обоснованно нагрубил советскому послу в Финляндии, заявившемуся в раздевалку в перерыве матча.  В хоккей Бобров так и не вернулся — стал работать с футболистами, но система, один раз ударившая, решила пойти на добивание. На пресс-конференции в 1977 году Валентин Сыч, заместитель председателя Спорткомиетат СССР сказал: «Бобров, безусловно, великий спортсмен, но мы ничего не будем ему прощать». Боброву не простили и шестое место ЦСКА в чемпионате страны — сняли с должности, поставив тренировать детскую команду. Жить Боброву оставалось меньше года.

bobrov-vsevolod
Всеволод Михайлович Бобров с Кубками Европы и мира

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ