Очень часто можно услышать от русских женщин:

«Мужиков катастрофически не хватает: хороших мало, а большинство спились. Что делать?»

Поэтому всё чаще русские женщины подумывают: а не выйти ли замуж за иностранца/инородца? Но задают ли они себе вопрос:

— Человек другой культуры, другой веры — какая будет совместная жизнь с ним?

Вот если бы мы задавали себе этот вопрос перед тем, как расписаться в загсе, то, думается, сократилось бы количество таких «росписей» и, следовательно, и число разводов и разрушенных детских, не говоря уж о взрослых, судеб.

Но разве мы думаем…

Большинство из нас, к сожалению, обращает внимание на внешние проявления: комплименты, букеты цветов, распущенные в брачный период павлиньи хвосты…

А вот после загса чаще всего, особенно если избранник родом из исламской или кавказской республики, вскоре незадачливая искательница семейного счастья слышит: «Малчи, жэнщына, тваё мэсто на кухнэ!». После такой фразы становится совсем уж ясно, что ни о каком счастье с таким мужем и речи быть не может.

Зато до свадьбы его «мужественность» и акцент очень даже нравились.

Но представим, что нет такой фразы (а она, как лакмусовая бумажка, выявляет всё мировоззрение и уклад жизни), а просто начинается тихая семейная жизнь. Он работает, она сидит дома, создаёт уют. Или хуже — и работает, и создаёт уют. И это может долго не надоесть, особенно если пойдут дети.

Женщины — народ терпеливый, особенно русские женщины, поэтому такой жизни им может хватить лет на пять-семь. А потом…

Вот тут хочется посоветовать почитать какую-нибудь книжку типа «Возрастная психология», где описано, в каком возрасте и на каком основании происходят разные жизненные кризисы. Науки существуют потому, что в природе есть разные законы, которые действуют одинаково для всех, без исключения. А наука психология открыла, что в жизни любого человека, как и в жизни любой семьи, через определённое количество лет происходят кризисы. Они не только неизбежны, но и нужны. В семье они нужны для того, чтобы ещё больше сплотить мужа и жену.

Как сказал прекрасный писатель Антуан де Сент-Экзюпери:  «Любить — это означает смотреть не друг на друга, а вместе, в одном направлении».

Поэтому возникновение проблемы в идеале должно привести к её разрешению при обоюдном согласии, ну а это происходит в более-менее накалённой обстановке.

Вот это и есть кризис.

Но если в семье женщина должна только молчать и место её — кухня, то о каком совместном преодолении кризиса может идти речь?

Восточная женщинаВосточная женщина с самого раннего детства воспитывается соответствующим образом, и то приходится слышать о разных страшных случаях выхода из-под повиновения. Но у русской женщины воспитание другое.

Я пятнадцать лет прожила в Италии и поняла одну вещь: национальный характер существует. Он зависит от менталитета, а он, в свою очередь, от культуры и традиций.

В Италии культура и традиции христианские, а менталитет католический. В России менталитет православный.

И католичество, и православие учат о духовной любви и уважении к каждому, повторю: каждому человеку, независимо даже от его вероисповедания. А по исламскому вероисповеданию «неверных» можно обманывать, а лучше убивать, а женщина не наследует Царство Небесное, наряду с животными. Разница понятна?

Поэтому кризис в такой смешанной семье будет загнан внутрь, силовым приёмом, и там, внутри, будет разлагаться и накапливать гной. А этот процесс, как известно, ведёт или к заражению крови и смерти или к болезненному выходу наружу.

И вот представьте: вы потеряли 10 лет своей жизни на это убожество. Хотя слово выбрано неправильно.

  • Убожество — это значит «убогий», то есть человек «у Бога», ради Бога терпящий нищету или болезни. А вы, чтобы выйти замуж за мусульманина, должны ещё отречься от Христа и принять веру будущего мужа.

И вот после 10 лет рыданий на кухне вам ещё предстоит от этого как-то избавиться, если вы не совсем уж безвольный человек.

Оставим ислам, перейдём к язычеству?

Официально любая языческая религия учит любить всех людей. Вон в Индии — как хорошо относятся к иностранцам, везде место уступают… Правда, свои же умирают на улицах от голода и даже от жажды. Ну, и иностранец может быть убит, но только за какое-нибудь страшное преступление, например, за плохое отношение к коровам.

Или возьмём Китай. Прямо перед вами с живой змеи снимают кожу, только потом ей отрубают голову, выжимают кровь в рюмку — и вот это такое блюдо в ресторане. Одна наша знакомая из соседнего подъезда в позапрошлом году съездила по туристической визе в Китай и вернулась с фразой: «Как же я теперь ненавижу китайцев!». «Мир посмотрела», называется. Дело в том, что она — «собачница», а в Китае она увидела, как и в каких условиях выращивают собак для еды. Наревелась там…

Подумайте: какой нужно иметь менталитет, чтобы всем этим заниматься. И как это проецируется на весь жизненный уклад людей.

китайцы в РоссииКстати, все мы знаем, что в Китае очень жёсткая государственная политика в отношении рождаемости. Это привело к тому, что когда на УЗИ узнавали о женском поле ребёнка, его убивали посредством аборта, потому что иметь ребёнка мужского пола престижнее, всё по тому же принципу, как и в исламе: высшая каста. И вот теперь в Китае новому поколению катастрофически не хватает женщин, чтобы создать семью, и китайцы всё чаще подумывают о невестах из соседней России. Это так, на заметку.

арабские страныКстати, в арабских странах сейчас тоже напряжённая ситуация с невестами, хоть аборты у них и запрещены. И там теперь такая теневая политика: взять, простите, свиноматку из другой страны, наплодить детей, а потом детей забрать, а бывшей уже жене — пинок под зад.

Закон шариата позволяет мужчине разводиться в одностороннем порядке без объяснения причин.

Так, что у нас осталось? Африка? Есть наши девушки, которые согласны и туда ехать. У моей подруги троюродная сестра туда замуж вышла. Жили они в мире и согласии, был свой дом даже. Но традиции их не пришлись ей по вкусу. Например, с ужасом писала, как там в гости ходят.

У нас, например, что такое гости? Это застолье, песни-пляски или, по крайней мере, кухонные разговоры по душам. А там родственники приходили в их дом со своими циновками, без всяких застольев расстилали их на полу и ложились спать. Поспали, собрали циновки и ушли восвояси. Это называется там «ходить в гости».

Излишне говорить, что наша соотечественница давно уже вернулась в Россию, хоть, вроде, и муж неплохой был.

Или ещё такой случай.

Мне он был рассказан в Италии, и именно из него я поняла, что такое — менталитет, не христианский или христианский.

Один итальянец, коллега моего мужа (я 20 лет назад вышла замуж за итальянца), поехал в Африку в командировку. Там у него был служебный джип, который в одной из поездок перевернулся, а сам водитель остался жив, но сломал ногу. И вот, он со сломанной ногой у всех на виду пролежал на обочине дороги возле перевернувшегося автомобиля весь день под палящим солнцем, и ни одна из проезжавших мимо машин не остановилась, чтобы хотя бы посмотреть, что случилось. Почему? Потому что это были африканцы, а закон у этого народа таков: если ты не из нашего племени, то нам нет до тебя дела. Этот итальянец, без сомнения, умер был там, если бы под вечер мимо него не проехал какой-то немец: тот его и подобрал.

Кажется, с экзотикой всё понятно, а вот европейцы — выбор беспроигрышный. И уровень жизни повыше, и на улицах их городов чище, и все улыбаются, да и христиане же, с христианским менталитетом!

европейские мужчины

Ну, давайте теперь расскажу про свой личный опыт.

Я вышла замуж в 31 год — всё выбирала, не торопилась, к каждому знакомству подходила с меркой: «Каким он будет мужем, сможет ли обеспечить семью или будет всё прогуливать с друзьями?». Тогда я была неверующей и даже некрещёной, поэтому и мерка у меня была такая, материалистическая. Жила тогда в Москве, и меня познакомили с итальянцем. В тот момент я поняла, что это то, что надо. И тут же, безжалостно бросив всё, сломя голову рванула в Италию. Поначалу всё шло очень хорошо — оба неверующие, оба с материальными ценностями жизни.

Но вот спустя три года поехала, наконец, в «отпуск» домой, уже в свой периферийный российский городишко, и по тогдашней моде покрестилась — без веры и без покаяния. И даже на следующий день не пошла причащаться, лень было ещё раз рано вставать. На этом тогда всё и закончилось.

Когда же вернулась ещё через год, то решила купить несколько книг православной литературы, чтобы спокойно почитать в Италии, узнать, во что же я, собственно, покрестилась. И вот тут начались чудеса: не только то, что я обрела веру, но буквально — чудесные случаи в моей жизни, с помощью святых и пр. (как сказал один афонский монах, Паисий Святогорец, «Бог иногда даёт нам конфетку, чтобы показать, какая там, у Него, кондитерская»).

Из вышеописанного вы, наверное, уже поняли, что характер у меня решительный, поэтому, как я сейчас говорю, «поняв, в чём дело, я задраила люк и поехала в Православие».

Сметая со своего пути все преграды. Одной из преград стал неверующий муж. Я и сейчас думаю — молчал бы себе, когда я начала соблюдать среды и пятницы (посты начала соблюдать только года три спустя), так нет, обязательно в пятницу ему надо было в гости идти, да и вообще стал неравнодушен к тому, что у меня на тарелке. Я готовила ему — отдельно, себе — отдельно. Так что не было такого, чтобы я и его заставляла поститься. Но раздражение росло, а у меня характер горячий, за словом в карман не полезу. В общем, не стало такого, чтобы «оба смотрели в одном направлении».

В конце концов, через 15 лет уехала обратно в свой периферийный российский городишко, а до этого года три уже стиснув зубы ждала, по апостолу Павлу, когда «неверующий не будет согласен жить с женой верующей». Когда мне указали на дверь, я с огромным удовольствием уехала, хотя и знала, что мужу будет плохо от этого, но и мне было не сладко и ситуация уже зашла в тупик, никто не стал бы уступать.

Через 3-4 года стали переписываться, через год он меня попросил вернуться. «По апостолу Павлу» я вернулась, но как только выставила свои иконы, он тут же задал вопрос: «А это зачем? Нельзя ли куда спрятать?»

непонимание

Так я ещё раз оказалась в своём периферийном российском городишке.

Теперь муж ждёт, пока доработаю до пенсии и живёт тем (я знаю), что вернусь. Просто на этом строит свои планы. Ну, я вернусь, но только наверняка опять ненадолго.

Мораль: невозможно жить верующему человеку с неверующим. Это — пытка, даже не искушение, а настоящая пытка, причём для обоих.

Можно мне возразить: «А у меня не такой жених, он терпимо относится к вере и мне не мешает».

Есть у меня и такой пример, моей бывшей подруги в Италии. Она замужем за неверующим, сама она с сыном ходит в церковь (он их даже на машине подвозит), соблюдает посты… Пытается мягко «перевоспитать» мужа, утро у них начинается с того, что вместе читают главу из Евангелия, подсовывает ему православные книги (на итальянском), и он их читает, потом обсуждают прочитанное. Но сам он говорит: «Я знаю, что Православие — правильная вера, но сам никогда православным не стану и в церковь ходить не буду». Представьте, что она при этом чувствует. Явно, не счастье.

С тех пор, как она с ним, он лучше не стал, а вот она стала хуже (зачем тогда и в церковь ходить?) — поэтому и называю её бывшей подругой. Она сама мне как-то сказала: «Если бы не сын, меня назавтра в Италии не было бы».

И это — пример мужа «терпимого»!

Надо же понимать: неверующему невозможно стать лучше, и он раздражается и всегда будет раздражаться на верующего человека (по той причине, что жизнь верующего служит ему немым укором). А проявления этого раздражения зависит от характера человека — или будет открытый бой или подспудное выживание со света.

Потому что неверующий человек — марионетка своих страстей, то есть на самом деле — бесов.

Вопрос: зачем выходить замуж за марионетку? За зомби?

Перед тем, как уехать насовсем из Италии, я всё же походила по священникам, и все мне говорили одно и то же (без исключений!), что могу выразить словами одного московского батюшки: «Если в главном понимания нет, то совместной жизни — не будет!» (вспомните высказывание Экзюпери).

nastroenie-chuvstva-para

То есть верующая с неверующим — всегда полный провал, вещь для мазохистов.

Акцент моего повествования сместился на Православие, а большинство читающих эти записки наверняка не являются верующими. И они думают: «Ну, это твои проблемы, у меня их нет».

На это хочу задать вам вопрос: а вы уверены в том, что не станете верующими?

Вот когда проживёте всю жизнь в материальных заботах века сего, потом подойдёте к концу жизни, когда пошатнётся здоровье, приблизится время ухода из этого мира, и материальные игрушки перестанут тешить и даже интересовать — может, тогда вы всё-таки задумаетесь над смыслом своей жизни, и вдруг вы поверите в Бога? Что тогда? Какое у вас будет окружение? «Каких друзей найдёшь, так и жизнь проживёшь», а я бы добавила «так и помрёшь». Вот пример: Лев Толстой хотел покаяться перед смертью, и даже один оптинский старец приезжал к нему для этого, но окружение Толстого не допустило священника к умирающему, так и умер в анафеме церковной. Что это значит, умереть без покаяния и причащения, думаю, не надо даже неверующим объяснять.

Но возьмём всё же самый распространённый случай (возможно, ваш) — оба неверующие.

В таком случае разъединять будет разная культура, традиции.

Он вырос на Микки-Маусе, а вы — на Чебурашке и Крокодиле Гене.

Отсюда — уже разное отношение к юмору. Вас будут смешить разные вещи. И удручать — тоже. Понимания не будет. Оно будет искусственное, когда человек умом понимает, что это должно быть смешно или грустно.

Сейчас это кажется надуманной проблемой, но вот когда я могла ответить на вопрос известной (в России) цитатой из известного фильма — например, работая в Италии переводчиком в группе с русскими — и мне отвечали тоже цитатой, я чуть не плакала от умиления. Потому что такое в разговоре с итальянцами (немцами, шведами…) невозможно. А ведь это — целый кусок отрезанной от жизни радости. Радости словесного творчества, юмора, интеллектуального ребячества и неизвестно ещё чего. Такие вещи ценишь, действительно, только когда их потеряешь. Но это очень ощутимо. И больно.

И жизнь в Европе — пустая, скучная.

sadness-loneliness-pechal

За 15 лет у меня не появилось ни одной итальянской подруги (потому что не о чем говорить), а только украинки, молдаванки и русские. Есть, правда, одна албанка, но и она тоже… «прилизанная», хоть и верующая и очень хорошего характера. Но её вера поверхностна, как и все отношения между людьми в Европе — поверхностные и большей частью лицемерные. Потом начинаешь задыхаться: невозможно всё время говорить о погоде и кто в какой ресторан сходил и что поел — больше ни о чём другом не говорят. Как сказал Гамлет: «Ужас! Ужас! Ужас…»

Причём, я не тот человек, который чувствует ностальгию — почти всю жизнь живу вне отчего дома. Но последнее время начиналось что-то похожее. В последние дни ходила по городу (в Италии) и с лирической грустью думала: «Уезжаю насовсем и больше никогда этого не увижу…» И тут же: «Ну и слава Тебе, Господи!»

Есть ещё один аспект проблемы, о котором не сказала: в другой стране вы никогда не станете своим человеком. Вы всегда будете иностранцем. В Италии лучше, чем в других европейских странах, относятся к иммигрантам, но и там вы им так и останетесь. Со всеми вытекающими последствиями. Да и сами, если только вы не из дерева, никогда не сможете стать европейцами по натуре. Потому что это — не наша культура, не наши традиции и не наш менталитет — они нам чужды. Похожи, да. Но не наши.

И место работы, если найдёте таковое при безработице, которая давно уже царит во всей Европе, будет таким, от которого в России вы обязательно отказались бы. Мне очень повезло, я подрабатывала переводами, но из 300 русских в том городе это делала только я. Остальные мыли посуду или ухаживали за стариками.

Что продолжают делать и сегодня, и не думаю, что им это нравится. А прожить на одну зарплату мужа нелегко, особенно если захотите иногда приезжать в Россию. Так уж лучше в России мойте посуду! Зато семью будете иметь хорошую (будем надеяться).

А чтобы создать хорошую семью, необходимо подойти к её созданию осознанно, передвинув свои чувства на второй план. Этому учит нас и народная мудрость, выраженная в пословицах. Приведу одну: «Плохой сын и плохой брат никогда не будет хорошим мужем». А закончить хочу итальянской пословицей: Donne e buoi dei paesi tuoi! (Женщины и волы — только твоей страны!).

Тогда и проблемы будут решаться при полном взаимном понимании. А в семейной жизни — это самое главное. Именно при этом условии влюблённость, которая толкает на семейную жизнь, перерождается в любовь, которая скрепляет людей до самой смерти. А для верующих — и после неё.

Чего вам и желаю.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Поделиться
Андрей Р.
"Верю, что добро, культура и нравственность спасут эту планету..." Автор журнала moiarussia.ru