Существует геологическая гипотеза о том, что по Байкал является частью сверхглубинного разлома в земной коре. По этой линии возможен раскол Евразии на два самостоятельных континента. Убедительных подтверждений пока нет, но озеро постоянно разделяет на две части общество.

В КНР зарегистрирована крупная фирма под названием «Дацинская водная компания ООО «Озеро Байкал». Китайская компания, в названии которой российское озеро, страстно желает построить современный, совершенно безопасный завод, который будет производить 132 м3 бутилированной воды в сутки. Произведенный продукт пойдет на рынок Китая. Согласно утвержденному проекту по дну озера проложат три километра трубопроводов, которые и будут качать воду. На стройплощадке уже начались земляные работы. Сам завод будет запущен в 2021 году.

Положение неоднозначное. При первом взгляде возникает возмущение. «Моя Россия» разбирается в сложившейся ситуации.

Прежде всего, Байкал — это не нетронутая земля. Здесь уже работает два подобных разливных завода на южном побережье — в Листвянке несколько лет и в Порту Байкал уже с десяток лет. Директор НИИ биологии Иркутского государственного института Максим Трофеев так комментирует события:

«Ни один из них [двух существующих заводов – Прим.] не привёл к каким-либо экологическим бедствиям. Да и не мог привести, поскольку индустрия по бутилированию воды самая (!) экологически безопасная из всех возможных индустрий на Байкале. Вода — это возобновляемый ресурс. Какого-либо значимого ущерба для экосистемы озера отбор в масштабах одного, двух и даже сотни заводов не наносит. Это меньше сотой доли процента от ежедневно вытекающей из Байкала воды по реке Ангара. Даже если поставить тысячу таких заводов, суммарное воздействие от них будет несопоставимо с влиянием одной небольшой турбазы где-нибудь на Ольхоне. Я не только не вижу проблем в создании ещё одного завода, но и считаю, что эту индустрию нужно масштабировать и тиражировать».

Если отбросить эмоции и рассуждать логически (основываясь на мнениях экспертов и ученых), то добыча воды в заявленном объеме (500 000 литров в год с увеличением мощности до 2,5 млн. литров) не представляет угрозы для озера. Технология добычи наносит минимальный вред экосистеме (говорить о полном отсутствии негативного влияния просто глупо). Байкал — крупнейший источник пресной воды в мире. Так в чем смысл этого источника, если нельзя его использовать?

С другой стороны, невозможно представить строительство завода, организацию его работы без воздействия на природный объект. Уже за несколько лет до нынешнего проекта ученые отмечали резкое снижение уровня воды в озере. Локальное экологическое загрязнение прибрежных вод, вырубка лесов вокруг водоема, пожары — в совокупности это привело к обмелению берегов.

Выходит комичная ситуация: есть ученые, которые говорят о безвредности и пользе проекта — есть ученые, которые сообщают об огромной угрозе для Байкала. Кому верить? Сложно сказать — точнее, невозможно. «Трибуну» получают те специалисты, слышать которых удобно и выгодно. Было бы комично, если бы не касалось одного из крупнейших естественных водоемов мира.

Экологические конфликты на озере

С 1999 года в стране действует ФЗ «Об охране озера Байкал». Этот документ определяет контроль за производством и оказанием услуг в районе озера. Закон стал первым опытом решения экологических проблем с помощью ограничения хозяйственной деятельности.

Из самых крупных экологических угроз озеру выделяют — Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат и реку Селенгу.

Комбинат работал с 1966 по 2013 год, после чего было принято очень правильное решение о переносе производственной мощности на другие предприятия. Это стало важным шагом в направлении восстановления экосистемы озера.

А вот с Селенгой все гораздо сложнее. Эта река является крупнейшим водотоком, который впадает в водоем (составляет примерно половину от общего объема). В верховьях реки, на территории Монголии, в реку поступает большое количество загрязнителей — отходы из Улан-Батора, золотодобывающие производства Заамара, а также многочисленные добывающие предприятия в долинах рек Орхон и Хараа-Гол. В результате в озеро поступает большое количество загрязнителей.

Экосистема страдает от многочисленных экологических преступлений. Государство стремится пресекать такие действия, но это достаточно сложно.

Почти половина нарушений приходится на Бурятию. Основной вид преступлений — это вырубка деревьев, добыча животных.

В 2006 году президент лично приказал отодвинуть линию нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» от водозаборного бассейна Байкала. Первоначально он должен был пройти в 40 км от берега, а еще раньше примерно в 800 метрах. В результате проект был изменен и нитка нефтепровода отодвинута. Считаем это большой победой рациональной мысли.

Последние события

В июне 2018 года компании «Озеро Байкал-Лун Чуан» областной суд Приангарья запретил производство бутилированной питьевой воды из озера Байкал. Иск «в защиту интересов Российской Федерации, прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц» подал Западно-Байкальский межрайонный прокурор. Предприятие с цехами на промплощадке города Байкальска занималось розливом бутилированной воды из Байкала, продукция вывозилась на продажу в Китай. Воду компании поставляли по договору водоснабжения с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом – забор, по данным ведомства, велся непосредственно из озера.

Прокуратура при проверке выявила на заводе нарушения законодательства «в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения и в техническом регулировании». К примеру, в бутылки воду разливали без производственного контроля за качеством водоисточника.

Суд первой инстанции признал деятельность компании «Озеро Байкал-Лун Чуан» опасной и запретил производство до тех пор, пока производственный контроль за качеством воды не будет обеспечен по требованиям СанПиН. [источник https://www.sibreal.org]

Это пример практического и обоснованного подхода к заботе об объекте, который защищается государством.

20 февраля 2019 года в Иркутске прошла пресс-конференция «Спаси Байкал». На ней присутствовало 200 человек. По региону проходят митинги местных жителей, которые лучше всех понимают состояние Байкала и к их голосу следует прислушиваться особенно внимательно.

Предположение

Опыт последнего столетия показал, что человечество ошибается в прогнозах и анализах гораздо чаще, чем хотелось бы. Природа слишком хрупка, чтобы основывать нашу хозяйственную деятельность на предположениях. Может стоить оградить некоторые объекты от антропогенного воздействия в полном объеме?

Озеро имеет много слабых мест и даже несколько километров трубы и потребление менее 0,01% общего объем в год могут стать последней «каплей» и спровоцировать экологическую проблему. В результате хозяйственной деятельности могут отмечаться такие последствия:

  • уменьшение количества кислорода в воде;
  • выделение вредных веществ;
  • уменьшение популяций и заболевания животных и рыб водоемов;
  • разрушение берегов;
  • уменьшение количества нерестилищ;
  • изменение режимов озер;
  • возникновение «мертвых зон» в воде.

Пока нет действительно эффективной и безопасной технологии, пусть вода Байкала останется естественным резервуаром. А мнение общественности можно регулировать достаточно просто — средства масс-медиа способны оперативно менять позицию по «скользким» вопросам.

Когда-то создание оросительной системы на основе Аральского озера считалось невероятным прорывом и сверхоправданным решением. Спустя 50 лет все понимают провал идеи, с тоской наблюдая «лужицы», которые остались от некогда огромного моря.

Не стоит больше рисковать.

Варианты развития событий

1. Завод построят и запустят.

На данный момент такое развитие событий является наиболее вероятным. Проект уже начали реализовывать, инвестиции поступают, договорные соглашения подписаны. Если начнется возведение зданий и прокладка сетей, то можно говорить о решении вопроса с вероятностью в 90%.

2.

Завод не построят. Проект остановят.

Сбор подписей против строительства идет успешно, в обществе сформировалась сильная позиция против проекта — такие условия внушают оптимизм и позволяют надеяться на приостановку строительства. Кроме того, продолжаются дискуссии в кругах ученых и специалистов, поэтому вполне может повториться сценарий, который уберег Байкал от нефтепровода на берегу.

3. Проект изменят с целью минимизировать вред для экологии. 

Компромиссный вариант, но который имеет место быть. Возможно, общественное мнение и голоса отдельных ученых вполне могут стимулировать дополнительную разработку проекта, оптимизацию конструктивных решений. Хотя этот вариант менее вероятен.

У проекта есть одно ключевое достоинство, которое сложно перекрыть заботой об экологии — это финансово-экономический аспект. Компания будет платить серьезные суммы в казну, обеспечит рабочие места, а также предложит высокую стоимость за выкачиваемую воду. Такое предложение относится к категории «от которых невозможно отказаться».

Сейчас строительство только началось. Что будет дальше и к чему приведет пока неизвестно. Так что, следите за новостями.

На общественной платформе CHARGE.org сейчас проводится сбор подписей против строительства завода — https://www.change.org/p/остановите-строительство-завода-по-розливу-воды-байкала-для-китая. На момент подготовки статьи петицию подписали почти 700 000 человек.

Свидетелями важного исторического события станем мы с вами.

P.S. В завершении статьи «Моя Россия» приводит высказывание Антона Павловича Чехова, которое лучше любой фотографии с величественного озера:

«Байкал удивителен, и недаром сибиряки величают его не озером, а морем. Вода прозрачна необыкновенно, так что видно сквозь неё, как сквозь воздух; цвет у неё нежно-бирюзовый, приятный для глаза. Берега гористые, покрытые лесами; кругом дичь непроглядная, беспросветная. Изобилие медведей, соболей, диких коз и всякой дикой всячины…»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя