Настоящая легенда Российского государства, человек, который мечтал о счастье простого русского народа, реформы которого за короткий срок сделали Россию могущественной державой.

О таких людях обычно говорят: «человек, опередивший время». Интеллекту Петра Аркадьевича могли бы позавидовать и сегодня. В свое время сам Менделеев восхищался познаниями будущего реформатора России. Из воспоминаний дочери П. Столыпина Марии Бок:

«Окончил он естественный факультет Петербургского университета, и экзаменовал его, наряду с другими, сам Менделеев. На одном из экзаменов великий ученый так увлекся, слушая блестящие ответы моего отца, что стал ему задавать вопросы все дальше и дальше; вопросы, о которых не читали в университете, а над решением которых работали ученые. Мой отец, учившийся и читавший по естественным предметам со страстью, отвечал на все так, что экзамен стал переходить в нечто похожее на ученый диспут, когда профессор вдруг остановился, схватился за голову и сказал: «Боже мой, что же это я? Ну, довольно, пять, пять, великолепно»
Uchenik-Vilenskoj-gimnazii-P.-A.-Stolypin.-1876-god
Ученик Виленской гимназии П. А. Столыпин. 1876 год

***

Петр Аркадьевич женился в 22 года, будучи студентом физико-математического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета. Его выбор пал на молодую и красивую фрейлину императрицы Марии Федоровны Ольгу Нейдгардт. Ольга была праправнучкой великого русского полководца Александра Суворова. Об этом событии упоминал в своих мемуарах министр иностранных дел России в 1906—1910 годах Александр Извольский:

«Он женился, будучи очень молод, несколько романтичным способом на невесте своего старшего брата, погибшего на дуэли, который на своем смертном одре вложил руку своего брата в руку молодой девушки, которую он нежно любил».

Позднее, по семейной легенде с убийцей брата Петр Аркадьевич стрелялся лично, получил ранение в правую руку, которая впоследствии была парализована. Всякий раз это доставляло массу неудобств, однако этот факт, к примеру сказать, не помешал ему быть отличным наездником. Лишь однажды он почувствовал себя абсолютно беспомощным, когда во время прогулки на его глазах погибает любимая лошадь. Из воспоминаний дочери П. Столыпина Марии Бок:

«Какой-то ремень в упряжи слез, затянул его шею; мой отец не мог больной рукой освободить несчастную лошадь и она, дернув, задушила сама себя и мгновенно упала замертво».

Благородный, хорошо воспитанный и в то же время робкий Петр Аркадьевич переживал, что его молодость может воспрепятствовать сватовству с женщиной, старшей его на три года, и к тому же с богатым приданым. Однако мудрый отец невесты посчитал, что лучшего мужа для своей дочери ему не найти. Со словами: «Молодость — это недостаток, который исправляется каждый день», он спокойно и радостно благословил молодого студента… Обвенчались Петр и Ольга 27 октября 1884 года.

Их брак был счастливым. В семье всегда царила любовь и взаимопонимание. Для Петра Аркадьевича семейные ценности были нерушимы. Он боготворил свою жену, обожал детей — пять дочек, и особенно младшего — наследника Аркадия, родившегося лишь на двадцатый год семейной жизни. Об этом знал весь Петербург, об этом знали и террористы.

«Посмотрите, сколько зла в этих людях, — говорил Петр Аркадьевич. — Они знают, как я люблю моих детей. И вот я получаю подметные письма с угрозой, что в моих детей бросят бомбу, когда они катаются на коньках».

Stolypin-s-semej

Петр Аркадьевич несмотря на постоянную занятость старался быть примерным и любящим отцом и мужем. Принимал активное участие в воспитании детей, следил за образованием, как мог внушал любовь к науке. Из воспоминаний дочери П. Столыпина Марии Бок:

«…Из арифметических задач, заданных в виде домашних работ, я кажется никогда ни одной не решила без помощи папá. Промучившись целый час над бассейном, наполняющимся через две трубы, одну широкую, другую узкую, или над тем, сколько сделает в данное время поворотов большое колесо и сколько маленькое, идешь с тетрадкой и задачником Малинина и Буренина к папá, зная, что, если только он не занят экстренной работой, то отложит в сторону бумаги или книгу, возьмет твою тетрадь, испачканную десятком неправильных решений, и ласково скажет:
— А ну-ка, давай подумаем вместе.
Иногда сразу же удавалось решить задачу, но бывало и так, что папá решит ее тотчас же в уме, посмотрит ответ — верно, а объяснить мне никак не может:
— Алгебраически я тебе сразу объясню, — говорит папá, а как это делается арифметически, надо подумать.
Я шла готовить другие уроки, а папá, найдя ясное и точное объяснение, звал меня.
А раз было так. Помню, что дело шло о цене коляски и дрожек. Папá, просидел над этой задачей довольно долго, послал меня спать, а утром я нашла на своем столике бумагу, на которой красиво и четко была написана решенная задача, а в конце стояла приписка:
«Остается нерешенным вопрос, где продаются такие дешевые экипажи?».

С детьми Петр Аркадьевич был нежен, добр и строг, разговаривал с ними, как со взрослыми людьми. Он терпеть не мог нытья избалованных детей и в своих детях пресекал истерику, агрессивность и раздражительность. С детства он укреплял в их сознании веру в людей, в смысл жизни, в призвание человека жить для блага ближнего. В них он хотел видеть образцово воспитанных людей, но в то же время умеющих делать абсолютно всё. Из воспоминаний М. Бок:

«…не дай Бог быть изнеженной; этого папá вообще не выносил; он говорил, что хочет, чтобы я ездила верхом, бегала на коньках, стреляла в цель, читала бы серьезные книги, не была бы типом барышни, валяющейся на кушетке с романом в руках».
Starshaya-doch-P.A.Stolypina-Mariya-v-balnom-plate
Старшая дочь П.А.Столыпина Мария в бальном платье, 1907-1908

Безумная любовь отца к своим детям не затуманивала рассудок, и вместо дорогих побрякушек и всевозможной роскоши, которыми как правило одаривали чиновники своих чад, Петр Аркадьевич предпочитал дарить подарки, доставляющие исключительное удовольствие. Так, например на 16-й день рождения старшей дочери Марии, Петр Аркадьевич подарил бюст Пушкина:

«Как назло в мой день рождения отцу нужно было уезжать по работе. В 6 часов утра я слышу тихие шаги и сквозь сон вижу наклонившуюся надо мной фигуру папá, который меня крестит, целует и ставит что-то на ночной столик. Вставая утром, я вижу, что это маленький бюст Пушкина, а под ним бумажка, где рукой папá написано: «Доставляй нам и впредь столько радостей, как за истекшие шестнадцать лет».

***

Самый молодой губернатор России

Петр Аркадьевич безумно любил простую размеренную жизнь, лишенную светских развлечений и «театрально-постановочных мероприятий». Ему был чужд карьеризм. Он, как и весь род Столыпиных не находил удовольствия в охоте. Не испытывал симпатия к вредным привычкам. Все кто знал Петра Аркадьевича, считали его врагом любых бестолковых привычек. Не пьющий, не курящий, обожающий живопись, природу, животных, простые радости жизни, и конечно же, свою семью — таким он запомнился самым близким ему людям.

«Привычки лишают человека свободы, — говорил Столыпин. — Разве это не унизительно, что если я не смог закурить, когда почему-либо захотел, из-за этого у меня настроение испорчено, ум не работает ясно, и порчу и другим жизнь, и сам не в состоянии ни работать, ни веселиться?.. И добавлял: — У нас староверческий дом — ни карт, ни вина, ни табака.»

С повышением по государственной службе он всегда оставался тем же человеком, каким был с рождения — Петром Аркадьевичем Столыпиным. Его отношение к наградам и чинам вызывало восхищение. Из воспоминаний дочери:

«Как-то из разговоров моих родителей я узнала, что папá получил какой-то чин. Я подошла и поздравила моего отца. Он похлопал меня по щеке и сказал:
— С этим, девочка, поздравлять не стоит. Это, «чиновники» придают такое значение чинам, а я работаю в надежде принести пользу нашей Родине и награда моя — видеть, когда мои начинания идут на благо ближним.»

В 1902 году Столыпина срочной телеграммой вызвали в Санкт-Петербург. По инициативе министра внутренних дел Плеве, он возглавляет Гродненскую губернию, став в 40 лет самым молодым губернатором России. 

P.-A.-Stolypin-Grodnenskij-gubernator
П. А. Столыпин — Гродненский губернатор, с сослуживцами и ближайшими подчиненными, в 1903 г

Ушедший с головой в государственные дела, он все реже видится с семьей. С первых дней губернаторства Столыпина стали осаждать просьбами о получении места.

«Мой отец терпеть не мог этих ходатайств о «протекции», и ни родные, ни знакомые не получали просимого, кроме очень редких случаев, когда были этого действительно достойны.»

В Гродно Столыпина уважали и боялись. В его арсенале было множество мудрых приемов, благодаря которым даже самые враждебно настроенные землевладельцы становились его сторонниками и друзьями.

По инициативе молодого губернатора в Гродно проводились самые необходимые реформы, облегчающие жизнь крестьян. Самым главным достижением Столыпина было внедрение повсеместного сельскохозяйственного образования среди крестьян, что естественно вызывало неодобрение и страх со стороны крупных землевладельцев. На одном из заседаний князь Святополк-Четвертинский заявил, что «нам нужна рабочая сила человека, нужен физический труд и способность к нему, а не образование. Образование должно быть доступно обеспеченным классам, но не массе…» Столыпин дал резкую отповедь:

«Бояться грамоты и просвещения, бояться света нельзя. Образование народа, правильно и разумно поставленное, никогда не приведёт к анархии…»

Спустя всего 10 месяцев службы в Гродно, Столыпина (в марте 1903 года) переводят на более ответственный пост — губернатор Саратовской губернии. Саратов своими размерами существенно превосходил маленький и компактный Гродно, и к тому времени был уже прославлен на всю Россию, как самый неспокойный регион России.

«Настроение в Саратове было с явно левым уклоном. Когда возникали там беспорядки — губернские власти всегда покидали город, и всё переходило в руки младшего административного аппарата.»

К тому времени Саратовская губерния считалась зажиточной и богатой. 150 тысяч жителей, развитая промышленность — 150 заводов и фабрик, 11 банков, 16 тысяч домов, почти 3 тысячи магазинов и лавок — передовому во всех смыслах региону нужен был отважный и мужественный управленец. И Столыпин своим бесстрашием и мудростью сумел в короткий срок погасить враждебные настроения народа.

Современник Столыпина В. Б. Лопухин так описывает один из эпизодов революционных событий того времени:

«Достаточно известен эпизод, когда Столыпин в относительно скромной роли саратовского губернатора в ту пору, когда губернаторов расстреливали, как куропаток, врезывается в бунтующую толпу. На него наступает человек с явно агрессивными намерениями, с убийством во взгляде. Столыпин бросает ему на руки снятое с плеч форменное пальто с приказанием, отданном так, как умеет повелевать одно только уверенное в себе бесстрашие: «Держи». Ошеломлённый презумптивный «убийца» машинально подхватывает губернаторское пальто. Его руки заняты. Он парализован. И уже мыслью далёк от кровавой расправы. Столыпин спокойно держит речь загипнотизированной его мужеством толпе. И он и она мирно расходятся.»
stolypin
П. А. Столыпин в селе Булгаковке Вольского уезда Саратовской губернии

Время правления Столыпина в Саратове совпало с Русско-Японской войной, которая, как известно, была проиграна Россией. В следствие этого началась работа темных сил, людей, учитывавших благоприятный момент для возбуждения народа против власти. Искусственно раздувалось недовольство в сознании народа, революционерами активизировалась пропаганда борьбы с самодержавием, по Саратову прошла первая волна забастовок и мятежей, крестьяне в деревнях стали сжигать имения помещиков. Саратовскую губернию на короткий период захлестнула волна насилия и преступности. Но благодаря решительным действиям Петра Аркадьевича, революционерам раскачать людей не удалось. На стойкого и беспринципного губернатора Столыпина объявили охоту.

Всего за время правления Столыпина в Саратове на него было совершено 4 покушения. Для революционеров он был самой уязвимой мишенью — всегда без охраны и без оружия. Тем не менее, ему постоянно везло. Первое покушение было совершено во время объезда губернии — нападавший произвел два выстрела и тут же кинулся убегать. К счастью, стрелок промахнулся. Столыпин попытался его догнать, но вмешался чиновник особых поручений, князь Оболенский, удержавший силой Столыпина за руку.

Несколько дней спустя в доме Столыпина убивают генерал-адъютанта Сахарова, командированного в мятежную губернию для оказания помощи молодому губернатору. Из воспоминаний дочери:

«Подробности этого убийства были следующие. Кабинет генерала был устроен во втором этаже, в комнате по левую сторону от приемной, отделяющей его от кабинета папá. Явилась на утренний прием миловидная, скромная молодая женщина, пожелавшая видеть генерала Сахарова. В руках она держала прошение. Чиновник ввел ее в комнату. Закрывая дверь, он еще видел, как просительница положила бумагу перед Сахаровым.
Через минуту раздался выстрел, и Сахаров, обливаясь кровью, выбежал, шатаясь, в другую дверь. В дверях силы его покинули, и он свалился на пол. Бросившаяся бежать убийца была на лестнице задержана чиновником особых поручений, князем Оболенским. Поданная ею бумага — прошение, заключала в себе смертный приговор убитому генералу.
Как плохо работала в Саратове жандармская охрана, доказывает следующий факт: до убийства генерала Сахарова явились ночью к моему отцу рабочие с предупреждением, что из Пензы приехали террористы с целью убить Сахарова. Вызванный моим отцом жандармский полковник заявил:
— Позвольте нам знать лучше, чего хотят эти люди. Они хотят совсем другого, генерал же им вовсе не страшен.
А о том, до чего революционно была настроена часть общества, можно судить по тому, что присяжный поверенный Масленников прислал в тюрьму арестованной убийце генерала Сахарова цветы.

Второе покушение было совершено во время беспорядков на Театральной площади города. Столыпин в сопровождении полиции, отправился пешком к центру событий. Спокойным, ровным шагом проходил Петр Аркадьевич мимо агрессивно настроенных людей, когда из окна третьего этажа к его ногам была брошена бомба.

«…Несколько человек около него было убито, он же остался невредим, и, через минуту после взрыва толпа услыхала спокойный голос моего отца:
— Разойдитесь по домам и надейтесь на власть, вас оберегающую.
Под влиянием его хладнокровия и силы страсти улеглись, толпа рассеялась, и город сразу принял мирный вид. Конечно, спокойствие это продолжалось недолго.
Левые понимали, насколько благоприятен для них момент и делали всё, что было в их силах, чтобы зажечь огонь восстания в Саратовской и Пензенской губерниях и этим воспламенить всю Россию. А дальше им мерещилась наша Родина без царя, без правительства его, Россия, перестроенная ими по-своему…»

Столыпин стал всё чаще и чаще предпринимать опасные для жизни поездки по губернии, являясь самолично и почти всегда неожиданно в местах, где сильнее всего бурлило недовольство, и где энергичнее всего работали вожаки левых партий. Он безоружным входил в бушующую толпу, и остужающе спокойным голосом и суровым взглядом призывал к порядку.

«Речи его были кратки, сильны и понятны самому простому рабочему и крестьянину и действовали они на разгоряченные умы отрезвляюще.
Но что ему самому стоило всё это, — того не знал, должно быть, никто. Я помню, как он писал мамá после одной из опасных поездок в центр смуты, Балашов.
— Теперь я узнал, что значит истерический клубок в горле, сжимающий его и мешающий говорить, и понял, какая воля требуется, чтобы при этом не дать дрогнуть ни единому мускулу лица, не поднять голоса выше желательного диапазона.
Один раз папá увидел, как стоящий перед ним человек вдруг вынул из кармана револьвер и направил на него. Папá, глядя на него в упор, распахнул пальто и перед взбунтовавшейся толпой сказал:
— Стреляй!
Революционер опустил руку, и револьвер вывалился у него из рук.
Другой раз, садясь в коляску, после того, как он произнес в большом революционном сборище речь, мой отец заметил на себе взгляд какого-то парня, стоящего близко к нему. Парень имел вид самый наглый и задорный, а взгляд был полон тупой, непримиримой ненависти. Папá, посмотрев на него, коротко и властно сказал:
— Подай мне пальто!
И этот человек, только что мечтавший о том, как бы побольше зла нанести ненавистному губернатору, послушно взял пальто из рук курьера и подал его папá.
У меня хранится любительский снимок, где видно, как папá въезжает верхом в толпу за минуту до этого бушевавшую, а теперь всю до последнего человека, стоящую на коленях. Она, эта огромная, десятитысячная толпа, опустилась на колени при первых словах, которые папá успел произнести.
Был и такой случай, когда слушавшие папá бунтари потребовали священника и хоругви и тут же отслужили молебен.
Папá понимал, что в это тревожное время, надо ему одному приезжать к народу, который он любил и, уважал. Надо говорить с ним без посредников, что тогда только народ, почувствовав инстинктом искренность его слов, поймет его и поверит ему. И крестьяне, действительно, внимательно и благожелательно слушали его подчас суровые, но всегда правдивые слова.
Достигал результатов отец без громких фраз, угроз и криков, а больше всего обаянием своей личности: в глазах его, во всей его фигуре, ярко выражалась глубокая вера в правоту своей точки зрения, идеалов и идеи, которой он служил.
Красной нитью в его речах проходила мысль: «Не в погромах дело, а в царе, без царя вы все будете нищими, а мы все будем бесправны!».

Reforma-Stolypina

Характерная деталь подчеркивает мудрость Петра Аркадьевича. Дело в том, что в его распоряжении находились войска, силой которых он мог бы воспользоваться в любое время, и молниеносно водворить порядок в губернии. Но войска спокойно жили в казармах и не принимали участия в подавлении смуты. И решение было абсолютно верным. Император Николай II наблюдал со стороны за действиями молодого губернатора, и за восстановление порядка мирным способом Столыпин получил личную царскую благодарность. Действия и авторитет губернатора расценивались царем, как исключительно выдающиеся.

Вскоре, в конце апреля 1906 года Николай II вызвал Столыпина в Царское село, чтобы предложить ему пост министра внутренних дел. Не ожидавший такого назначения Столыпин хотел отказаться от должности, но последнее слово осталось за императором:

«— Петр Аркадьевич, я вас очень прошу принять этот пост.
— Ваше величество, не могу, это было бы против моей совести.
— Тогда я вам это приказываю.»

Примечательно, что двое из его предшественников на этом посту — Сипягин и Плеве — были убиты революционерами. Становится снова мишенью Петру Аркадьевичу не хотелось, но не подчиниться приказу царя он тоже не мог. Так, в 44 года, Столыпин П.А. становится самым молодым министром России.

«Нам нужна великая Россия»

Став министром внутренних дел, а затем возглавив правительство, Столыпин очень быстро изучил Петербург, его «тайные течения и влияния», обнаружил связи тайных обществ с антигосударственными, антироссийскими течениями за границей, обезвредил не одну террористическую организацию, на счету которых было уже множество жертв. Были представители этих течений и в Государственной думе, даже составляли в ней иногда большинство. И новый премьер делает ставку в государственной политике на опору государства — крестьянина, сеятеля добра и хранителя земли.

В историю России навсегда вошла самая яркая цитата Петра Аркадьевича: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия». Знаменитые слова были произнесены 10 мая 1907 г. в Государственной думе (из «Речи об устройстве быта крестьян и о праве собственности»).

Главная реформа Столыпина

Главным делом его жизни стала земельная реформа. Команда Столыпина оживляет действие Крестьянского банка, подготавливает и внедряет закон о выходе крестьян из общины, проведена работа в предоставлении крестьянам кредитов на закупку земель, подняты вопросы о частичном переселении крестьян из густонаселенных районов на непаханные земли Сибири и Приморья.

Крестьянин был основным кормильцем России и Столыпин всякий раз подчеркивал, что жизнь крестьянина не должна быть бедной, и что все мы обязаны отдать должное каждому крестьянину. И первое, что он сделал — это распределил налоги равномерно на всё общество, чтобы не одни крестьяне вытягивали страну из кризиса.

За восемь лет действия закона около половины хозяйств перешли в личную собственность, многие крестьяне вышли из нищеты. Столыпин писал:

«Пока крестьянин беден, пока он не обладает личною земельною собственностью, пока он находится насильно в тисках общины, он останется рабом, и никакой писаный закон не даст ему блага гражданской свободы. Для того, чтобы воспользоваться этими благами, ведь нужна известная, хотя бы самая малая доля состоятельности».

Естественно, такие нововведения были не по нраву отдельным ячейкам общества, и над Столыпиным и его семьей нависла реальная угроза расправы. К тому времени у Петра Аркадьевича было уже 6-ро детей. Уже спустя месяц, после появления Столыпина в Петербурге террористы осуществили свой первый замысел, взорвав 12 августа 1906 года дачу главы правительства — в самый разгар приёма посетителей.

СТОЛЫПИН - ЛУЧШИЙ РЕФОРМАТОР РОССИИ
Внешний вид дачи П.А.Столыпина на Аптекарском острове после взрыва
«Это было в субботу, в приемный день моего отца, когда каждый, имеющий до него дело, мог явиться к нему и лично передать свою просьбу. На эти приемы собиралось обыкновенно очень много народу — людей самых разнообразных сословий, положений и состояний. Так было и в этот раз…
…Наташа, маленький Адя (примечание редакции: Аркадий, сын П.А.Столыпина) и его няня находились на верхнем балконе, прямо над подъездом.
Адя с интересом разглядывал подъезжающих и, таким образом, он, единственный из выживших, видал, как подъехало к подъезду ландо с двумя мужчинами в жандармской форме. «Жандармы» эти очевидно возбудили подозрение старика-швейцара и состоявшего при моем отце генерала Замятнина неправильностью формы.
Дело в том, что головной убор жандармских офицеров недели две до этого был изменен, приехавшие же были в старых касках. Кроме того, они держали бережно в руках портфели, что не могло быть у представляющихся министру. Швейцар сделал несколько быстрых шагов вперед, желая пресечь путь подозрительным «офицерам», а генерал Замятнин, видавший их из окна приемной, кинулся, чуя недоброе, в переднюю.
Самозванные «жандармы», видя, что на них обратили внимание и, боясь потерять время, кинулись в подъезд и, оттолкнув преградившего им дорогу швейцара, вошли в переднюю, где, натолкнувшись на выбежавшего из приемной генерала Замятнина, бросили свои портфели на пол.
Мгновенно раздался оглушительный взрыв… Большая часть дачи взлетела на воздух. Послышались душераздирающие крики раненых, стоны умирающих и пронзительный крик раненых лошадей, привезших преступников. Загорелись деревянные части здания, с грохотом посыпались каменные…
Сами революционеры, Замятнин и швейцар были разорваны в клочья. Кроме них, погибло более тридцати человек, тут же сразу, не считая умерших в ближайшие дни от ран. Взрыв был такой силы, что на находящейся по другую сторону Невки фабрике не осталось ни одного целого стекла в окнах.
Единственная комната во всем доме, которая совсем не пострадала, был кабинет моего отца.
В момент взрыва папá сидел за письменным столом. Несмотря на две закрытые двери между кабинетом и местом взрыва, громадная бронзовая чернильница, поднялась со стола на воздух и перелетела через голову моего отца, залив его чернилами. Ничего другого в кабинете взрыв не повредил, и среди десятков убитых и раненых в комнатах рядом и наверху, папá, волею Божьей, остался цел и невредим. Рядом с кабинетом, в гостиной, не уцелело буквально ни одной вещи, ни одной стены, ни потолка…»
Lando-terroristov
Ландо террористов
Razrusheniya-vnutri-doma-posle-vzryva-na-dache-P.A.Stolypina-na-Aptekarskom-ostrove
Разрушения внутри дома после взрыва на даче П.А.Столыпина на Аптекарском острове

В числе сильно пострадавших были и дети Столыпина — Наталья и Аркадий, стоявшие в момент взрыва на балконе, прямо над подъездом. Силой взрыва они были выброшены на Набережную. Аркадий при падении поломал ногу, получил серьезную травму головы, а у Натальи были разорваны ноги, их чудом удалось спасти от ампутации. Позже она перенесла несколько сложнейших операций, чтобы кости ног смогли правильно срастись. Более двух лет она пролежала на больничной койке, прежде чем снова начала ходить.

Сразу после взрыва император предложил Столыпину большую денежную помощь для лечения детей, но тот ее не принял:

«— Ваше Величество, я не продаю кровь своих детей.»

За работу Петр Аркадьевич принялся сразу же на следующий день после трагедии, объявив при этом настоящую войну террористам. Для всех министров и чиновников России он стал примером моральной силы и стойкости.

«— Когда в нас стреляют, прятаться нельзя, — сказал отец детям через несколько часов после трагедии. И тем же вечером сел за стол, чтобы готовить новый законопроект.»
Stolypin-s-dochkoj-Natalej
Столыпин П.А. с дочерью Натальей, 1908 г.
«Столыпинский галстук»

Через несколько дней после взрыва появились военно-полевые суды, так необходимые для охраны государственного порядка. Предание суду происходило в течение суток после совершения преступления. Метод исполнения приговора — повешение. Впоследствии Столыпина резко осуждали за столь жёсткие меры. В обиход вошли термины «скорострельная юстиция», «столыпинская реакция», и самый известный — «столыпинский галстук». Автор, употребивший это выражение на заседании Думы был тут же вызван Петром Аркадьевичем на дуэль, однако тот принять дуэль от премьер-министра побоялся, и публично попросил прощения. Несмотря на это, выражение «столыпинский галстук» стало крылатым. Под этими словами подразумевалась петля виселицы.

  • Влияние этого термина усилилось, благодаря активной пропаганде новой советской власти (уже после смерти Столыпина и падения династии Романовых), всячески оправдывающих свои террористические акты. Правда, в советское время цифры не оглашались. Между тем революционерами было совершено более 10 000 террористических актов, направленных против первых лиц государства, чиновников и простых людей. Все они были направлены на разрушение и дестабилизации России, и большая часть террористов так и не были преданы суду и наказанию. Позже уже новой властью, в их честь были названы скверы, улицы, парки, города…

Решительные действия Петра Аркадьевича воодушевляли императора. Массовый террор был подавлен, крестьяне, получившие в собственность земли, перестали доверять революционной пропаганде, спокойно занимались своими делами. Дума и Правительство стали работать сообща, во благо России и ее народа. Правда для этого пришлось разогнать ее два состава. И все же революционеры снова и снова пытались устранить министра, так сильно мешающего им в реализации своих планов по уничтожению монархии.

Покушения, попытки покушений на Столыпина снова участились. Об этих месяцах он говорил близким:

«— Каждое утро творю молитву и смотрю на предстоящий день как на последний в жизни… И волновало лишь одно: успею ли? Об одном молил Бога: дай двадцать лет внутреннего и внешнего покоя, и Россия будет неуязвимой в веках. Двадцать лет, начиная с 1906-го…»

Он знал, что его убьют, о чём свидетельствует завещание, составленное задолго до смерти: «Я хочу быть погребённым там, где меня убьют». Знал и торопился сделать как можно больше: «Я принимаю смерть как расплату за убеждения».

***

Ministr-Imperatorskogo-dvora-baron-V.B.Frederiks-i-predsedatel-Soveta-ministrov-P.A.Stolypin.-Finlyandiya-1910.
Министр Императорского двора барон В.Б.Фредерикс и председатель Совета министров П.А.Столыпин. Финляндия, 1910.
Балканский кризис

Петр Аркадьевич всегда противился своему личному участию во внешней политике России, считая решение внутренних проблем в столь расшатанной последними тяжелыми годами стране первостепенными. Как-то, находясь инкогнито в Германии, он сумел увернуться от настойчивых предложений о встрече, исходящие со стороны императора Германии Вильгельма.

«Столыпин считал, что свидание его с самым предприимчивым монархом Европы, человеком, с на редкость живым характером, способным принимать самые неожиданные решения, могло принести больше вреда, чем пользы… Императору же Вильгельму очень хотелось познакомиться с знаменитым министром, сила воли и умение которого остановили революцию в России, и звезда которого сияла ярким блеском на политическом горизонте…»

Однако годом позже, в 1909 году, в результате неудачных дипломатических переговоров между Россией и Австро-Венгрей, по вопросу аннексии последними Боснии и Герцеговины в конце 1908 года, Столыпину пришлось погрузиться и в иностранные дела России также.

Россия отказывалась признать эту аннексию и требовала созыва международной конференции. Германия же всецело поддерживала своего союзника — Австрию, настаивая на безусловном признании аннексии без конференции. Отношения становились крайне натянутыми. Европа находилась в состоянии крупнейшего военного конфликта, и только благодаря прямому вмешательству Столыпина, его удалось предотвратить, а точнее — отсрочить.

«Пока я у власти, — в сердцах говорил Столыпин, — я сделаю всё, что в силах человеческих, чтобы не допустить Россию до войны, пока не осуществлена целиком программа, дающая ей внутреннее оздоровление.
Не можем мы меряться с внешним врагом, пока не уничтожены злейшие внутренние враги величия России эсеры. — Пока же не будет полностью проведена аграрная реформа, они будут иметь силу, пока же они существуют, они никогда не упустят ни одного удобного случая для уничтожения могущества нашей Родины, а чем же могут быть созданы более благоприятные условия для смуты, чем войной?».

Петр Аркадьевич смог убедить Николая II не вступать в войну с странами, военное превосходство которых на тот период было очевидным, нежели в ослабленной внутренними мятежами России. Доводы Столыпина были убедительными и Николай II телеграфировал кайзеру Германии Вильгельму II о согласии принять все германские требования. По внешней политике России, и по ее престижу был нанесен чувствительный удар, однако путь, направленный на стабилизацию нормальной жизни внутри страны продолжал крепнуть. И для России он был гораздо важнее.

  • В результате кризиса 1909 года Балканы надолго остались «пороховым погребом» Европы, взрыв которого произошёл в июне 1914 года, когда сербский террорист Гаврило Принцип застрелил наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда во время инспекции вновь присоединённых земель. Именно с убийства в Сараево начнется Первая мировая война, но до той поры Россия жила в мире еще 5 продуктивных и насыщенных на реформы лет.

После разрядки в отношениях, два императора договорились о встрече, состоявшейся 4 июня 1909 года в финских шхерах. На этой встрече присутствовал и министр Столыпин.

«На первом же завтраке на яхте государя «Штандарт» папá сидел рядом с императором Вильгельмом, который будто совсем забыв императрицу Александру Федоровну, по правую руку которой он находился, весь завтрак проговорил исключительно с папá. Наконец, исполнилось его желание, и он мог лично обменяться мнениями с государственным деятелем, о котором много слышал. Он так заинтересовался личностью моего отца, что будто боялся потерять минуту времени, которую мог посвятить разговору с ним.
Разочароваться императору Вильгельму, по-видимому, не пришлось, так как мне рассказывал генерал-адъютант Илья Леонидович Татищев, впоследствии убитый вместе с царской семьей, а тогда занимавший пост русского генерал-адъютанта при германском императоре, что Вильгельм II подошел к нему, когда все вышли пить кофе на верхнюю палубу, и сказал:
— Проговорил со Столыпиным весь завтрак. Вот человек! Был бы у меня такой министр, на какую высоту мы бы подняли Германию!»

Впоследствии, находясь в эмиграции, Вильгельм II размышлял о том, как прав был Столыпин, когда предупреждал его о недопустимости войны между Россией и Германией, подчёркивал, что война в конечном итоге приведёт к тому, что враги монархического строя примут все меры, чтобы добиться революции.

В 30-х годах Вильгельм II вспоминал: если бы у меня был такой премьер-министр, как Столыпин, то немцы не проиграли бы ни одной войны, не наделали бы кучу ошибок. Дальше он говорит: если бы Столыпин был жив, первая мировая война бы не началась. Потому что мы обязательно с ним нашли бы какое-то решение. И тот же Вильгельм говорит, что в 1909-м причина начать войну была куда более весомая, чем в 1914-м. И только благодаря Столыпину и людям, понимающим отношениям между нами, эта война не началась.

Stolypin-i-Vilgelm
П.А. Столыпин и Вильгельм II разговаривают, по правую руку Александра Федоровна, на яхте «Штандарт». 4 июня 1909 года.
«Столыпинские вагоны»

В сентябре 1910 года Петр Аркадьевич вернулся из поездки по Западной Сибири и Поволжью. В числе сопровождавших его людей был также министр земледелия Кривошеин. Он был полон впечатлений и воспоминаний, много рассказывал он о богатстве края, его блестящей будущности, огромном размахе всех тамошних начинаний и с убеждением повторял:

— Да, десять лет еще мира и спокойной работы, и Россию будет не узнать.

В европейской части России крестьяне страдали от малоземелья, тогда как за Уралом земли пустовали. Чтобы решить острейшую проблему нехватки земли, правительство организовало массовое переселение крестьян в Сибирь. Для этого был разработан целый комплекс льгот и поощрений.

Переселенцы на 5 лет освобождались от налогов – больше того, они получали денежную ссуду, из которой половина предоставлялась безвозмездно. При этом им выделялись огромные участки земли – от 15 до 60 гектаров на семью, в зависимости от количества ее членов. Мужчины освобождались от обязательной воинской службы.

Для переселенцев в 1910 году были созданы специальные железнодорожные вагоны. От обычных они отличались тем, что одна их часть во всю ширину вагона предназначалась для крестьянского скота и инвентаря. Никаких решеток в «столыпинских вагонах» не было. Их поставили гораздо позднее, при советской власти, когда сами вагоны стали использоваться уже для принудительной высылки кулаков и иного «контрреволюционного элемента» в Сибирь и Среднюю Азию. Со временем же они были полностью предназначены для перевозки заключенных.

Большевиками был придуман термин вагон-зак (вагон для заключенных), но арестанты называли его «столыпинскими», по доброй памяти о самом мудром министре России. В советское же время этот термин, как и столыпинский галстук был использован и раскручен, как единственно верная ассоциация с реформатором Столыпиным. Ведь, только очернив белое, исказив факты, можно с легкостью убедить людей в неправде…

Переселенческая политика властей оказалась весьма успешной. С 1906 по 1914 год за Урал переселилось более трех миллионов крестьян. Было основано тысячи новых населенных пунктов. 

Реформы серьезно изменили к лучшему положение дел в аграрном секторе страны. Стала успешно решаться проблема нехватки земли. Резко увеличились посевные площади, повысилась урожайность. Крестьяне стали богатеть. Экономика не только отдельно взятых губерний, но и всей России получила новый толчок развития.

Результат превзошел все ожидания: в годы реформ темпы роста российской промышленности были самыми высокими в мире, составив в среднем около 9% в год.
Stolypin-1908-god
Столыпин 1908 год

Последнее покушение

Реформы Столыпина носили двойственный характер — экономический и политический. И в обеих областях была одержана победа. Экономика России росла, а сила революционного движения падала — теперь революционерам было нелегко поднять на бунт крестьянина, у которого большой участок земли и есть все необходимое для того, чтобы содержать семью.

И они временно притихли, только лишь для того, чтобы теперь все свои силы и средства направить на устранение самого главного врага революции — П.А.Столыпина. С 1905 по 1911 годы на него было совершено 11 покушений, последнее из которых достигло своей цели.

«Первого сентября был в театре спектакль в высочайшем присутствии, куда, конечно, пускали лишь по именным приглашениям. Мой отец сидел в первом ряду партера, недалеко от царской ложи, в которой находились государь и великие княжны.
Второй антракт. Папá встал и оперся, спиной к сцене, о балюстраду оркестра, разговаривая с министром двора бароном Фредериксом. Он был в белом летнем сюртуке, таком, в каком я увидала его в гробу. Его высокая статная фигура ясно виднеется в самых отдаленных местах полупустого во время антракта театра. Большая часть публики в фойе.
Вдруг, через средний проход, быстро, в упор, глядя на моего отца, подвигается фигура во фраке. Здесь, где почти исключительно видны мундиры, этот черный фрак на невзрачной фигуре производит зловещее впечатление. Но не успел никто дать себе отчета в происходящем, как человек во фраке, успел подойти к моему отцу и произвел в него почти в упор два выстрела.
Stolypin.Poslednie-minuty
«Столыпин. Последние минуты». Художник: Несыпова Диана Владимировна
На мгновение оцепеневшие от ужаса присутствующие видали, как папá несколько секунд еще простоял так же. Потом, медленно повернувшись к царской ложе, отчетливо осенил ее большим крестным знамением и грузно опустился в ближайшее кресло. Яркое пятно крови выступило на белой ткани его сюртука.
В это время толпа ринулась на пытавшегося ускользнуть убийцу, и бывшие в зале и прибежавшие из фойе схватили его и пытались растерзать. Офицеры бежали с саблями наголо, и возбуждение было таково, что его разорвали бы на куски, если бы не спасла его полиция. В это время папá понесли на кресле к выходу…
Моего отца доставили в лечебницу Маковского и туда толпами стали прибывать интересующиеся состоянием его здоровья.
До четвертого сентября положение папá не признавалось докторами безнадежным, и страдания его не были очень значительны. Он много говорил с В. Н. Коковцовым, которому, как официально его замещающему, передавал все дела и был всё время в полном сознании.
Со всей России съехались профессора по собственной инициативе, желая своими знаниями спасти жизнь отца. Они установили между собой дежурства и даже не допускали к нему сестер милосердия, исполняя сами все их обязанности.
Раны было две: одной пулей была прострелена печень, другой правая рука.
Отношение добровольно приехавших профессоров к раненому было исключительно трогательное, и когда, после кончины папá, им был от правительства предложен гонорар, все, как один, от него отказались.
Четвертого сентября утром приехала мамá и нашла моего отца настолько бодрым, что ей и в голову не пришло, что жизнь его может быть в опасности. В этот день приезжал в больницу государь.
К вечеру этого же дня температура повысилась, страдания увеличились, и папá стал по временам впадать в забытье. В бреду он несколько раз упоминал имя своей раненой дочери, Наташи.
Пятого сентября утром папá был опять в полном сознании и, подозвав дежурившего при нем профессора, спросил его:
— Выживу ли я?
Профессор, в душе считавший положение безнадежным, стал всё же уверять папá, что опасности нет. Неискренность его ответа не ускользнула от моего отца, и он, взяв руку профессора, положил ее на свое сердце и сказал:
— Я смерти не боюсь, скажите мне сущую правду!
Профессор всё же повторил свои слова. Тогда папá откинул его руку и, возвысив голос, сказал:
— Как вам не грех: в последний день моей жизни говорить мне неправду?!
После этого сознание стало его снова покидать, слова его стали бессвязнее и относились они все к делам управления Россией, для которой он жил, с заботой о которой он умирал. Его слабеющие руки пытались чертить что-то на простыне. Ему дали карандаш, но написать что-нибудь ясно он не мог. Пытались также разобрать смысл его слов. Присутствующий в это время в комнате чиновник особых поручений даже записывал всё, что можно было разобрать, но ясно было повторено лишь несколько раз слово: Финляндия.
К пяти часам папá впал в окончательное забытье.
Пятого сентября вечером началась агония. После несвязных бредовых слов, папá вдруг ясно сказал:
— Зажгите электричество!
Через несколько минут после этого его не стало.
Государь вернулся из Чернигова в Киев шестого сентября рано утром и прямо с парохода поехал в больницу. Он преклонил колена перед телом своего верного слуги, долго молился и присутствующие слыхали, как он много раз повторил слово: «Прости». Потом была отслужена в его присутствии панихида.
…Перенос тела из больницы в Киево-Печерскую лавру представлял такое грандиозное и внушительное зрелище, что только видевший это мог понять, что значило имя Столыпина в России… Тысячи венков и горы цветов на могиле, я слыхала из сотен уст одну и ту же, звучащую неподдельно-искренно фразу:
— Вам должно быть легче нести ваше горе, зная, что его разделяет с вами вся Россия.
Знали враги величия России, что они делают, убивая моего отца именно тогда. Сделай они это позже, убивая его, не убили бы они его идеи. Она восторжествовала бы и после его смерти.
В 1911 году, когда мой отец пробыл у власти всего пять с половиной лет, идеалы его не успели еще пустить корни достаточно глубоко; не вошли они еще в плоть и кровь русского народа и, когда не стало его, всё здание, им построенное, рухнуло.
Первые годы после его кончины оно поддерживалось еще его верным сподвижником В. М. Коковцовым, но его управление Россией было, увы, очень непродолжительным…
PA-Stolypin-pered-smotrom-poteshnyh-za-shest-chasov-do-pokusheniya-na-ego-zhizn
П.А. Столыпин за шесть часов до покушения. Киев, 1911
…Через несколько дней после кончины папá в Колноберже приехала комиссия для просмотра всех оставшихся дел. Все письма государя, все бумаги, имеющие государственное значение, были увезены. В Петербурге, тоже в первый день по кончине, были опечатаны письменные столы папá, так что ни одного важного, или просто интересного документа в семье не осталось.
Но при разборе документов в Колноберже присутствовал мой муж и ознакомился с частью из них. Наиболее интересной являлась незаконченная, написанная в последние дни жизни папá, работа о будущем политическом устройстве России.

Stolypin

Мой отец писал в ней, что он принял Россию в анархическо-хаотическом состоянии и поэтому единственно возможным было вначале «захватить ее в кулак». И, проведя земельную реформу, долженствующую уничтожить опаснейшую для России партию социал-революционеров, начать «постепенно разжимать кулак».

Stolypin-v-Kieve Stolypin Stolypin

Уже через год после кончины моего отца ему были воздвигнуты памятники в Киеве, Гродне и Самаре. В течение первых месяцев после кончины были собраны по подписке громадные суммы на эти памятники. В Киеве соорудили грандиозный, прекрасный по идее и исполнению бронзовый памятник, поставленный перед городской Думой. Исполнителем этой столь же художественной, сколь поразительной по сходству статуи был скульптор Скименес — итальянец, видевший папá раз в жизни.
Он этот единственный раз был в театре во время рокового представления первого сентября. Скименес видал его лицо, когда он последний раз в жизни, выпрямившись во весь рост, истекая кровью от смертельной раны, собрал все свои физические и духовные силы, чтобы слабеющей рукой благословить царя, за которого отдал жизнь свою.
И это лицо произвели на скульптора такое впечатление, что он на память, так за этот один момент запечатлелись в его сознании черты папá, изобразил его лучше, чем это были в состоянии сделать другие скульпторы, знавшие моего отца раньше. На этом памятнике высечены были слова, которые еще так недавно слыхала я из уст папá: «Не запугаете» и «Вам нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия» и «Твердо верю, что затеплившийся на западе России свет русской национальной идеи не погаснет и скоро озарит всю Россию». А на передней стороне памятника стояли красноречивые в своей лаконичности слова: «П. А. Столыпину — Русские люди».

Памятники П.А.Столыпину были снесены в 1917 году, через две недели после Февральской революции. Среди уничтоженных памятников был бронзовый бюст политика, установленный в Симбирске (родина Володи Ульянова). На его постаменте было начертано: «Столыпину — Симбирская губерния». Позднее этот маленький городок будет переименован в Ульяновск, в честь нового «реформатора» России — основателю советского государства, а многотысячные памятники и бюсты главному революционеру-террористу Ленину будут стоять в каждом городе СССР…

Покойся с миром Великий Патриот России — Пётр Аркадьевич Столыпин!

Stolypin Stolypin Stolypin

  • В статье использованы материалы книги «Воспоминания о моем отце П. А. Столыпине», Марии Бок.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Поделиться
Андрей Р.
"Верю, что добро, культура и нравственность спасут эту планету..." Автор журнала moiarussia.ru

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя