Дореволюционная Россия во многом старалась шагать в ногу со временем. Не был исключением и спорт. В 1900 году российские спортсмены впервые принимают участие в возрожденных Олимпийских играх, повсеместно возникают футбольные и хоккейные клубы. Не обходило стороной российское общество и такую диковинку второй половины 19 века, как автомобили.

Первый автомобиль — французский «Панар» — был привезен в Одессу 1891 году для нужд издательства «Одесский Листок». Следом автомобили появились в Санкт-Петербурге и других городах России.

французский «Панар»
французский «Панар»

Общество пока еще только привыкало к автомобилям на дорогах. Простой народ боязливо крестился вслед «безлошадным повозкам», деловые люди воспринимали их как глупую модную игрушку, реакционно настроенные граждане привычно обвиняли техническую новинку в растлении молодежи и падении нравов. Тем не менее, прогресс было не остановить и к 1896 году автомобилей набралось столько, что возникла необходимость издать «Правила о порядке и условиях перевозки тяжестей и пассажиров по шоссе ведомства путей сообщения в самодвижущихся экипажах».

Кстати в том же году изобретатели Евгений Яковлев и Петр Фрезе представили публике первый автомобиль российского производства.
Первый Гран-При России
Первый русский автомобиль

Производители автомобилей прикладывали все силы для популяризации и увеличения продаж своей продукции. Одним из способов добиться этого виделись гонки, которые привлекали внимание всех слоев населения и наглядно демонстрировали преимущества нового вида техники.

В 1894 году во Франции прошла первая в мире автогонка «Париж-Руан». А четыре года спустя идея провести похожее мероприятие в России пришла в голову коммерсанту Луи Мази.

Ему принадлежал первый в России автосалон «Магазин велосипедов и моторов фирм «Клеман»» в Санкт-Петербурге.

Заручившись поддержкой Общества Велосипедной Езды Санкт-Петербурга и журнала «Самокат» предприимчивый француз развил бурную деятельность. Гонку было решено провести на участке дороги от станции Александровка до станции Стрельна длиной 39 вёрст (41.6 км) 4 октября 1898 года.

К участию допускались любые автомобили отечественного или иностранного производства, но с важным ограничением — весом не более 6 пудов (98.3 кг).

По совершенно случайному стечению обстоятельств лучше всего в это ограничение вписывались продаваемые господином Мази трициклы фирмы «Клеман». Кроме того каждый участник должен был заплатить взнос в размере 3 рублей.
Первый Гран-При России
Трицикл фирмы «Клеман»

Всего заявки на участие подали 14 человек, но на гонку в итоге вышло только семеро. Это были сам Мази, поручик фон Лоде, Альфонс Мерль, Павел Беляев, Сергей Степанов и Петр Шнейдеров, которые участвовали на «Клеманах» с мотором «Де Дион-Бутон» мощностью 1.75 лошадиных сил. Кроме них в гонке вне конкурса принял участие представитель фирмы «Шпан» Лаврентьев на более тяжелом и мощном четырехколесном фаэтоне фирмы «Бенц».

Организаторам удалось преодолеть административные препоны, но всё же гонку пришлось перенесли на 11 октября. Тут уже в дело вмешалась погода — похолодало, пошел мокрый снег. Участники гонки с опаской посматривали на дороги, которые прямо на глазах превращалась в «направления», но дальше тянуть со стартом было нельзя.

До Александровки моторы везли по железной дороге, их выгрузка произвела настоящий фурор. К станции сбежались толпы зевак. Бравируя навыками водителя, Мази поехал на своём «Клемане» прямо по перрону, из-за чего чуть не был арестован возмущенным станционным жандармом. Наконец первые страсти улеглись, судьи и участники гонки заняли свои места.

Грохнул стартовый выстрел и… Примерно через 10 минут моторы, наконец, завелись и гонщики рванули с места на «бешеной» скорости 20 км/ч. Гонка началась.

Буквально через несколько минут первым сошел с трассы фон Лоде. Его машина не сумела разминуться с санями-дровнями и прогресс в прямом смысле слова столкнулся с патриархальным прошлым. К счастью все участники аварии, включая лошадь, отделались легким испугом, но переднее колесо трицикла пришло в полную негодность.

Еще через полчаса, сославшись на неисправность, из гонки вышел Мази. Поломка была совершенно пустячная, скорее всего Мази, как организатор гонки, просто решил избежать неловких ситуаций. Оба гонщика коротали время у трассы, лепя снеговиков, которых оснащали деталями от своих трициклов. В итоге первым финишировал Павел Беляев, с результатом в 1 час, 36 минут и 33 секунды. Вторым пришел Мерль, третьим — Степанов. Победители получили соответственно золотой, серебряный и бронзовый жетоны с гравировкой.

П. Н. Беляев на трицикле «Клеман», 1898 год.
П. Н. Беляев на трицикле «Клеман», 1898 год.

Хотя сейчас ход гонки и скорость участников могут показаться смешными, для того времени это был огромный шаг вперед. Средняя скорость участников составила 26.5 км/ч, что, с учетом погодных условий, было очень хорошим результатом. Автоспорт в России получил мощный толчок к развитию, общественность увидела в моторах нечто большее, чем пустую забаву. Вскоре был организован Русский мото-клуб, первая российская общественная организация автомобилистов. В следующем году гонка прошла снова, а в 1913 году состоялась первая в России автогонка на специальной кольцевой трассе.


Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя