Когда-то давно, еще в эпоху «исторического материализма» Михаил Жванецкий написал миниатюру о том, с каким трудом советскому кинематографу удаются исторические фильмы. Как сложно достоверно показать людей прошлого времени, передать их внешний вид, манеру поведения и.т.д. Какими карикатурными порой получаются персонажи фильмов.

Знал бы тогда Михаил Михалыч во что превратится кино спустя 30 лет… попробую нарисовать «картину маслом», используя стиль великого юмориста.

Нынче мылом не моются. Нынче мыло смотрят!

Смотрят неделями, месяцами, годами. Время просмотра стремится к бесконечности, содержание наблюдаемого — к полному абсурду. Сюжеты фильмов — откровенная клиника. Похожие друг на друга и повторяющиеся: спецназ, десант, менты, блатные урки в тюрьме, побег, Сибирь, староверы, любовь, секс, возмездие, счастливый конец. Или: доярка с села, город, утрата девственности, ребенок, разочарование, потеря памяти, женская тюрьма, возвращение, благородный принц — миллионер, свадьба…

Общего сценария не существует в природе. Есть начало — несколько серий, а дальше — куда кривая вывезет. Сценаристы вечером пишут, утром — уже съемка. Городят от фонаря все, что в голову придет, пока не кончатся деньги или не надоест тому, кто их дает. Сочиняют в основном диалоги. Снимают быстро. Все сцены в одной комнате по причине экономии. Натуры нет! О мизансцене никто не слышал вообще! Сцены на улице — только общим планом, издалека и статично.

По большому счету снимаемое к искусству кино не имеет никакого отношения. Это, скорее, слайды, движущиеся картинки, комиксы. Видеоряда нет, монтаж отсутствует, озвучивание также. Оператор в основном работает крупным планом. Камера дает лица, но на них с трудом улавливаются признаки актерского мастерства. Гнев изображается выпучиванием глаз, любовные чувства — их закатыванием, обида — сжатием губ, восторг — открыванием рта, удивление — чесанием затылка.

Умственные переживания актера не передаются никак. Почесывание носа и общий перекос физиономии актера — не убеждают! Смазливые «хлебальники» кочуют из сериала в сериал. Одни и те же. Работают семейными подрядами: дедушка продюсер, папа режиссер, сынок — в главной роли, двухмесячный внучек играет подкидыша за гонорар Депардье… Удивляет одна вещь — почему-то цемент грузить и люки чистить династиями никто не хочет. А в кино сниматься — аж бегом и с удовольствием.

Современные актеры так похожи друг на друга, что замена в 148 серии одного на другого проходит незамеченной! Тем не менее, артисты стараются как могут, и кое-что у них выходит. Хорошо получаются продажные менты. Умный, независимый следователь — не идет, видимо забыли каков он, а рассказать некому. Судью, не берущего взяток, выносящего справедливый приговор сыграть не может никто. Те, кто мог, уже вымерли! Остальные даже представить не могут, не то, чтобы сыграть. Натурально получаются бандиты, проститутки и новые русские. Лысая голова братка идет нормально, бакенбарды Пушкина — ни в какую!

Пронырливые, беспринципные журналюги — ничего идут. Мэры-хапуги, чиновники на откатах, брехливые депутаты — идут, как писанные. Хуже идут писатели и военные с выправкой и благородными манерами. С благородством просто засада! Никто не помнит, что это такое!

Доброго, порядочного человека и лоха — играют одинаково.

Бесплатно лечащего врача, изображают идиотом. Профессионал в своем деле — загадка, не имеющая актерского решения. Футболиста, сражающего за честь клуба, пытаются сыграть изо всех сил — не получается! За деньги — ради бога, за честь — никаким образом!

Хорошо смотрится в руках автомат, а вот трость — никак! Цилиндр на голове также сидит как-то неестественно. Чувствуется, что актеру рассказывали как ходит, говорит и вообще выглядит аристократ, но ему не хватает времени это выучить. Фрак, смокинг и лица в них одетые не совмещаются ни по каким признакам.

Ванька-холоп и граф Волконский смотрятся одинаково нелепо. Что на одном, что на другом одежда выглядит так, что можно пугалами в огород ставить — вороны в ужасе урожай за прошлый год вернули бы… Синюшный бомж и камергер его величества лицами похожи, как родные братья. Император даже с двумя килограммами грима на лице все равно напоминает местного депутата, сидит на троне так же грациозно, как собака на заборе. Естественней всех выглядят «голубые», тут практически играть-то нет надобности…

Эрудиция не играется совсем. Не идут интеллектуальные споры. Мордобой, хамство идут отлично, а вот аристократизм, образованность, вежливость — не идут ни в какую. Пока герой молчит — нормально. Но как только заговорит — слова и интонация режут слух. Вор в законе, академик, князь — почему-то изъясняются одинаково и исключительно «по-фене».

Поклоны, гордо поднятый подбородок, поцелуи руки, осанка, стать — не получаются. Пока герой с героиней под одеялом или голые — еще ничего. Начинают одеваться — не то, не получается. Ни корсет, ни гусарские панталоны, ни ботфорты — не лезут! Зато отлично смотрятся в кадре вывалившаяся грудь или задранная юбка. Лучший кадр — изнасилование несовершеннолетней! На втором месте — мент, избивающий задержанного. Защита прав и достоинств человека — не идет!

Техническая база кино отсутствует, кино-инвентарь убог. Танком может быть все — от современного БТРа до бульдозера эпохи развитого социализма. По лошадям видно, что еще вчера на них цыгане возили металлолом. Для изображения гусара достаточно одеть красный пиджак нового русского 90-х годов и навесить эполеты дембеля-десантника конца 70-х. Костюмы сочиняются вместе со сценарием следующей серии — быстро и невпопад. Крестьяне 19-го века — в лаптях и в носках производства житомирской чулочной фабрики. Солдаты: до пояса — одной армии, выше пояса — другой, на голове — шлем пожарника.

Фильмы о войне — это вообще что-то из ряда вон выходящее. Там и каратэ, и луки со стрелами… Немцы — с рязанскими рожами, в форме вермахта, но в эсэсовских фуражках. Партизаны Ковпака — в джинсах, бандеровцы — в стрингах! Те лупят из АКМа, а те в ответ поливают из УЗИ. В одном фильме о войне наш пограничник, его играет Безруков (а кто еще), один воюет с немцами на суше и на воде: стреляет, пуляет, ныряет, поджигает, взрывает… Короче, этот Саша Белый ногами перебил немецкую армию — ВСЮ! Даже танк перевернул ударом кунг-фу… Гитлер, похожий на официанта из трактира, зачесанный не в ту сторону, чудом избежал покарания от нашего героя.

Эпохи в которых происходят события фильмов весьма условны. Девка половая, в юбке чуть ниже пупка и колготках с рисунком, кричит: — Барин приехали на «мэрсе», в сенях ожидают… Действующие лица могут пить чай в пакетиках за 100 лет до его изобретения. Мушкетеры могут бриться «жилеттом» и вытираться полотенцем с эмблемой Евро-2012. У Д’Артаньяна — наколка — ДМБ-98, кардинал Мазарини кушает водочку «Немиров», Миледи попивает коньячок «Коктебель», а Гобсек напевает песенку: «мани, мани, мани, олвэз санни, ин э рич манкc вердл…». В кадр абсолютно случайно попадает газета с объявлением: снять квартиру в Запорожье посуточно.

«Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно» — сказал поэт. Беда в том, что весь этот бред сивой кобылы, которым переполнены кино и телеэкраны народ с удовольствием потребляет. «Пипл хавает — бабло идет!» Что еще надо…

Есть одна футбольная байка о том, как на прощальный матч Михаила Месхи случайно попал Ж.Авеланж. После первого тайма «Миню», как полагается, подняли на руки и понесли со стадиона. Важный гость удивленно спросил:

— У вас что, принято лучшего игрока первого тайма уносить с поля на руках?

— Да нет, он же заканчивает, уходит из футбола.

— Он уходит!?… А эти остаются!? — воскликнул Авеланж, показывая на других футболистов.

Вот так и живем: чай курим, табак завариваем… Смотрим на тех, кто остался, и вспоминаем: Высоцкого, Смоктуновского, Янковского, Папанова, Ступку… Уходят настоящие артисты. Не умирают, а исчезают, как животные из Красной Книги. Вымирают без надежды в ком-то возродиться вновь! Потому, что окружающая среда враждебна для их вида, она не позволит ему репродуктироваться. В условиях тотального господства денег, бездуховности и серости данный вид сохраниться не может. В этом есть трагедия современного кино.

Фото на превью: кадр из фильма «Утомлённые солнцем 2: Предстояние»

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Поделиться
Наталия Вдовенко
«Нужно любить то, что делаешь, и тогда труд — даже самый грубый — возвышается до творчества»

3 комментарии

  1. «Беда в том, что весь этот бред сивой кобылы, которым переполнены кино и телеэкраны народ с удовольствием потребляет. «Пипл хавает — бабло идет!» Что еще надо…» Нет не правда! Народ возмущается и ненавидит то, что нам сегодня «втюхивают» с телеэкранов и с тоской вспоминает настоящих кинорежиссеров и артистов кино, которые могли за полтора часа показать историю жизни не только одного человека, но и нескольких поколений. Эти фильмы мы помним до сих пор и постоянно к ним возвращаемся.

  2. Автор выражает свое мнение, свое видение. Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Тем не менее, история с отечественным современным кинематографом — печальная….

  3. Это вы сейчас за все кино говорите или за отдельные фильмы или сериалы ?

Оставьте комментарий