a-s-pushkin
Иллюстрация: Хозацкая Екатерина

Интерес к «нашему все» из года в год не утихает. Открываются новые факты, сочиняются новые легенды и небылицы. И всё это мигом оказывается в сетях интернета. Любопытная деталь — кудрявым гением, потомком Ганнибала ежемесячно интересуются миллионы пользователей. Если быть точнее, по запросу «Пушкин» выдаются внушительные 5 519 784 показов. И это только в Яндексе!

Статьи о Пушкине заочно заслуживают внимания, потому как на сегодняшний день — это один из самых авторитетных представителей русской классической литературы, её золотой фонд! В качестве самого веского аргумента — почти в каждом городе России есть улица Пушкина, или же сквер, бульвар, парк. Ни один писатель в мире не удостаивался такой чести.

Пушкин — это недосягаемая, более ни кем непокоренная вершина! Русская культура и поэзия Пушкина — две неотделимые друг от друга величины. Все те, кто был до него — о них мы практически ничего не знаем, а все те, кто был после — торжественно называли себя продолжателями, учениками Великого Гения!

Посему Пушкин — это наше всё, фундамент, основа основ. Наконец, — «Солнце русской поэзии» — об этом каждый школьник знает. Но к сожалению, не каждый школьник знает, например, почему Александра Сергеевича называют именно «Солнцем русской поэзии», и кто автор этого определения?

Пожалуй, с этого факта и начнем нашу подборку. Итак, «Любопытные факты из жизни и творчества А. С. Пушкина»

№1. «Солнце русской поэзии»

Данное определение символизируется и ассоциируется исключительно с Александром Сергеевичем. Хотя появилось оно гораздо раньше… Конкретно к Пушкину оно было адресовано в 1837 году. На следующий день после его смерти, в военно-благотворительной газете «Русский инвалид» в рубрике «Литературные прибавления» было напечатано:

«Солнце русской поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в средине своего великого поприща!.. Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно: всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! Наш поэт! Наша радость, наша народная слава!.. Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть! 29 января 2 ч. 45 м пополудни.»

Так как извещение не было подписано, его автором традиционно считался редактор «Литературных прибавлений» А. А. Краевский. Кстати за эту публикацию редактор был вызван к председателю Петербургского цензурного комитета, исполняющий волю разгневанного министра народного просвещения С. С. Уварова: «К чему эта публикация о Пушкине?.. Но что за выражения! „Солнце поэзии!“ Помилуйте, за что такая честь?..»

Только в 1954 году стало известно, что автором этих строк является русский писатель и мыслитель — князь Владимир Федорович Одоевский, а Краевский же принял на себя авторскую ответственность как редактор издания.

Но, как и было сказано в начале, это выражение появилось гораздо раньше. У Карамзина в его «Истории государства Российского» приводятся слова митрополита Кирилла на смерть Александра Невского в 1263 году, который

«сведав о кончине великого князя <…> в собрании духовенства воскрикнул: «Солнце отечества закатилось.» Никто не понял сей речи. Митрополит долго безмолвствовал, залился слезами и сказал: «Не стало Александра!» Все оцепенели от ужаса, ибо Невский казался необходимым для государства и по летам своим мог бы жить ещё долгое время.»

Источником Карамзину послужила «Степенная книга» XVI века, в которой фраза приводится в таком виде: «Уже заиде солнце земьля Руськія.»

№2. Какое слово А.С. Пушкин использовал как высшую похвалу женщины?

СУДЬБА ПОТОМКОВ ГЕНИАЛЬНОГО ПОЭТА - А.С.ПУШКИНА

Отношение Александра Сергеевича Пушкина к женщинам нельзя назвать иначе, чем обожание. Этим он покорял лучших красавиц своего времени. Ко многим из них он испытывал самые искренние чувства, был способен на опрометчивые поступки, правда, быстро остывал. А в качестве высочайшей похвалы по отношению к любимым им женщинам он постоянно использовал одно и то же слово: «чистая» или даже «чистейшая».

Еще, будучи юным лицеистом, Пушкин влюбился в Екатерину Карамзину, жену известного историка и талантливого литератора. Именно ей он посвятил такие строки:

И сердцу женщина являлась
Каким-то чистым божеством.

В стихотворении, которое, как принято считать, было подарено Анне Петровне Керн (впрочем, есть исследователи, уверенные, что досталось оно ей совершенно случайно), есть знаменитое выражение «как гений чистой красоты». А в своих строках, посвященных Наталье Николаевне, поэт говорит: «чистейшей прелести чистейший образец».

Можно привести и другой пример. Это отрывок из произведения, которое Пушкин посвятил женщине, чье имя историкам жизни поэта установить не удалось:

Она одна бы разумела
Стихи неясные мои:
Одна бы в сердце пламенела
Лампадой чистою любви.

№3. Донжуанский список Пушкина

donzhuanskij-spisok-pushkina
Донжуанский список Пушкина

Зимою 1829—30 года, проживая в Москве после поездки в Эрзерум, Пушкин часто бывал в гостеприимном, истинно-московском доме Ушаковых. Центром общества здесь служили две взрослых дочери — Екатерина и Елизавета Николаевны. Поэт ухаживал за ними обеими, и особенно за Екатериной, но слегка, скорее в виде шутки. Сердце его было прочно занято в это время. Он возобновил попытки добиться руки Н. Н. Гончаровой и на сей раз имел больше надежды на успех.

Важный переворот подготовлялся в его жизни. Надо полагать, в эти месяцы он часто возвращался мыслью к своему романическому прошлому. В одну из таких минут он набросал в альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой длинный список женщин, которых любил в былые годы. Этот перечень в специальной Пушкинской литературе получил название Дон-Жуанского списка.

Собственно говоря, это не один список, а целых два. В первом, по большей части, мы находим имена женщин, внушивших наиболее серьезные чувства поэту. На последнем месте здесь поставлена Наталья—его будущая жена. Во второй части перечня упомянуты героини более легких и поверхностных увлечений.

Вот первая часть Дон-Жуанского списка:

Наталья I
Катерина I
Катерина II
NN
Кн. Авдотия
Настасья
Катерина III
Аглая
Калипсо
Пулхерия
Амалия
Элиза
Евпраксея
Катерина IV
Анна
Наталья.

А вот вторая половина:

Мария
Анна
Софья
Александра
Варвара
Вера
Анна
Анна
Анна
Варвара
Елизавета
Надежда
Аграфена
Любовь
Ольга
Евгения
Александра
Елена.

По мнению пушкиноведа В. В. Вересаева, в первой части списка имена женщин, которых Пушкин любил сильнее, во второй — женщины, которыми он был увлечён.

По мнению писателя Петра Константиновича Губера, «список этот — просто салонная шутка. Дон-Жуанский список в обеих частях своих далеко не полон. Кроме того, разделение увлечений на более серьезные и на более легкие не всегда выдерживается. Вторая часть вообще дает много поводов к недоумениям, и некоторые имена, здесь записанные, остаются для нас загадочными. Не то в первой части: почти против каждого имени современный исследователь имеет возможность поставить фамилию, дав при этом более или менее подробную характеристику ее носительницы. Поэтому Дон-Жуанский список, при всех пробелах своих, является все же незаменимым пособием для составления подробной летописи о сердечной жизни поэта.»

Собственно, писатель П.К. Губер посвятил этому списку целую книгу, которую так и назвал: «Донжуанский список Пушкина». Ознакомиться с книгой можно здесь. Ну, а мы идем дальше.

№4. «С оленьими рогами!»

pushkin-na-mojke-hudozhnik-aleksandr-kravchuk
Пушкин на Мойке. Художник: Александр Кравчук

Известно, что с детства Пушкин очень комплексовал по поводу своей внешности. Ростом он был мал (в нем было с небольшим пять вершков), так еще лицом он был очень некрасив. Большинство дошедших до нас портретов, в том числе наиболее распространенные в копиях и репродукциях портреты Кипренского и Тропинина, льстят ему.

«Лицом настоящая обезьяна» характеризовал он себя в юношеском французском стихотворении „Mon portrait». Кличка обезьяны долго преследовала его в свете.

По-видимому, поэт сильно страдал временами от сознания собственной уродливости. В послании к известному красавцу, лейб-улану Ф. Ф. Юрьеву, он утешает себя:

«А я, повеса вечно праздный, Потомок негров безобразный, Взрощенный в дикой простоте, Любви не ведая страданий, Я нравлюсь юной красоте Бесстыдным бешенством желаний.»

Тем не менее, женщинам Пушкин нравился. Считается, что официально предпоследним увлечением Александра Сергеевича была Екатерина Николаевна Ушакова, в доме которой он был самым желанным гостем. Вообще, в доме Ушаковых он быстро стал «своим» человеком. Здесь все говорило о Пушкине: на столе — его книги, среди нот на фортепьяно — пушкинская «Черная шаль», «Талисман», «Цыганская песня», в альбомах — его рисунки и стихи.

Екатерина Николаевна была очень красива, к тому же происходила из знатного богатого рода. Пушкиновед, русский историк и литературовед П. И. Бартенев писал о ней: Екатерина была «…в полном смысле красавица: блондинка с пепельно-золотистыми волосами, большими темно-голубыми глазами, роста среднего, густые волосы нависали до колен, выражение лица умное. Она любила заниматься литературою. Много у нее было женихов; но по молодости она не спешила замуж».

Не спешила, потому как всё надеялась, что однажды Пушкин сделает ей предложение. Она была практически уверена в этом. Более того, в этом были уверены все, кто состоял в «литературной тусовке» того времени. Не решался лишь он один. Вскружив голову бедной Катеньке, он, с присущим ему «бесстыдным бешенством желаний» заводил новые романы, влюблялся и разочаровывался, и снова увлекался… Но только не Катенькой.

Она страдала, самоотверженно любила и ждала. Она не только выучила наизусть все известные пушкинские стихи, но и была просто помешена на мысли стать ему образцовой женой, знающей все его предпочтения и привычки. Однако Пушкин, будучи суеверным, побывал еще в послелицейский период у прорицательницы А. Ф. Кирхгоф и узнал, а по ряду совпадений поверил, что его ждет смерть от «белого человека».

Будучи в Одессе, поэт снова обратился к греку-прорицателю, который уточнил, что речь идет о цвете волос будущего убийцы поэта. На свою беду Екатерина была блондинкой. Видимо, эти предсказания, дополненные уже московской гадалкой, сказавшей Пушкину, по свидетельству П. И. Бартенева, что он «умрет от своей жены», сыграло свою негативную роль в том, что поэт так и не сделал Екатерине Ушаковой предложение о замужестве. А та, в свою очередь, зная об этих предсказаниях, решила отказаться от любимого человека «ради него самого». Хотя ни до, ни после Екатерины Ушаковой Пушкин никогда не приближался так близко к собственному идеалу жены:

«хороша собой, умна, иронична, приветлива и в высшей степени ответственна».

И все к этому шло. По свидетельству очевидцев «Пушкин все пребывание свое в Москве только и занимался, что Ушаковой: на балах, на гуляньях, он говорил только с нею, а когда случалось, что в собрании Ушаковой нет, то Пушкин сидит весь вечер в углу, задумавшись и ничто уж не в силах развлечь его..» Все ждали предложения. Она и сама, таясь от себя, ждала его. А он написал ей в альбом прелестное, почти влюбленное: « Когда бывало в старину » и …. через месяц уехал в Петербург!

Прощаясь, наговорил любезностей, написал в альбом стремительные каракули, начертил себя пером — автопортрет в монашеском клобуке с посохом — расцеловал руки, просил помнить и хоть иногда вздыхать о нем! Шутник, егоза, вертун, яркий, стремительный, живой, как река, чарующий.. Словом, весь — Пушкин.

Она рдела щеками, опускала ресницы, торопливо, смущенно крестила его уже на пороге.. А потом услыхала, что в Петербурге, ледяном и гранитном, Поэт ее не монашествовал, отнюдь! Танцевал, веселился.. Увлекался фрейлиною Двора А. О. Россет, сватался к Аннет Олениной — дочери президента Петербургской Академии художеств Алексея Николаевича Оленина. Он сделал Анне предложение и тут же получил отказ от ее родителей. На тот момент он был бедным, но жутко гениальным поэтом!

Нет ничего хуже, чем безответная любовь. Узнав о новом увлечении Пушкина, Катя ушла в себя, замкнулась. Но в глубине души она продолжала надеяться, верить и ждать его… Сестра ее Елизавета писала: «Катичка от своей любви совсем, как одурела, пора бы ее к доктору свезти…!»

Прошел год, от него не было вестей. А тут, побывав на двух-трех московских балах, Екатерина обнаружила безудержную симпатию и наисерьезнейшие намерения со стороны князя Петра Долгорукого. Вскорости объявлено было о его с Катенькой Ушаковой помолвке.

Семья было вздохнула чуть свободнее, уже думала о приданном и венчальной фате, но тут громом и молниею, 29 сентября 1829 года, вернулся в Москву Пушкин. Приехал тотчас с визитом к Ушаковым. Рассказывал о Петербурге, о балах, раутах, стихах и… о новой московской красавице — шестнадцатилетней Наталии Гончаровой.
Вскользь, мимоходом.. Тогда она не придала этому значения.

Екатерину Николаевну Поэт ни в чем не упрекал, покорно выслушав ее гневные тирады о непостоянстве сердца друзей, и только спросил, разводя руками:

— А я то с чем же остался ?

Она насмешливо отрезала:

С оленьими рогами! – и пожалела тут же о своем злоязычии, но Пушкин только расхохотался звонко и заразительно.

pushkin
Иллюстрация: Хозацкая Екатерина

После же — не показывался с неделю в доме Ушаковых, но однажды явился — мрачнее тучи, церемонно раскланялся с маменькой, сердечно его приветившей, и прямиком отправился в кабинет к папеньке, Николаю Васильевичу. Проговорили они с час…

Ушел Поэт также церемонно простившись, поцеловав руку хозяйки. Та не знала, что и подумать, настолько Александр Сергеевич был непохож сам на себя: серьезный, сосредоточенный, бледный!

После его ухода Николай Васильевич тотчас вызвал старшую дочь в кабинет и взволнованно сказал ей о том, что Александр Сергеевич конфиденциально сообщил ему сведения, очень порочащие честь князя – жениха и потому помолвка с ним «ангела Катеньки» должна быть немедля, тотчас же — расторгнута!

Сведения сии – надежны и верны, не доверять Поэту, человеку в вопросах чести щепетильному чрезвычайно — нет оснований, и потому, коли Катенька согласна, он сам, сию же минуту, напишет князю об отказе…

Екатерина Николаевна во все время отцовского монолога молчала, бледная, как стена, сцепив руки за спиною. Только тихо кивнула и спросила было папеньку, что же такое невозможное рассказал Александр Сергеевич ему о князе Петре, но отец побледнел, беспомощно оглянулся на дверь, пробормотал: «девице сие знать не подобает!»

Подарки жениху — возвратили. И уже на следующее утро Екатерина Николаевна Ушакова была уже не княжескою невестою, а снова – барышнею на выданье.

Позже, много позже, она узнала всю отвратительную правду о князе и о его мальчиках – пажах и сомнительных гвардейских пирушках, но это было тогда, когда прошлое в ее жизни тихо тускнело под гнетом стылого настоящего и никак не имело возможности подсластить горечь ее Судьбы…

Она вспоминала потом, что все расспрашивала тогда тихо маменьку, как смотрит та на Александра Сергеевича, видит ли его женихом ее? Софья Андреевна смеялась, качала головою:

« Голубчик, Катенька, да ведь он – Поэт русский, под надзором Императорским, беден, два имения почти что заложены, хоть род и древний, дворянский.. Чем жить станете, коли поженитесь? Семья, не детские задирания – дело серьезное..»

А впрочем, ежели Катенька любит и понимает, кто такой — Пушкин, — продолжала тут же маменька, — они с отцом ее неволить не станут, приданное ей сыщут и благословят, он в их доме уже давно как родное, веселое дитя, которое беречь надобно пуще глазу.. За сердце его благородное только вечно признательны они должны ему быть, за то что уберег семью от бесчестья.

Екатерина Николаевна вспыхивала, благодарно целовала матери руки, и, ликуя, бежала в гостиную — встречать Пушкина. Сердце ее горело радостью, она ждала, дождалась и вновь надеялась!

В ее альбоме появились безобидные карикатуры на Аннет Оленину и едва уловимые, знакомые профили пером, исполненные нетерпеливою рукою Саши Пушкина… Она начинала называть его так про себя, а иногда и вслух, Он смеялся, качал головою, говоря, что так его звала только няня и изредка – мать..

Они виделись всякий день, переписывались по утрам… Лиза трунила над нею, но втайне радовалась тому, как расцвела Катичка, как зазвенел ее голос – она много пела по утрам, и чаще других — пушкинские строчки…

Когда же приезжал еще не объявленный никому ее сердечный избранник, она спешила к нему, пряча под насмешливою миною все свои истинные чувства, и продолжались вовсю их забавные розыгрыши, их задирания друг друга, вереница их альбомных экспромтов и карикатур – в том числе, и — на неприступных девиц Гончаровых, они сообща называли их — «Карсом» – крепостью турецкой, что славилось своею оборонною бронею…

Она снова мечтала о настоящем женском счастье, а он…. просто метался в поисках тихой пристани…

А потом Москва опять нещадно полнилась слухами:

«Пушкин отчаянно влюблен в меньшую из сестер Гончаровых, делал предложение, ему решительно отказано – мать невесты усомнилась в благонадежности Поэта!»

Чуткою и нервною душою своею Екатерина чувствовала, что Поэт неслышно уходит, ускользает от нее, что душа его постепенно «огончаровывается» и сделать теперь она уже ничего не в силах! Она знала, что теряет Любимого человека. Теряет навсегда.

Она отпустила Пушкина восвояси. Навсегда. Она все понимала. О том, как ей было больно, можно только догадываться. Она по-прежнему ревностно следила за его творчеством, заучивала наизусть все его новые строфы… Но их дороги никогда более не пересекались.

Весной 1830 года поэт, уехавший в Санкт-Петербург, через общего знакомого получил известия от Гончаровых, внушившие ему надежду. Он возвратился в Москву и вторично сделал предложение. 6 апреля 1830 года согласие на брак было получено… Ну, а дальнейшая жизнь поэта с Н. Гончаровой всем известна.

pushkin-zhizn
Иллюстрация: Julia Rabotkina

Е. Н. Ушакова же вышла замуж только после смерти поэта — за вдовца, коллежского советника Д. М. Наумова. Но, видимо, любовь к Пушкину еще продолжала жить в ее сердце, потому что однажды муж в порыве дикой ревности уничтожил браслет с зеленой яшмой и турецкой надписью, подаренный Екатерине Пушкиным, и сжег два ее личных альбома с его автографами.

Перед смертью Екатерина Николаевна позвала дочь, велела принести ей шкатулку с письмами Пушкина и, несмотря на протесты дочери, сожгла их со словами:

«Мы любили друг друга горячо, и это была наша сердечная тайна; пусть она и умрет с нами».

«Не перейди ей дорогу пустенькая красавица Гончарова, — писал писатель В. В. Вересаев, — втянувшая Пушкина в придворный плен, исковеркавшая всю его жизнь и подведшая под пистолет Дантеса, — подругою жизни Пушкина, возможно, оказалась бы Ушакова, и она сберегла бы нам Пушкина еще на многие годы»…

Статья подготовлена на основе материалов сайта Википедии, книги «Пушкин и 113 женщин поэта», новеллы «Елизавета и Екатерина Ушаковы», книги «Донжуанский список Пушкина». Иллюстрация: Хозацкая Екатерина.

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя