В апреле 1874 года в полицейском управлении Санкт-Петербурга стоял переполох. Произошло просто неслыханное преступление – из Мраморном дворца, принадлежавшего великому князю Константину Николаевичу Романову, брату императора Александра II пропали три бриллианта из оклада иконы. И дело было даже не стоимости похищенного. Эта икона была очень дорога семье великого князя, ей император Николай I благословил на брак Константина и его невесту Александру Иосифовну. Именно она обнаружила пропажу камней, после чего на несколько дней слегла с нервным срывом.

На поиски были брошены все силы столичной полиции, шпики буквально носом землю рыли. Расследование возглавил лично шеф корпуса жандармов граф Шувалов. Под подозрение попали личный врач великого князя, лакеи, камеристки. И вот буквально через пару дней камни нашлись в одном из ломбардов Санкт-Петербурга. Владелец ломбарда заявил, что драгоценности ему принес некто Евгений Варнаховский, один из офицеров свиты Константина Николаевича. Варнаховского немедленно арестовали, его допрашивал лично Шувалов. Но то, что он услышал, повергло в ужас и его самого и весь дом Романовых.

Изгой дома Романовых
Великий князь Константин Николаевич с сыном

Николай Константинович Романов, первенец великого князя Константина Николаевича, с самого детства выказывал сильный и независимый характер. По собственной инициативе он поступил в Академию Генерального Штаба, которую закончил с отличием. После учебы он много путешествовал по Европе, очень интересовался западно-европейским искусством. В 21 год был назначен командиром эскадрона Лейб-Гвардии Конного полка. Словом, жизнь и карьера молодого человека складывалась блестяще, но… Шерше ля фам, как говорят французы.

Николай Константинович Романов
Николай Константинович Романов

В 1872 году на одном из светских приёмов Петербурга Николай познакомился с очаровательной американской танцовщицей Харриет Блэкфорд, более известную под псевдонимом Фанни Лир. Вскоре между ними начался роман. Харриет была старше Николая на 2 года, и прожила к тому времени весьма непростую жизнь. Ее отец, сельский священник, рано умер, оставив свою семью в нищете. В 16 лет мать выдала Харриет замуж. В первый год брака она родила дочь, а на второй год муж, имевший привычку регулярно напиваться и избивать Харриет, скончался при довольно подозрительных обстоятельствах.

Благодаря своему уму, красоте и обаянию она начала вращаться в высших кругах общества, путешествовать по Европе. Сложные повороты судьбы куртизанки привели ее и в Россию. Для такой опытной «охотницы на мужчин» юноша из царской семьи был желанной добычей. В семье к любовной связи сначала отнеслись снисходительно. Мужчины династии Романовых вообще славились отнюдь не склонностью к целибату. Анна Монс, Мария Румянцева, Екатерина Нелидова, Анна Лопухина – вот далеко не полный список любовниц, прошедших августейшую постель. Да и сам глава семейства, император Александр II в это время, почти не скрываясь, жил на две семьи.

Изгой дома Романовых
Харриет Блэкфорд, она же Fanny Lear

Однако связь Николая и Харриет становилась всё серьезнее. Настолько серьезнее, что великий князь счел за лучшее отослать сына из Петербурга. В 1783 году Николай в составе русских экспедиционных сил отправился в Среднюю Азию, в поход на Хиву. Во время боевых действий молодой офицер отнюдь не отсиживался в тылу. Эскадрон под его командованием совершил тяжелейший переход через пустыню Кызым-Кум. Николай неоднократно участвовал в стычках, побывал под артобстрелом. Из похода он вернулся боевым, повидавшим виды офицером с орденом Владимира 3-ей степени. И — тут же бросился в объятия возлюбленной Харриет. Семейство великого князя лихорадило в ожидании скандала. Но беда пришла, откуда не ждали.

15 апреля 1874 года Евгений Варнаховский на допросе заявил, что был лишь посредником для продажи бриллиантов. А передал ему их не кто иной, как Николай Константинович Романов. Николай дал клятву на Библии, что не виновен, но это не помогло. Он был помещен под негласный домашний арест, Шувалов три часа допрашивал его в присутствии отца, который позже запишет в дневнике:

«Никакого раскаяния, никакого сознания… Ожесточение и ни одной слезы».

Сложно сказать, почему Николай пошел на преступление. Да, он нуждался в деньгах, офицерское жалование и скромные «карманные» суммы от отца вряд ли удовлетворяли аппетиты опытной куртизанки. Но для банальной кражи дело было обставлено слишком топорно. Возможно, покусившись на семейную святыню, он выразил этим свой протест против вмешательства в свою личную жизнь и любовное счастье. В конце концов, он мог быть попросту не виновен, но гордость и уязвленное недоверием семьи самолюбие не позволяли ему оправдываться.

На общем собрании монаршей семьи высказывались различные мнения. О том, чтобы придать дело огласке не могло быть и речь – это был бы колоссальный удар по репутации правящей династии.

В итоге было принято решение, что Николай изгоняется из семьи. Он лишается имущества, всех званий, чинов, наград. Его имя не должно впредь упоминаться в любых документах, связанных с семьей Романовых. Он навсегда высылается из Петербурга и будет жить под постоянным надзором.

Официально же он был объявлен душебольным, которому необходимо постоянное принудительно лечение. Харриет Блэкфорд была выслана из России с запретом когда-либо возвращаться. Больше она с Николаем не встречалась.

Начались скитания опального князя. Самара, Крым, Винница, Умань, Владимир. Николая постоянно перевозили с места на место, не давай нигде прижиться и обзавестись связями. Наконец, в 1877 году его переселили в Оренбург. Этот отдаленный городок на границе пустыни, несмотря на тяжелые условия, жизни стал для ссыльного желанной передышкой. У местных властей хватало своих забот, и Николай наконец начал пользоваться относительной свободой. Здесь он написал свои воспоминания о Хивинском походе, географический труд «Водный путь в Среднюю Азию», составил проект постройки железной дороги из России с Туркестан.

Зимой 1878 года Николай женился на дочери оренбургского полицмейстера, Надежде Дрейер. Венчание было тайным, но в маленьком городке слухи расползаются быстро. Из Петербурга прилетел грозный окрик, Священный Синод официально расторг брак. Николая выслали еще дальше, в Ташкент. Надежда оказалась в сложном положении гражданской жены, но мужа покинуть отказалась.

Изгой дома Романовых
Николай Константинович и Надежда Дрейер

7 марта 1881 года Николай написал первое за много лет письмо отцу. Он просил разрешения присутствовать на похоронах погибшего от рук террористов Александа II. Просьба была передана брату покойного, Александру Николаевичу, теперь уже императору Александру III. Тот довольно резко отказал Николаю в приезде, однако в целом облегчил его положение. Ташкент был признан его окончательным местом проживания, для обустройства казна выделила опальному князю 300 тысяч рублей. Надежде Дрейер был присвоен титул «княжны Искандер». Этим прозвищем Николай Константинович называл себя в кругу семьи после Хивинского похода. Сыновья Николая Романова, Артемий и Александр, так же получили дворянство и возможность обучаться в Санкт-Петербурге, где впоследствии и остались жить.

Полученными деньгами опальный князь распорядился по-своему. Он занялся предпринимательством, построил в Ташкенте мыловаренный завод, хлопковую мануфактуру, открыл бильярдные, продажу кваса. Все предприятия на всякий случай регистрировались им на гражданскую жену. В предприятия он вложил всю свою целеустремленность и силу характера и они начали быстро приносить доход.

Следующим крупным проектом Николая Константиновича стали хлопкоочистительные заводы. При этом он применял самые передовые технические идеи своего времени. На его заводах создавался безотходный технологический цикл — семена хлопчатника, остававшиеся после переработки сырца в волокно, употреблялись в качестве сырья на маслобойнях, а жмых шёл на удобрения и на корм скоту. Возле железной дороги им был организован базар, на котором торговцы имели право пользоваться только весами хозяина. Торговцы платили по строго установленному тарифу с каждого пуда проданного товара. Вскоре доходы опального князя стали достигать миллиона в год.

Полученные от предпринимательства доходы Николай Константинович вкладывал в благоустройство Ташкента и всего Туркестанского края. В Ташкенте он на свои средства замостил дороги, построил больницу для бедных, театр, цирк и даже публичный дом. Кроме того, он открыл первый в городе синематограф «Хива».

Кинотетр «Хива»
Кинотетр «Хива»

Но самую громкую славу опальному князю принес проект по орошению Голодной Степи. Первым ирригационным проектом князя было выведение канала из правого притока Сырдарьи, названного им Искандер-арыком. На этих землях находилось лишь несколько нищих дворов дехкан. После проведения Искандер-арыка тут быстро выросло «великокняжеское» село Искандер. Сам великий князь разбил недалеко от села большой сад.

В 1886 году он приступил к большому выводу воды из Сырдарьи, желая оросить хотя бы часть Голодной степи между Ташкентом и Джизаком. Работы по строительству стокилометрового Романовского оросительного канала обошлись князю в сумму свыше миллиона рублей.

К 1913 году вокруг канала, выросло 119 деревень, освоивших почти четверть ранее безжизненной Голодной Степи. Местное население буквально молилось на своего благодетеля. Русские переселенцы величали его «князь-батюшка», в газетах, не стесняясь, писали, что один человек за несколько лет сделал для края больше, чем правительство за пару веков.

Изгой дома Романовых
Вид на Романовский канал

В 1917 году Николай Константинович Романов искренне приветствовал Февральскую революцию и поднял над своим домом красный флаг. Революция наконец сняла с него оковы вечной ссылки и он смог поехать в Санкт-Петербург к сыновьям и внукам.

В последние годы жизни у Николая Константиновича развилась астма. 14 февраля 1918 года он скончался в своем доме под Ташкентом от воспаления легких. Половину своего огромного состояния он завещал детям, остальное указал пожертвовать на различные благотворительные нужны. Сейчас в его дворце в центре Ташкента располагается дом международных приёмов Туркестана. Богатейшая коллекция произведений искусств князя хранится в Ташкентском музее искусств. Среди прочих произведений там выставлена копия скульптуры «Венера с яблоком» с лицом американской танцовщицы Харриет Блэкфорд, более известной под псевдонимом Фанни Лир.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

1 комментарий

  1. Жалко Фанни Лир в первую очередь — за что ?!

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя