Иван Константинович Айвазовский — один из самых плодовитых русских художников-маринистов. За более чем 60 лет творчества им было написано свыше 6000 полотен. Современники удивлялись — с какой скоростью Мастер создавал свои шедевры. Неподвластны пониманию были и живописные приёмы художника, техника исполнения, подбор красок, виртуозные эффекты прозрачной волны и дыхание моря.

Художник Иван Крамской писал Павлу Третьякову: «Айвазовский, вероятно, обладает секретом составления красок, и даже краски сами секретные; таких ярких и чистых тонов я не видел даже на полках москательных лавок». Главный секрет Айвазовского не являлся тайной: чтобы так правдоподобно писать море, нужно родиться и прожить долгую жизнь у морского берега.

Добавим к этому факту еще несколько ингредиентов — трудолюбие, талант, безупречную память и богатое воображение — именно так рождались знаменитые полотна Айвазовского. Вот и весь секрет гения.

Художник писал стремительно быстро и много — примерно 100 картин в год. И всё его наследие получило признание коллекционеров, как одно из самых «крепких». Полотна художника будто неподвластны времени, всегда в прекрасном состоянии, меньше всего растрескиваются, и крайне редко подвергаются реставрации.

Kolumb-proplyvayushhij-cherez-mys-Palos.-1892.-CHastnoe-sobranie
Колумб, проплывающий через мыс Палос. 1892. Частное собрание

Главный секрет — в технике нанесения красок. Айвазовский предпочитал масло, хотя его море и волны кажутся акварельными. Излюбленной его техникой считалась лессировка, основанная на нанесении тонких (почти прозрачных) красок друг на друга. В результате чего волны, облака и море на холстах казались прозрачными и живыми, а целостность красочного слоя не нарушалась и не подвергалась разрушению.

Гениальность Айвазовского признавали самые выдающиеся люди России и мира. Он встречался и был дружен с Пушкиным, Крыловым, Гоголем, Жуковским, Брюлловым, Глинкой. Его принимали во дворцах королей и вельмож, сам Папа римский дал ему аудиенцию и наградил золотой медалью за картину «Хаос. Сотворение мира». Понтифик хотел приобрести понравившийся шедевр, но Айвазовский его просто подарил.

Haos.-Sotvorenie-mira
Хаос. Сотворение мира. 1841. Музей армянской конгрегации мхитаристов, Венеция, Италия

Папа Григорий XVI отвез картину в музей Ватикана. Сейчас оно находится в Венеции, на о-ве Св. Лазаря. Дело в том, что в начале XX века Папа Леон XIII подарил полотно Музею армянской конгрегации мхитаристов. Возможно одной из причин было то, что здесь, на острове святого Лазаря жил старший брат художника Габриэл. Он занимал видное положение в религиозном братстве. В жизни художника это место было сакральным, напоминающее «маленькую Армению» близ Венеции.

Poseshhenie-Bajronom-mhitaristov-na-ostrove-sv.-Lazarya-v-Venetsii.-1899
Посещение Байроном мхитаристов на острове св. Лазаря в Венеции. 1899. Национальная галерея Армении, Ереван

Произведениями Айвазовского восхищалась вся Европа — академик и почётный член Императорской Академии художеств, он был избран также почётным членом Академий художеств в Амстердаме, Риме, Париже, Флоренции и Штутгарте.

Иван Крамской писал: «…Айвазовский, кто бы и что ни говорил, есть звезда первой величины, во всяком случае; и не только у нас, а в истории искусства вообще…». Император Николай I заявлял: «Что бы ни написал Айвазовский — будет куплено мною». Именно с легкой подачи императора Айвазовского негласно называли «царем моря».

Вся его долгая и счастливая жизнь — кладезь волшебных историй и фактов —  безумно интересных и красочных. Художник участвовал более чем в 120 выставках как в России, так и в Европе и Америке. Свыше 60 из них были персональными! В то время из русских художников персональную выставку мог позволить себе только маринист-романтик Айвазовский.

Возможно, вам уже известно, что работы Айвазовского не только самые продаваемые, а вместе с тем — самые похищаемые и подделываемые в мире.

Krymskoe-poberezhe-u-Aj-Petri.-1890
Крымское побережье у Ай-Петри. 1890. Музей изобразительных искусств Республики Карелия, Петрозаводск

Подлинность картин Айвазовского проверить можно, но это крайне затратная – и по времени, и по деньгам – процедура. Вследствие этого половина вещей, выдаваемых на рынке за картины Айвазовского, – подделки, но они пользуются таким успехом, что их всё равно покупают, но по более низким ценам. Более того, количество подделок значительно превышает число подлинников. Сам мастер признавался в написанных за всю жизнь 6000 работах, однако сегодня считаются подлинниками более 50 000 работ!

Айвазовский не писал с натуры. Большинство своих картин он рисовал по памяти. Порой художнику достаточно было услышать интересную историю, и уже через мгновение он брался за кисточку. Для создания шедевра художнику не требовалось много времени, иногда достаточно было одного сеанса… «Писать тихо, корпеть месяцы не могу. Не отхожу от картины, пока не выскажусь», — признавался Иван Константинович. Самой долгой его работой была картина «Среди волн». 10 дней — именно столько понадобилось художнику, которому на тот момент исполнился 81 год, чтобы создать свою самую большую картину.

Sredi-voln.-1898
Среди волн. 1898. Феодосийская картинная галерея им. И.К.Айвазовского

Достоверно известно, что сюжет картины изначально был другим. Об этом стало известно со слов внука Айвазовского Константина Константиновича Арцеулова:

Когда картина была окончена, Иван Константинович пригласил всех родных посмотреть новое произведение. Огромный холст представлял собой картину неистово бушующего моря, и как бы для контраста могуществу стихии в середине была изображена лодка с потерпевшими кораблекрушение моряками.
Обратившись к моему отцу, корабельному инженеру, «поэту корабельных форм», как его иногда называли, Иван Константинович спросил его мнение. Выразив свое восхищение морем, отец добавил: – не понятно только, почему эта скорлупа с людьми держится на поверхности?
Айвазовский был очень рассержен замечанием моего отца, повернулся и вышел. Но утром, проходя через зал в «большой дом» мы увидели, что на картине среди волн, нет лодки», учитывая замечания специалиста-инженера, художник ее записал».

Картина «Среди волн» была создана за два дня до смерти. В длину — она почти 4.5 м, а в ширину — около 3-х.

***

Все эти короткие факты достаточно распространенные, но есть и другие — малоизвестные, раскрывающие образ художника и его творчество с самых разных сторон.

Итак, 5 малоизвестных фактов из жизни художника (к 200-летию со дня рождения И.К. Айвазовского)

Случай в мастерской А.И. Куинджи.

Однажды художник А.И. Куинджи пригласил Айвазовского к себе в академическую мастерскую, с целью продемонстрировать своим ученикам мастерство и технику исполнения, которая была известна только одному Айвазовскому.

Советский пейзажист А. А. Рылов вспоминал об этом: «Архип Иванович подвел гостя к мольберту и обратился к Айвазовскому: «Этто вот… Иван Константинович, покажите им, как надо писать море».

Иван Айвазовский - самая дорогая картина, секретные краски и другие любопытные факты
Море. 1898. Луганский областной художественный музей

Айвазовский назвал необходимые ему четыре или пять красок, осмотрел кисти, потрогал холстик, стоя, не отходя от мольберта, играя кистью, как виртуоз, написал морской шторм. По просьбе Архипа Ивановича он моментально изобразил качающийся на волнах корабль, причем поразительно ловко, привычным движением кисти дал ему полную оснастку. Картина готова и подписана. Один час пятьдесят минут тому назад был чистый холст, теперь на нем бушует море. Шумными аплодисментами мы выразили свою благодарность маститому художнику и проводили его всей мастерской к карете».

На тот момент художнику было 80 лет.

Любимые города Айвазовского

Удивительно насколько сильно в этом человеке переплетались страсть к путешествиям по свету и любовь к родине. Где он только не бывал! Таможенники вклеивали в его паспорт дополнительные страницы. В его заграничном паспорте значилось 135 визовых отметок. Он побывал в самых красивых странах и городах планеты, но с трепетом и восхищением относился только к двум городам — Константинополю и его маленькой Феодосии, которой был предан до конца своей жизни. «Мой адрес — всегда в Феодосии», делился он с Павлом Третьяковым.

Korabli-na-Feodosijskom-rejde.-CHestvovanie-Ajvazovskogo-po-sluchayu-ego-80-letiya.-1897
Корабли на Феодосийском рейде. Чествование Айвазовского по случаю его 80-летия. 1897. Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург

Феодосия была отдушиной, исторической родиной, местом рождения, незаменимым очагом и домом. Константинополь — был любимым пристанищем во время путешествий. Из всех городов он прославлял только его — дивный город на Босфоре.

Впервые в столице Османской империи он побывал в 1845 году. С тех пор он возвращался сюда снова и снова. Точное число картин, посвященных видам Константинополя остается неизвестным. Предположительное число — около 100.

Vid-Konstantinopolya.-1849
Вид Константинополя. 1849. Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник «Царское Село», Пушкин
Однажды турецкому султану Абдул-Азизу подарили одну из картин Айвазовского. Султан пришел в полный восторг и заказал художнику серию видов Босфора. Айвазовский счел, что таким образом может способствовать налаживанию взаимопонимания между турками и армянами, и принял заказ. Он написал для султана около 40 картин. Абдул-Азиз был настолько доволен работой Айвазовского, что наградил его высшим турецким орденом «Османие».
Впоследствии Айвазовский получил из рук турецкого владыки еще несколько орденов. А в 1878 году мирное соглашение между Россией и Турцией (так называемый Сан-Стефанский мир) подписали в зале, украшенном картинами кисти Айвазовского.
Vostochnaya-stsena.-1846
«Восточная сцена». «Кофейня у мечети Ортакёй в Константинополе». 1846. Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник «Петергоф».
Однако, когда в 1890-х годах султан Абдул-Гамид устроил погромы, жертвами которых стали сотни тысяч армян, возмущенный Айвазовский поторопился избавиться от всех османских наград. 
Нацепив на ошейник дворового пса все турецкие ордена, он прошелся по улицам Феодосии. Говорят, будто бы к процессии присоединился весь город. В окружении огромной толпы, Айвазовский направился к морю. Вскоре он забрался в лодку, и, отойдя на достаточное расстояние от берега, поднял сияющие ордена над головой и швырнул их в море.
Позже он встретился с турецким консулом и сказал, что его «кровавый повелитель» таким же образом может поступить с его картинами, художник об этом не пожалеет.
Раздосадованный агрессивной политикой турок, Айвазовский пишет несколько картин в поддержку армян, изображающих жестокие преступления турок против его народа. Они неоднократно выставлялись на самых престижных выставках Европы. Все средства от продажи картин он направлял на помощь армянским беженцам. Иван Константинович не ждал помощи от правительства или городской администрации, он встречал беженцев на въезде в Феодосию и предлагал им поселиться на его земле, снабжая на первое время деньгами.
— «Стыдно отворачиваться от своей народности, тем более такой маленькой и угнетенной», — говорил Иван Константинович.
Noch.-Tragediya-v-Mramornom-more.-1897.-CHastnoe-sobranie
Ночь. Трагедия в Мраморном море. 1897. Частное собрание
«Отец города». Иван Айвазовский и Феодосия

Айвазовский был первым почетным человеком Феодосии. Всю свою жизнь он активно занимался ее благоустройством, способствовал процветанию города. Его влияние на феодосийскую жизнь было огромно. Художник открыл в Феодосии школу искусств, превратив Феодосию в один из центров живописной культуры на юге России. По его инициативе был построен городской концертный зал, библиотека.

Feodosiya-v-lunnuyu-noch.-Vid-s-balkona-doma-Ajvazovskogo-na-more-i-gorod.-1880
Феодосия в лунную ночь. Вид с балкона дома Айвазовского на море и город. 1880. Государственный художественный музей Алтайского края, Барнаул

На его средства была создана и содержалась приходская школа.

Айвазовский также принял участие в строительстве нового здания для Феодосийской мужской гимназии, учениками которой в разное время были поэт и переводчик Максимилиан Волошин, муж Марины Цветаевой — публицист Сергей Эфрон, Александр Пешковский — российский и советский лингвист, профессор, один из пионеров изучения русского синтаксиса. Айвазовский был попечителем этой гимназии, выделял стипендии и оплачивал учебу нуждающимся ученикам. Гимназия просуществовала до 1918 г.

Pervyj-poezd-v-Feodosii.-1892
Первый поезд в Феодосии. 1892. Феодосийская картинная галерея им. И.К.Айвазовского

Он также добился, чтобы в городе построили железную дорогу. Его картина «Первый поезд в Феодосию» создана еще до постройки железной дороги, то есть по воображению.

Я всегда вспоминаю покойного друга, который не раз говорил мне: «Что Вам за охота, Иван Константинович, добиваться железной дороги для Феодосии, она только загрязнит берег и заслонит от Вашего дома чудный вид на бухту». Действительно, если бы я заботился лично о себе, то мне следовало бы всеми силами противодействовать постройке феодосийской железной дороги. Имение моё находится близ Феодосии и вдали от проектируемой линии железной дороги, услугами которой мне поэтому и не придётся пользоваться. Единственный же принадлежащий мне в Феодосии дом, в котором я живу, с проведением железной дороги вдоль берега моря может сделаться необитаемым и, во всяком случае, — потеряет для меня характер уютного угла. Те, которые для общественного блага умеют жертвовать своими личными интересами, легко поймут, какими побуждениями я руководствуюсь, отстаивая Феодосию…»

Все важные постройки в Феодосии находились негласно под надзором Айвазовского. Характерный случай из жизни художника описал в своих мемуарах Юрий Галабутский:

«Вы мне улицу портите!»

«Однажды зимой Айвазовский, по обыкновению, уехал на некоторое время в Петербург. При возвращении, как обычно, за две-три станции от Феодосии его встречали наиболее близкие к нему лица и тотчас же сообщали все городские новости, которые И.К. выслушивал с живейшим любопытством. И он узнает, что обыватель Н. строит на главной улице — Итальянской — дом; постройка уже начата в отсутствие И.К., и дом будет одноэтажный. И.К. заволновался ужасно: одноэтажный дом на главной улице! Тотчас по приезде, не успевши отдохнуть с дороги, он зовет к себе обывателя Н. Тот, разумеется, немедленно является. «Вы строите одноэтажный дом? Как вам не стыдно? Вы богатый человек, что вы делаете? Вы мне улицу портите!». И обыватель Н. покорно изменяет план и строит двухэтажный дом».

Благодаря ему полностью переделали порт, расширив его и сделав современным и удобным для кораблей. Порт в Феодосии долгое время считался самым большим торговым портом в Крыму.

Pristan-v-Feodosii.-Seredina-XIX-v
Пристань в Феодосии. Середина XIX в. Госудаpственный Владимиpо-Суздальский истоpико-аpхитектуpный и художественный музей-заповедник

На свои деньги Айвазовский построил здание Археологического музея (здание музея взорвали отступающие из Крыма советские войска в 1941 году) и подарил родному городу театр, точнее, это была сцена в его картинной галерее.

В начале 1890-х годов Айвазовский по своему проекту и на личные средства возвёл фонтан памяти градоначальника Феодосии А. И. Казначеева (в 1940-е годы фонтан был утрачен).

В 1886 году Феодосия испытывала сильную нехватку воды.

«Не будучи в силах далее оставаться свидетелем страшного бедствия, которое из года в год испытывает от безводья население родного города, я дарю ему в вечную собственность 50 тыс. ведер в сутки чистой воды из принадлежащего мне Субашского источника», — так писал в своем обращении к городской думе Иван Айвазовский в 1887 году.

Субашский источник находился в имении художника Шах-Мамай, неподалеку от Старого Крыма, в 25 верстах от Феодосии. В 1887 году были начаты работы по прокладке водопровода, благодаря которому вода пришла в город. В парке у набережной по проекту художника построили фонтан, воду из которого местные жители получали бесплатно. В одном из писем Айвазовский сообщал:

«Фонтан в восточном стиле так хорош, что ни в Константинополе, ни где-либо я не знаю такого удачного, в особенности, в пропорциях».

Фонтан явился точной копией фонтана в Константинополе. Сейчас фонтан носит имя Айвазовского.

В 1880 году в своем доме Айвазовский открывает выставочный зал (знаменитая Феодосийская картинная галерея), который художник завещал родному городу.

Мое искреннее желание, чтобы здание моей картинной галереи в городе Феодосии со всеми в ней картинами, статуями и другими произведениями искусства, находящимися в этой галерее, составляли полную собственность города Феодосии, и в память обо мне, Айвазовском, завещаю галерею городу Феодосии, моему родному городу.»

Некоторые источники утверждают, что художник также завещал плату за посещение его галереи феодосийским беднякам.

До конца своих дней он хлопотал о стипендиях и пенсиях для жителей своего города, поэтому весть о смерти художника была воспринята как личное горе для тысяч феодосийцев, для которых Айвазовский был родным человеком — ведь он окрестил множество детей и выдал замуж сотни соседских девушек, которые славили художника, помня о его милостях.

Осознание того, что ушел из жизни «отец города», гражданин, патриот, меценат, равного которому в истории Феодосии не было, пришло несколько позже. Все лавки в тот день были закрыты. Город погрузился в тяжелейший траур.

Pohorony-I.K.-Ajvazovskogo-22-aprelya-1900-goda
Похороны И.К. Айвазовского 22 апреля 1900 года
Pohorony-I.K.-Ajvazovskogo.-Katafalk-i-pohoronnaya-protsessiya-u-zdaniya-kartinnoj-galerei
Похороны И.К. Айвазовского. Катафалк и похоронная процессия у здания картинной галереи.

Три дня феодосийские храмы колокольным звоном оплакивали уход Ивана Константиновича. Большой зал картинной галереи был заполнен множеством погребальных венков. Три дня в картинную галерею шел народ, чтобы почтить память Айвазовского. В Феодосию прибыли делегации, в том числе из армянских диаспор.

Траурная процессия протянулась от дома Айвазовского до средневековой армянской церкви св. Саркиса, в ограде которой и состоялось погребение. Выбор места погребения был не случайным — его завещал сам художник, ведь именно в этой церкви он был крещен, здесь же сохранились фрески художника.

Траурными вуалями были покрыты фонари на близлежащих улицах. А сама дорога была усыпана цветами.

Участие в похоронах принял местный гарнизон, воздавший покойному воинские почести — факт, по тем временам исключительный. Позже на его могиле появится надпись на армянском: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память».

«Был приятелем Пушкина, но Пушкина не читал»

Ajvazovskij-foto
Иван Константинович Айвазовский (1817-1900)

Первая и единственная встреча художника с Великим поэтом России состоялась в 1836 г. Художнику на тот момент было всего 19 лет. Об этой встрече Иван Константинович спустя года вспоминал:

«…В 1836 году, за три месяца до своей смерти, именно в сентябре, Пушкин приехал в Академию художеств с женою Наталией Николаевной, на нашу сентябрьскую выставку картин. Узнав, что Пушкин на выставке и прошел в Античную галерею, мы, ученики, побежали туда и толпой окружили любимого поэта. Он под руку с женой стоял пред картиной художника Лебедева, даровитого пейзажиста, и долго рассматривал и восхищался ею. Наш инспектор академии Крутов, который ero сопровождал… увидев меня, взял меня за руку и представил Пушкину, как получающего тогда золотую медаль (я оканчивал в тот год академию).

Пушкин очень меня ласково встретил и спросил меня, где мои картины… Узнав, что я крымский уроженец, Пушкин спросил: «А из какого же вы города?» Затем он заинтересовался, давно ли я здесь и не болею ли на севере… С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нем…»

В феврале 1837 г. Пушкина не стало. Для юного художника, которого в Академии сравнивали с гениальным Пушкиным, это трагическое событие было катастрофическим. Ведь у них столько общего — круг друзей, интересы, оба воспевали природу, Крым. Казалось, впереди столько интересных встреч с самим Пушкиным…

Первые переживания Айвазовского отобразились в картине «Берег моря ночью». Художник писал ее близ Кронштадта. Юноша на берегу, протягивающий руки вперед, приветствующий приближение бури — это первая дань Айвазовского памяти Пушкина. Позже он посвятит поэту еще около двадцати картин и рисунков. Но самыми известными будут лишь несколько.

Bereg-morya-nochyu.-U-mayaka.-1837
Берег моря ночью. У маяка. 1837. Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского

А.С. Пушкин в Крыму у Гурзуфских скал. 1880

A.S.-Pushkin-v-Krymu-u-Gurzufskih-skal.-1880
Одесский художественный музей, Украина

Пушкин на берегу Черного моря. 1887.

Pushkin-na-beregu-CHernogo-morya.-1887
Николаевский художественный музей им. В.В.Верещагина, Украина

А.С. Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца. 1899

A.S.-Pushkin-na-vershine-Aj-Petri-pri-voshode-solntsa.-1899
Государственный Русский музей, С.-Петербург

А.С. Пушкин на берегу Черного моря. 1897

A.S.-Pushkin-na-beregu-CHernogo-morya.-1897
Одесский художественный музей, Украина

Прощание А.С. Пушкина с морем. 1877

Proshhanie-A.S.-Pushkina-s-morem.-1877
Всероссийский музей А.С.Пушкина, С.-Петербург

Картина исполнена совместно с И.Е. Репиным. Репин писал Пушкина, пейзаж был выполнен Айвазовским. Картина приурочена к 50-летию со дня смерти поэта. Сюжет был взят из стихотворения Пушкина — «К морю». Как известно из Одессы Пушкин в 1824 году был направлен к новому месту ссылки — в село Михайловское. На картине изображен момент прощания опального поэта с морем.

Прощай же, море! Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.
В леса, в пустыни молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И блеск, и тень, и говор волн.

В 1847 году, в десятую годовщину гибели Пушкина, Айвазовский подарил вдове его картину «Лунная ночь у взморья. Константинополь».

Lunnaya-noch-u-vzmorya.-1847
Лунная ночь у взморья. 1847. Феодосийская картинная галерея им. И.К.Айвазовского

Несмотря на добрую память о Пушкине, Айвазовский его не читал. К чтению вообще Иван Константинович был абсолютно равнодушен. Об этом известно со слов другого гения — А.П.Чехова:

«22 июля, Феодосия. 1888. Вчера я ездил в Шах-Мамай, именье Айвазовского, за 25 верст от Феодосии. Именье роскошное, несколько сказочное; такие имения, вероятно, можно видеть в Персии. Сам Айвазовский, бодрый старик лет 75, представляет из себя помесь добродушного армяшки с заевшимся архиереем; полон собственного достоинства, руки имеет мягкие и подает их по-генеральски. Недалек, но натура сложная и достойная внимания.

В себе одном он совмещает и генерала, и архиерея, и художника, и армянина, и наивного деда, и Отелло. Женат на молодой и очень красивой женщине, которую держит в ежах. Знаком с султанами, шахами и эмирами. Писал вместе с Глинкой «Руслана и Людмилу». Был приятелем Пушкина, но Пушкина не читал. В своей жизни он не прочел ни одной книги. Когда ему предлагают читать, он говорит: «Зачем мне читать, если у меня есть свои мнения?» Я у него пробыл целый день и обедал…

Восточное происхождение художника

Avtoportret.-1874
Автопортрет. 1874. Галерея Уффици, Флоренция, Италия

В сети можно найти множество мнений относительно происхождения художника. Русские называют его русским художником, армяне — русским художником армянского происхождения, и только, кажется мнение турков никто и никогда не спрашивал. Хотя, уверен, что и турки с упрямством будут доказывать восточное происхождение Айвазовского. И в чем-то даже будут правы.

Дело в том, что сразу после смерти художника, в 1901 г. вышла книга «Воспоминания об Айвазовском», автор которой — современник и преданный друг И.К. Айвазовского Николай Кузьмин. Уже на второй ее странице можно обнаружить рассказ о происхождении художника:

«В жилах Айвазовского текла турецкая кровь, хотя его принято было у нас почему-то считать до сих пор кровным армянином, вероятно, вследствие постоянных симпатий его к несчастным армянам, усилившихся после анатолийской и константинопольской резни, насилий и грабежей, приводивших всех в ужас, достигших своего апогея, заставлявших его негласно широкою рукой благотворить угнетаемым и громко возмущаться бездействием Европы, не желавшей вмешиваться в эту резню.

О своем происхождении сам И. К. Айвазовский вспоминал однажды, в кругу своей семьи, следующее интересное и вполне, стало быть, достоверное предание. Приведенный здесь рассказ первоначально записан с его слов и хранится в семейных архивах художника.

«Я родился в городе Феодосии в 1817 году, но настоящая родина моих близких предков, моего отца была далеко не здесь, не в России. Кто бы мог подумать, что война — этот бич всеистребляющий, послужила к тому, что жизнь моя сохранилась и что я увидел свет и родился именно на берегу любимого мною Черного моря. А между тем это было так. В 1770 году русская армия, предводительствуемая Румянцевым, осадила Бендеры. Крепость была взята, и русские солдаты, раздраженные упорным сопротивлением и гибелью товарищей, рассеялись по городу и, внимая только чувству мщения, не щадили ни пола, ни возраста.

В числе жертв их находился и секретарь бендерского паши. Пораженный смертельно одним русским гренадером, он истекал кровью, сжимая в руках младенца, которому готовилась такая же участь. Уже русский штык был занесен над малолетним турком, когда один армянин удержал карающую руку возгласом: «Остановись! Это сын мой! Он христианин!» Благородная ложь послужила во спасенье, и ребенок был пощажен. Ребенок этот был отец мой. Добрый армянин не покончил этим своего благодеяния, он сделался вторым отцом мусульманского сироты, окрестив его под именем Константина и дал ему фамилию Гайвазовский, от слова Гайзов, что на турецком языке означает секретарь.

Прожив долгое время со своим благодетелем в Галиции, Константин Айвазовский поселился, наконец, в Феодосии, в которой он женился на молодой красавице-южанке, тоже армянке, и занялся первое время удачно торговыми операциями»…

Настоящее же имя художника – Ованес Айвазян. Отец будущего мастера, Константин (Геворг), армянин по происхождению, после переезда в Феодосию писал фамилию на польский манер: «Гайвазовский». До 40-х годов на картинах мастера даже можно было увидеть подпись «Гай» — сокращение от фамилии. Но в 1841 году художник окончательно изменил фамилию и официально стал Иваном Константиновичем Айвазовским.

Самая дорогая картина Ивана Айвазовского:

Vid-Konstantinopolya-i-Bosfora.-1856
Вид Константинополя и Босфора. 1856. Частное собрание

«Вид Константинополя и Босфорского залива» сегодня находится в частной коллекции. В 2012 году картина была продана за 3,23 млн фунтов стерлингов.

Картина ушла к неназванному покупателю по телефону после напряженных торгов в зале. При этом итоговая цена почти в три раза превысила нижнюю планку эстимейта — эксперты Sotheby’s оценивали Айвазовского в 1,2-1,8 миллиона фунтов.

Айвазовский впервые посетил Константинополь в 1845 году как официальный художник Российского Адмиралтейства. Художник не раз обращался к теме этого города, у него есть картины с видами Айи-Софии и бухты Золотого рога, но большинство из них не очень большого размера. Данная же работа является достаточно монументальным полотном.

Примечательно, что «вид Константинополя и Босфорского залива, где изображена оживленная жизнь порта с мечетью Топхане Нусретие, был восстановлен художником по памяти.

К 200-летию Ивана Айвазовского замечательное интернет-издание об искусстве Артхив оживил полотна великого мариниста. Что из этого получилось, смотрите сами:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Введите свое имя