miniatiuri

Жена купила в «Евросети» радиотелефон взамен поломавшегося. Чтобы с трубкой бродить по квартире. В коробке обнаружился перстенек, простенький. Я отнес его в «Евросеть» продавцу, который телефон продал. Паренек, тыкая пальцами в клавиатуру, сказал: «О, отлично!» И продолжил тыкать клавиатуру.

Я громко сказал: «Пожалуйста».

Он вспомнил слово «спасибо».

Что это такое? Думаю, все же не хамство, а какая-то поломка коммуникации. Но как называется?

***

Раньше из меня всяческие жаргонизмы так и сыпались. Причем, сыпались не так, как сейчас принято в неконтролируемых социальных сетях. Но я усиленно запихивал их в свои бумажные газетные и журнальные публикации. В последнее время они от меня как-то отпали. Язык не поворачивается ни выговаривать их, ни выстукивать на клавиатуре.

Видимо, это такая подготовка уже началась к встрече с апостолом Петром. Начнешь по-вьюношескивыкаблучиваться, а он: «изволь говорить по-человечески, а не по-собачьи!» И пинка под зад.

Правда, от матерных слов пока никак не удается отказаться. Надеюсь, апостол отнесется с пониманием: а, русский? Ну, русскому позволительно, жизнь русская непростая.

***

Мадам Васильева, творившая в Министерстве обороны финансовые чудеса, в действительности, не столь уж и уникальное явление в мировом масштаба. Вот, например, ловкие парни из Пентагона выбили нешуточные деньги на покупку восьми патрульных катеров для Афганистана, куда море до сих пор не провели.

Кстати, эту строку военного бюджета с легкостью подмахнули в американском конгрессе. Как заметил русский классик, зачем учить географию, когда извозчик и так довезет.

(проглядывая утренние газеты)

***

Два года назад вырубал громадный сосновый пень, топором, чтобы сделать площадку для автомобиля сына. (Сам я лошадью боюсь управлять.) Рубил неделю, ожесточенно, в самую жару. И вот проходит мимо старушка, останавливается, приглядывается… и с восторгом: «Ну, прямо как на каторге!»

Интересно, из каких она будет?

***

«Погода 14 октября 1969 года была на редкость хорошей», – так начинаются воспоминания одного из руководителей ядерных испытаний на Новой Земле о взрыве 10-мегатонной бомбы.

Как говорится, ничто человеческое…

***

Надумалось, о ремеслах. Публицист похож на актера. Рукоплескания, букеты, толпа фанатов/фанаток у служебного входа… Но это было характерно для счастливого бумажного периода данной профессии. С появлением же сети-паутины ситуация изменилась. Вместе с букетами на сцену летят и помидоры. И в том же самом количестве. И в этой ситуации крайне сложно остаться публицистом и не стать пропагандистом, окончательно и бесповоротно, автоматически, незаметно для себя не стать рупором идеи, за которую осыпают цветами.

***

Увидел в телевизоре какого-то нашего генерала. И с горечью констатировал: такое обилие золотого шитья на погонах, на фуражке, на груди и, вероятно, на задней части брюк встречается разве что у центральноафриканских диктаторов. Юдашкин, что ли, так расстарался? Бедную мою родину погубит не глад и мор, не нашествие людей с песьими головами, а пошлость.

***

Едучи в электричке в саму маскву, сидел напротив волоокой девушки лет пятидесяти. Читала Дарью Донцову. Вдруг прервалась и глубоко задумалась. У Донцовой много мест, где девушки такого возраста задумываются, отождествляя себя с главной героиней.

Вдруг у меня за спиной грянул кларнет под минусовку, именно грянул, у меня мозги чуть в резонанс не вошли. Давали что-то лирическое из советских времен. И вдруг у девушки по щеке прокатилась романтическая слеза. Когда музыкант закончил истязать мои оголенные нервы, девушка одарила его какой-то щедрой бумажкой. Думается, он должен разделить барыш с писательницей.

***

В воскресенье жена достала с антресолей АК-47, передернула затвор и ткнула ствол мне промеж лопаток. «Пошли, – говорит, – по бутикам, а то, говорит, ты совсем поизносился».

Ходили два часа. Принесли куртку и кепку.

Когда я приходил в старой куртке и кепке в «Пятерочку», то привратник ходил за мной по пятам и наблюдал, чтобы я чего не слямзил.

Вчера пошел в новых куртке и кепке в «Перекресток». Так тамошний привратник передо мной дверь распахнул и шаркнул ножкой.

И вот теперь меня терзает вопрос: стоило ли тратить 6,5 тыс. рублей (5 – куртка, 1,5 – кепка), чтобы производить хорошее впечатление на привратников?

***

На столбах много чего интересного пишут. Прочитал: «Снимем квартиру. Порядочная, чистопородная русская семья». После протирания глаз выяснилось, что чистоплотная.

***

Комментарий к моей статье, растрогавший меня до слез: «Дурачок автор».

Откуда такая нежность на фоне всеобщего озверения?

***

Сегодня мой доблестный кот Шурик поймал мышь. И положил ее горделиво на плацу из плиток, который я выложил прошлой осенью. Эту добычу я обнаружил, когда кот уже спал в доме с чувством выполненного долга. Решил, когда проснется, вывести его на плац и объявить перед строем устную благодарность. И вручить ему какую-нибудь вкусную награду.

Однако, когда через полчаса вышел покурить, мыши я не обнаружил.

Своровал соседский рыжий кот?

Утащила ворона?

Мышь, прикинувшаяся мертвой, встала, отряхнулась и ушла?

Вознеслась?

***

Краем глаза заглянув в телевизор (не выбросил я его, не выбросил!!!), увидел, как на Красной площади популярный телекиноактер (лопоухий), заглядывая в книжку, декламирует «Бородино» Лермонтова. Потом вышел еще более популярный телекиноактер (с вкрадчивой лысиной) и прочитал по книжке «Стихи о советском паспорте» Маяковского. А ведь могли бы их поднатаскать. Год литературы как-никак!

***

Надумалось, о транскрипциях. Вот почему Бунину дали Нобелевскую премию, а Чехову не дали? Да потому что для иноземного уха эти фамилии принципиально отличаются: Chekh-OFF и Bun-IN.

***

Дошло, что уже лет сто пятьдесят не видел в отечестве кирзовых сапог. В краеведческих музеях, вероятно, сохранились. Но так, чтобы на улице, навстречу, погромыхивая на мостовой, – нет уже и в помине. И это куда более глубинное изменение отечества, чем появление мобильников, банкоматов и прочей чешуи.

А кто в этом виновен? Знамо дело – китайцы, не могут они шить русские кирзачи.

***

Только в милитаристской стране могут назвать сваренную в кожуре картошку «картошкой в мундире».

***

Вокруг сарая бродит наглая жирная мышь, надменно на меня посматривая, через губу поплевывая.

Подозреваю, что с моим котом у нее сложились такие же отношения, как у депутатов с Генпрокуратурой.

***

Надев ходовые ботинки (в самом прямом смысле), углубился в лес, чтобы с максимально возможной частотой отталкиваться ими от почвы. Почва, кстати, не чавкающая, а подмороженная.

В конце просеки замаячила какая-то синяя куртка. Не напрягаясь, догнал. Куртка оказалась человеком. Глянул на него острым глазком – лет на пятнадцать моложе меня. Пыхтит, упирается. Упирается не только ногами, но и лыжными палками. Это у них, у космополитов, скандинавской ходьбой называется. А на поверку сплошная фанаберия – движения суетливые, а ход тихий.

Хотел сказать, что нам, русским, за традицию держаться надо. Но пораздумался. В последнее время столько агрессивных русофобов развелось… Куда ни плюнь, обязательно попадешь в русофоба. Даже в безлюдном лесу.

***

В арке у аптеки с небольшой периодичностью появлялась незрячая дама, просящая подаяние. Ну, иногда и я ей что-то такое давал. Дама лет сорока пяти. Изрядно пьющая, что мной было выяснено, когда однажды в аптеке она покупала спиртосодержащую настойку. Однако на лице это пока не проявилось.

И вдруг она куда-то исчезла. Иду и думаю: сейчас я ей пятирублёвую монетку дам. Или десятирублёвую, желтенькую. Сворачиваю за угол – нет её. Неделю нет. Две. Месяц. Уж не умерла ли? Не чужая ведь. Однажды переводил её через дорогу. Рассказала о нелегкой жизни и все такое прочее. Нет, не чужая.

Сегодня появилась. Маленькая радость. Пятиминутная – столько занимает дорога от аптеки до дома.

***

День прошёл под знаками Дня милиции и дня рождения изобретателя автомата Калашникова. То, что это был ещё и Всемирный день науки, прошло мимо сознания соотечественников.

Все правильно и в высшей степени справедливо: не на науке Россия держится!

***

tuchkovТучков Владимир Яковлевич — автор журнала “Новый мир”. Поэт, прозаик, эссеист.

Родился в 1949 году. В 1972 году окончил факультет электроники Московского лесотехнического института. Работал программистом и схемотехником. Литературный и художественный обозреватель газеты “Вечерняя Москва”.

Проза и стихи публиковались в коллективных сборниках, альманахах и периодических изданиях в России, Германии, Франции, США, Израиле. Автор поэтического сборника “Заблудившиеся в зеркалах” (Музей Вадима Сидура, 1995) и книги прозы “Записки из клинической палаты” (МышЪ, М., 1992). В “Новом мире” дебютировал в 1998 году циклом рассказов “Смерть приходит по интернету”. Лауреат премии иронического журнала “Магазин Жванецкого”, дважды был включен в шорт-лист Антибукеровской премии.

Член Союза российских писателей.

Рекомендуем также:

СНОГСШИБАТЕЛЬНЫЙ КУРЬЕЗ НА БАЛЕТЕ «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО»

СНОГШИБАТЕЛЬНЫЕ ТЕАТРАЛЬНЫЕ КУРЬЕЗЫ, ЧАСТЬ 2

КУРЬЕЗНЫЕ СЛУЧАИ ВО ВРЕМЯ ВСТРЕЧ ЛИДЕРОВ СССР И США

АНТОЛОГИЯ РУССКОГО ЮМОРА ОТ НИКОЛАЯ ФОМЕНКО — 100 УБОЙНЫХ ПЕРЛОВ

«КОГДА Я СТАНУ СТАРОЙ ТЕТКОЙ» — СТИХИ С ЮМОРОМ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Русский
«Сделать мир чуточку добрее, просто так, без фальши и грязи...»

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ