…Поверить трудно, потому что русский ас Борис Ковзан сделал невозможное: из 28 сбитых им самолётов четыре уничтожил таранами.

Борис Ковзан, как и многие другие его сверстники, летать научился в местном аэроклубе. В 1939 году был призван в ряды Красной Армии, год спустя окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков.

С первых же дней Великой Отечественной войны на фронте. Свой боевой счёт Младший лейтенант Ковзан открыл уже в Августе 1941 года, сбив вражеский бомбардировщик «Дорнье-215». Вспоминает сам Борис Иванович:

«Сердце обливалось кровью, когда я узнал, что в первый день войны несколько бомб было сброшено и на родной Бобруйск. На третий день войны немецкие «стервятники» были замечены в небе над Гомелем, где я служил. Попросил разрешения на взлёт… Нагло вёл себя фашистский Ас. Это ещё больше меня «взвинтило» ! Ну, думаю, сейчас покажу тебе, где раки зимуют. Выбрал удобное положение и открыл огонь. Вспыхнул Ас и пошёл вниз…»

А на таран вражеского самолёта он впервые пошёл уже в битве под Москвой, 29 Октября 1941 года, сражаясь в составе 42-го истребительного авиаполка. В тот день Борис Ковзан на самолёте МиГ-3 вылетел на сопровождение штурмовиков в район города Зарайска Московской области:

«Я обстреливал вражескую колонну, вдруг заметил «Мессершмитт-110», который «прикрывал» своих. Решил атаковать. Я знал, что самолёты этого типа имеют сильное наступательное вооружение и спаренный пулемёт, защищавший заднюю полусферу. Тем не менее мне удалось поразить стрелка, но тут закончились боеприпасы, да и горючее было на исходе. Тогда и пошёл на таран… Сам же благополучно приземлился на своём аэродроме»

За этот подвиг он был награждён орденом Красного Знамени. 22 Февраля 1942 года Старший лейтенант Ковзан в районе Вышнего Волочка на истребителе Як-1 вновь таранил бомбардировщик противника. И опять произвёл посадку на повреждённом самолёте.

…Шли ожесточённые бои. Лётчикам — истребителям приходилось за день делать по 6 — 7 боевых вылетов. В этот день, кажется, выдалось затишье. Но нет, враг не дремал. На аэродроме прозвучала боевая тревога. Ковзан в воздухе. По радио авианаводчик передал: идти к населённому пункту Вины. Не долетая Вин, Борис перехватил семёрку Ju-88 и завязал с ними бой.

В ПОДВИГИ ЭТОГО РУССКОГО ЛЕТЧИКА ТРУДНО ПОВЕРИТЬ...

В это время подошла шестёрка истребителей прикрытия. Он вступил в схватку: один с тринадцатью…

« Бой был своеобразный: атакуешь бомбардировщик, смотришь, на тебя заходит истребитель. Один «Мессер» заходит в хвост моей машины. Я, чтобы выйти из — под удара, резко снизился, потом взял ручку на себя, перевёл машину на спину и убрал резко газ. Истребитель, который атаковал меня сзади, проскакивает под моей машиной. Я из такого перевернутого положения заметил, что другой «Мессер» переходит в лобовую атаку. С дистанции 1200 метров открываю огонь. Самолёт противника летел — летел, потом клюнул, пошёл вниз. Смотрю, выбрасывается парашютист…»

Один советский истребитель вёл бой против 13 самолётов врага 45 минут. Ковзан, которому было всего 19 лет, сбил Подполковника немецкой армии, которому было 54 года. Матёрый воздушный волк бомбил в 1936 году города Испании, летал в 1941 году на Лондон, потом его перебросили с Берлинской ПВО на наш Северо — Западный фронт.

Как нужна в бою крепкая дружба, надёжное плечо товарища! И пехотинец без неё пропадёт, и танкист, и разведчику она нужна, и, конечно, крылатым людям там, в небе, высоко над землёй.

В ПОДВИГИ ЭТОГО РУССКОГО ЛЕТЧИКА ТРУДНО ПОВЕРИТЬ...

Лётчик Манов, любил пошутить над своим другом. Но когда он смеялся над «Мухой» ( так звали в полку Ковзана ) на земле, то знал — в воздухе надёжнее Бориса друга нет.

9 Июля 1942 года, группа советских бомбардировщиков взяла курс на немецкий аэродром Демьянск. Восемь наших истребителей прикрывали тяжело гружённые машины. Ковзан в паре со Старшим лейтенантом Мановым получил приказ находиться выше всей группы истребителей и отвлекать противника при его появлении на пути полёта. Не долетая 20 километров до аэродрома, Борис заметил 2 немецких истребителя, которые перешли в атаку на Манова. Чтобы спасти товарища, он резко развернул машину и дал заградительный огонь впереди вражеских самолётов.

Немецкие лётчики применили такую тактику: один старался зайти в хвост машины Ковзана, другой пошёл в лобовую атаку. На втором заходе немец пробил водно — масляную систему в машине Ковзана. Борис елё держал её на крыле и всё — таки смог нанести удар своим крылом по крылу противника на встречных курсах. Случилось это в районе села Любница Новгородской области.

Удар был настолько сильным, что из глаз посыпались искры — красные, чёрные. Когда Ковзан пришёл в себя, его машина с отрубленным крылом неслась к земле. Напрягая последние силы, ему удалось перейти в горизонтальный полёт, перетянуть шоссейную дорогу и сесть на «живот», не выпуская колёс. Вспоминает Борис Иванович:

«Когда таранил врага третий раз, мой самолёт уже имел несколько пробоин, но всё ещё слушался меня. Немецкий лётчик выпрыгнул с парашютом, но тот запутался в обломках вспыхнувшего самолёта… Я же, кое — как, но сел на разбитой машине. Жители деревни Демьяник, над которой проходил бой, наблюдали за поединком. Детишки гурьбой подбежали ко мне: «Дядечка, дядечка…»   Какой я вам дядечка, — говорю им, — мне ж всего 20-й год пошёл… Хоть я был страшно уставший, оставлять машину не рискнул. Знал, что местные жители могли растащить ценные детали. Дождался участкового милиционера…»

После его возвращения, на аэродроме был митинг. Друзья поздравили Ковзана с очередной победой. Но не всем было суждено дожить до светлого дня Победы. Из 16 боевых друзей Ковзана, из 16 лётчиков — истребителей остались в живых только трое…

ЧЕТВЕРТЫЙ ТАРАН

…13 Августа 1943 года в районе города Старая Русса эскадрилья советских истребителей Ла-5 возвращалась на свой аэродром. Настроение у Капитана Ковзана было приподнятое — в только что закончившемся бою он уничтожил очередной вражеский самолёт. Внезапно со стороны солнца на группу обрушилось 11 немецких истребителей. Завязался тяжёлый бой. Борис сбил одного «Мессера», но затем был тяжело ранен — пуля, попав в голову, выбила глаз. Отстегнув ремни и открыв фонарь кабины, Борис направил свой поврежденный самолёт навстречу врагу…

«С этим наглым фашистским пилотом я уже имел встречу. Но тогда он ушёл. В том же бою, я решил не упускать случая. Ни у него, ни у меня уже не было боеприпасов. Я предложил  ( понятными лётчику знаками )  лобовую атаку. Он не струсил, рассчитывал, видно, что я не выдержу… Но не тут — то было. Наши самолёты столкнулись. Конечно, разбились вдребезги…»

В ПОДВИГИ ЭТОГО РУССКОГО ЛЕТЧИКА ТРУДНО ПОВЕРИТЬ...

От удара оба самолёта развалились на куски. Отодвинутый фонарь спас ему жизнь — потерявшего сознание Бориса вышвырнуло из кабины, и он стал падать с высоты свыше 5 километров… Сознание вернулось к нему всего на несколько секунд. Он увидел — вот она, земля ! Борис не знал, сколько до неё оставалось — 200 метров или всего 150. Последним усилием он рванул вытяжное кольцо и … снова потерял сознание.

Есть хорошая поговорка — везёт в жизни только настойчивым и упорным! Ковзану нельзя было отказать ни в том, ни в другом. И ему невероятно повезло. Упади Борис на луг или на лес, он бы неминуемо разбился насмерть даже при раскрытом парашюте. Но он угодил в зыбкую трясину. При падении сломал бедро, руку, несколько ребер. Но остался жив, чуть жив. Белорусские колхозники, наблюдавшие за воздушным боем, вытащили Бориса из трясины, в копешке прошлогоднего сена привезли к партизанам. А уж оттуда, с лесного аэродрома, так и не пришедшего в сознание лётчика переправили в Москву.

24 Августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Борису Ивановичу Ковзану было присвоено звание Героя Советского Союза.

В госпитале Ковзан пролежал целых 10 месяцев. Там ему пришлось выдержать свой самый тяжёлый и упорный бой — за то, чтобы выжить. «Я цеплялся за жизнь зубами», — скажет он потом. Через 2 месяца почти срослось бедро. Ещё скорее зажила сломанная рука. Через полгода затянулась страшная рана на голове. Но глаз! Стеклянный, как ни искусно он сделан, как ни похож на настоящий, он всё равно ничего не видит. Ведь одноглазый человек не способен оценить расстояние, уловить тот «последний дюйм», который так важен для лётчика. Разрешить такому летать — значит взять на себя огромную ответственность за исход боя, за судьбу самолёта и самого человека. Кто взвалит на себя такую ответственность ?

И всё — таки Борис добился своего. Он был выписан из госпиталя с желанной резолюцией: «Годен без ограничений».

В ПОДВИГИ ЭТОГО РУССКОГО ЛЕТЧИКА ТРУДНО ПОВЕРИТЬ...
Почтовая марка России 2014 года.

Герой Советского Союза лётчик Ковзан прошёл войну до конца, в воздушных схватках сбил ещё 6 самолётов противника. Всего же, он совершил 360 боевых вылетов, провёл 127 воздушных боёв, в которых уничтожил 28 вражеских самолётов. Своими легендарными подвигами он доказал, что нравственная стойкость советского человека, мужество, стремление отдать все силы для достижения Победы способны преодолеть, казалось бы, непреодолимые препятствия. Вспоминает герой нашего очерка:

«Справедливости ради, надо заметить, что среди немецких лётчиков тоже попадались отчаянные парни. На некоторых вражеских самолётах вызывающе пестрело по 30 — 40 и более крестов. Где — то над Африкой, Францией или в начале войны над нашей территорией им легко давались победы. Но вскоре ситуация изменилась. К примеру, как только в воздух поднимались я или мой земляк Фёдор Архипенко, рация перехватывала немецкие позывные: «Ахтунг, ахтунг !»  И далее следовал приказ всячески уклоняться от боя…»

В немецких авиационных штабах прекрасно знали фамилии наиболее известных советских лётчиков. А задание сбить Бориса Ковзана или Фёдора Архипенко получали лишь признанные Асы лётного дела, стремившиеся получить за воздушные победы побольше Железных крестов. Но… как весело заметил Борис Иванович:

«28 таких храбрецов удостоились от меня лишь берёзовых крестов !  А я, слава Богу, хожу по земле и в небо иногда поднимаюсь — молодых учу »

Мы гордимся Героем Советского Союза Борисом Ивановичем Ковзаном, мастером таранных ударов. 4 раза он бросал свой истребитель на вражеские машины, уничтожал противника, находясь, казалось бы, в безвыходной ситуации.

• Всего за годы войны он совершил 360 боевых вылетов, провёл 127 воздушных боев, сбил 28 немецких самолетов.

• После войны продолжил службу. В 1954 году закончил Военно-воздушную академию.

• С 1958 года подполковник Ковзан — в запасе. Жил в Рязани, работал начальником аэроклуба. Затем полковник в отставке Ковзан жил в Минске. Умер Борис Иванович в Минске 31 августа 1985 года в возрасте 63 лет.

• В 2005 году в городе Рязани на доме, где он жил, установлена мемориальная доска. А в Бобруйске есть улица им. Ковзана.

В ПОДВИГИ ЭТОГО РУССКОГО ЛЕТЧИКА ТРУДНО ПОВЕРИТЬ...

Читайте также: Герой нашего времени — Шаварш Карапетян

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ