maiakovskii

В конце 1935 года Иосиф Сталин получил письмо от Лилии Брик — музы Владимира Маяковского. В нем она жаловалась, что после смерти поэта прошло около 5 лет, и все это время делается все, чтобы его имя было прочно забыто. Не разрешают ставить его пьесы, из школьных программ изъяты все его стихи и поэмы, а за передачу его стихов по радио увольняли с работы.

Сталин пишет на письме резолюцию:

«Маяковский, всегда был и остается лучшим и самым талантливым поэтом нашей советской эпохи. Безразличное отношение к его памяти и произведением считаю преступлением.»

С этого момента в стране советов о Маяковском стали говорить только хорошее. Именем Маяковского стали называть колхозы, фабрики, школы, улицы, скверы…

Так, росчерком пера неравнодушных памяти гениального поэта людей, была восстановлена несправедливость, а в стране установился культ личности Маяковского. По словам Бориса Пастернака, «Маяковского стали вводить принудительно, как картофель при Екатерине». В сознании людей был массово внедрен образ «пролетарского поэта N 1».

Надо сказать, что этот образ бережно охранялся долгие годы, лишь с развалом СССР о великом поэте вновь стали говорить однобоко — только плохое. Бунтарь, циник, развратник, нахал, мот и транжира, любитель крепкого алкоголя, женщин и азартных игр. Говорили всякое. В современном обществе темные пятна в биографии любого знаменитого человека запоминаются ярче. Так, любители желтых новостей вместо упоминания или цитирования великих строчек поэта, предпочитали клеймить и очернять имя давно ушедшего гения на страницах своих грязных журналов и газет… А между тем, ни до, ни после него никто так не писал. К слову, любителей «очернить» Маяковского хватало и при жизни самого поэта. Но за свою честь и достоинство поэт заступался словом:

«Милостивые государыни и милостивые государи!

Я — нахал, для которого высшее удовольствие ввалиться, напялив желтую кофту, в сборище людей, благородно берегущих под чинными сюртуками, фраками и пиджаками скромность и приличие.

Я — циник, от одного взгляда которого на платье у оглядываемых надолго остаются сальные пятна величиною приблизительно в дессертную тарелку.

Я — извозчик, которого стоит впустить в гостиную, — и воздух, как тяжелыми топорами, занавесят словища этой мало приспособленной к салонной диалектике профессии.

Я — рекламист, ежедневно лихорадочно проглядывающий каждую газету, весь надежда найти свое имя…

Я — …

Так вот, господа пишущие и говорящие обо мне, надеюсь, после такого признания вам уже незачем доказывать ни в публичных диспутах, ни в проникновенных статьях высокообразованной критики, что я так мало привлекателен.

Таков вот есть Владимир Владимирович Маяковский, молодой человек двадцати двух лет.

Желающих еще больше укрепить уверенность в справедливости моих слов прошу внимательно изучить прилагаемую при этой статье фотографическую карточку: микроцефала с низким и узким лбом слабо украшает пара тусклых вылинявших глаз.

К этому убийственному заключению я пришел вовсе не для того, чтоб лишить честного заработка своих же товарищей по перу, а просто это так и есть.

Но, черт возьми, какое вам до всего этого дело?

Когда вы смотрите на радугу или на северное сияние, — вы их тоже ругаете? Ну, например, за то, что радугой нельзя нарубить мяса для котлет, а северное сияние никак не пришить вашей жене на юбку? Или, может быть, вы их ругаете вместе и сразу за полное равнодушие к положению трудящихся классов Швейцарии?

Считая вас всех за очень умных людей, полагаю, что вы этого не должны были бы делать.

Не делаете потому, что у радуг есть свои определенные занятия, выполняемые ими талантливо и честно.

Так, пожалуйста, изругав нахала, циника, извозчика двадцати двух лет, прочтите совершенно незнакомого поэта Вл. Маяковского…» 1915 г. В.В. Маяковский

vladimir-maikov-min

∗∗∗

По мне, единственным темным пятном в биографии поэта — это его смерть. Если придерживаться мнения официальной версии — самоубийства, то оно вызывает много споров и сомнительных выводов. Особенно, если учитывать одно из интервью дочери Маяковского — Эллен Патрисия Томпсон (Елена Владимировна Маяковская):

«Я хочу, чтобы все знали главное — Владимир Маяковский не совершал самоубийства! Он знал, что у него есть дочь, он стремился жить, жить ради меня и говорил своим друзьям, показывая на мою фотографию: «Это мое будущее!» Когда он понял, что его мечта об идеальном обществе неосуществима, то стал об этом говорить, перестал писать, и его ликвидировали.»

Как было на самом деле, очевидно, мы никогда не узнаем. В то время вершителями судеб как известных, так и вполне обычных людей, были специальные органы и делали они свое дело весьма профессионально. Был ли это заговор или у Маяковского сдали нервы, или еще какие версии — сегодня это уже не имеет никакого значения. Весь трагизм в другом — почти все гениальные люди уходят слишком рано, оставляя нам — обычным почитателям их талантов, сумасшедшее количество версий и догадок…

Мне бы
памятник при жизни
полагается по чину.
Заложил бы
динамиту
— ну-ка,
дрызнь!
Ненавижу
всяческую мертвечину!
Обожаю
всяческую жизнь!

(Юбилейное)

vladimir-maiakovskii

Факты, цитаты, афоризмы Владимира Владимировича Маяковского:

Маяковский с детства страдал бактериофобией и терпеть не мог булавок и заколок. Это связано с тем, что отец Маяковского умер от заражения крови, уколовшись об иголку, сшивая бумаги. «Умер отец. Уколол палец (сшивал бумаги). Заражение крови. С тех пор терпеть не могу булавок. Благополучие кончилось. После похорон отца — у нас 3 рубля. Инстинктивно, лихорадочно мы распродали столы и стулья. Двинулись в Москву. Зачем? Даже знакомых не было». (Автобиография «Я сам», 1928 г.).

Самая неоднозначная и роковая фигура в жизни поэта – это его муза и его «проклятье» Лиля Брик. Она была замужем, когда познакомилась с известным к тому времени поэтом. Через пять лет после знакомства с супругами Брик, Маяковский поселился вместе с ними – он испытывал необъяснимое влечение к Лиле, а она относилась к нему неоднозначно: «Какая разница между Володей и извозчиком? Один управляет лошадью, другой — рифмой».

Несмотря на свое отношение к Лиле, Маяковский неоднократно заводил романы на стороне. Последней его девушкой стала актриса Московского художественного академического театра Вероника Полонская, однако не ей он посвятил прощальные строки.

Все свои стихи он завещал семье Брик. После его смерти Лиля хлопотала о том, чтобы имя поэта не было забыто, а сама до смерти носила золотое кольцо Маяковского с гравировкой «Л.Ю.Б.» — Лиля Юрьевна Брик.

«1930 год начался для него скверно. Много болел. Неудачно прошла его выставка, никто из коллег не пришел, хотя было много молодежи. Еще одна неудача – премьера «Бани» в марте. Начались разговоры, что Маяковский исписался, и он это слышал. А у меня как раз в это время тоже не ладилось в театре. Он хотел, чтобы я ушла из театра, чего я не могла сделать. Мы ссорились, иногда из-за мелочей, ссоры перерастали в бурные объяснения», – говорила Полонская в интервью в 1990 г.

В последние дни своей жизни Маяковский находился на грани безумия. Он постоянно устраивал скандалы Полонской, вынуждал ее бросить театр и уйти от мужа. Якобы ее отказ в последнем их разговоре и стал поводом для самоубийства – поэт застрелился через три минуты после того, как актриса от него вышла.

В предсмертном письме Маяковский написал: «В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите – это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля – люби меня. Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо».

После его гибели многие винили Полонскую в том, что она стала причиной этого страшного шага. Она и сама чувствовала вину, о чем писала в воспоминаниях: «Было бы нелепо, если бы я этим хотела сказать: Маяковский застрелился, чтобы разрушить мой семейный быт. Но в комплексе причин, которые привели его к гибели, было и то недоразумение между нами, которое он принял за разрыв». Тем не менее утверждать, что их ссора была причиной самоубийства, – преувеличение. Скорее – поводом, последней каплей.

Говорят, несвободные женщины – это рок, который преследовал Маяковского всю жизнь. Лиля Брик была замужем, у Татьяны Яковлевой было еще три поклонника, кроме него, Вероника Полонская так и не поддалась на его уговоры и не развелась с мужем. Поэт очень тяжело переживал вынужденную необходимость делить любимых женщин с другими мужчинами. Никто из них не принадлежал ему до конца.

11 месяцев провел Маяковский в одиночной камере №103 в Бутырской тюрьме. Попал он туда по подозрению в пособничестве побегу женщин-политкаторжанок из Новинской женской тюрьмы в Москве. Его освободили за недостатком улик.

Маяковский принимал участие в антирелигиозной кампании, которую инициировал ВЦИК в 1928-1929 годах. Он даже стал членом Союза воинствующих безбожников, пропагандируя атеизм. Его перу принадлежат такие строки:

У хитрого бога
                        лазеек —
                                    много.
Нахально
                   и прямо
                             гнусавит из храма.
(«Надо бороться», 1929 г.)

На одном из собраний в 20-е годы… Голос из зала: «Маяковский, вам кольцо не к лицу!» Маяковский: «Потому я его и не ношу на носу».

На одном из концертов некто маленький подскочил к В.В.Маяковскому и кричит: «От великого до смешного — один шаг!» Маяковский шагнул ему навстречу: «Вот я его и делаю».

Мгновенная реплика Владимира Владимировича Маяковского на выпад одного из многих оппонентов:
— Вы товарищ, возражаете, словно воз рожаете!

Однажды при Маяковском обсуждалась какая-то книга, и один из присутствующих сказал о ней:
«Жизнь как она есть».
Маяковский моментально отреагировал:
«А кому она такая нужна?»

В одном из стихотворений Маяковского есть такая строка:

«Пока перед трюмо разглядываешь прыщик…» 

Эта фраза довольно точно отражала поведение самого поэта. Он подходил к зеркалу и пристально и подозрительно разглядывал свое лицо: не прицепилась ли какая-нибудь гадость или зараза, не грозит ли ему смерть от незамеченной царапины. Маяковский мог внезапно отодвинуть в сторону все бумаги со стола и начать бриться, бурча себе под нос:

«Нет, недостаточно я красив, чтобы бриться не каждый день».

Весь остальной туалет у поэта почти не требовал времени, ни зеркала, ни внимания. Вся одежда ложилась на его плечи незаметно элегантно, как надо.

В 1926 году Маяковский приехал в Тифлис и зашел в магазин «Заккнига». Он разговаривал с директором магазина о делах, а потом заметил:

«У вас тут все — закавказское, «Заккнига», «Закшвейторг»… Вероятно, и песня о «Кирпичиках» поется здесь тоже в закавказском варианте:

«И за эти вот заккирпичики…»

В Тифлисе проходил вечер под названием «Лицо литературы СССР». В конце вечера Маяковскому стали задавать различные вопросы. Вот некоторые из них.

Вопрос: «Как вы относитесь к Демьяну Бедному?»

Маяковский: «Читаю».

Вопрос: «А к Есенину?» (Прошло около двух месяцев после его смерти.)

Маяковский: «Вообще к покойникам я отношусь с предубеждением».

Вопрос: «На чьи деньги вы ездите за границу?»

Маяковский: «На ваши!»

Вопрос: «Часто ли вы заглядываете в Пушкина?»

Маяковский: «Никогда не заглядываю. Пушкина я знаю наизусть».

maiakovskiy

Давид Бурлюк так представлял молодого Маяковского своим знакомым: «Владимир Маяковский — гениальный поэт!»

А потом говорил Маяковскому: «Не подведите меня, пишите хорошие стихи».

После зарубежной поездки Маяковского спрашивали: «Владимир Владимирович, как там в Монте-Карло, шикарно?»

Он отвечал: «Очень, как у нас в «Большой Московской» [гостинице]».

Тогда же его спросили: «Вы много ездили. Интересно, какой город вы считаете наиболее красивым?»

Маяковский коротко ответил: «Вятку».

Однажды Маяковский посетил редакцию какого-то журнала, а, уходя, обнаружил пропажу своей палки и сказал:

«А где же моя палка? Пропала палка. Впрочем, зачем говорить «пропала палка», когда можно сказать проще: пропалка».

Зимой 1926 года должно было состояться обсуждение романа молодого писателя Филиппа Гоппа «Гибель веселой монархии». Маяковский встретил писателя перед обсуждением и поддернул: «Растете, как на дрожжах. Читал о вашем романе «Гибель веселой монахини».

Несколько позже, встретив Гоппа на улице, Маяковский спросил: «Что пишите?»

Гопп ответил: «Повесть».

Маяковский: «Как называется?»

Гопп: «Скверная сказка».

Маяковский: «Какая тема?»

Гопп стал развивать свои мысли: «Ну, знаете, Владимир Владимирович, как вам сказать… Эта тема уже давно носилась в воздухе…»

Маяковский перебил: «Портя его…»

Гопп обиделся: «Почему — портя?»

Маяковский пояснил: «Ну, как же? Если сказка скверная, то какого же запаха от нее можно ожидать!»

Политехнический институт, Владимир Маяковский выступает на диспуте о пролетарском интернационализме:
— Среди русских я чувствую себя русским, среди грузин я чувствую себя грузином…
Вопрос из зала:
— А среди дураков?
Ответ:
— А среди дураков я впервые.

ВООБЩЕ, Маяковскому с женщинами и везло, и не везло одновременно. Он увлекался, влюблялся, однако полной взаимности чаще всего не встречал. Биографы поэта в один голос называют его самой большой любовью Лилю Брик. Именно ей поэт писал: «Я люблю, люблю, несмотря ни на что, и благодаря всему, любил, люблю и буду любить, будешь ли ты груба со мной или ласкова, моя или чужая. Все равно люблю. Аминь». Именно ее он называл «Солнышко Самое Светлое».

maiakovskii-brik
Владимир Маяковский и Лиля Брик

А Лиля Юрьевна благополучно жила со своим мужем Осипом Бриком, называла Маяковского в письмах «Щенком» и «Щеником» и просила «привезти ей из-за границы автомобильчик». Брик ценила гений своего обожателя, но любила всю жизнь только мужа Осипа. После его смерти в 1945 году она скажет:

«Когда застрелился Маяковский — умер великий поэт. А когда умер Осип — умерла я». Примечательно и другое высказывание Лили Юрьевны. Узнав о самоубийстве Маяковского, Брик произнесла: «Хорошо, что он застрелился из большого пистолета. А то некрасиво бы получилось: такой поэт — и стреляется из маленького браунинга».

 

Жил Маяковский в одной квартире с Бриками. Вся Москва с удовольствием обсуждала эту необычную «семью втроем». Однако «все сплетни о «любви втроем» совершенно непохожи на то, что было», — напишет Лиля Юрьевна.

Незадолго до смерти, случившейся в 1978 году, она признается поэту Андрею Вознесенскому: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался к нам, царапался в дверь и плакал». Брик прекрасно сознавала, как мучается Маяковский. «Но ничего, — говорила она друзьям. — Страдать Володе полезно. Он помучается и напишет хорошие стихи».

И Маяковский действительно страдал, мучался и писал хорошие стихи. Одной из своих возлюбленных, Наталье Брюханенко, поэт признавался, что любит только Лилю: «Ко всем остальным я могу относиться только хорошо или очень хорошо, но любить я уж могу на втором месте».

Маяковский о Лиле Брик:

— Не спорьте с Лилей. Лиля всегда права.
— Даже если она скажет, что шкаф стоит на потолке?
— Конечно.
— Но ведь шкаф стоит на полу!
— Это с вашей точки зрения. А что бы сказал ваш сосед снизу?

Мы знаем его в первую очередь как автора хлестких, остроумных стихов. А ведь он был и на редкость одаренным художником!

Талант живописца у Маяковского проявился еще в семилетнем возрасте, во время учебы в кутаисской гимназии. Когда семья переехала в столицу, он поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. В 1911 — 1915 годах создал много работ — от смешных рисунков и шаржей до вполне профессиональных портретов. Писал пастелью, маслом, тушью, акварелью, углем, карандашом.

В годы войн и революций Маяковский рисовал плакаты, снабжая их стихотворными строками, — сначала для издательства «Сегодняшний лубок», а потом для «Окон РОСТА». Количество рисунков Маяковского исчисляется тысячами. А в послевоенное время он создал огромное число рекламных плакатов, этикеток и т. д.

Плакаты Маяковского вывешивались на вокзалах или в окнах пустовавших в те годы магазинов.

За плакаты он получал 10 рублей в месяц. Этой суммы вполне хватало на такой рацион: 3 миски пшенной каши, 8 копченых угрей и порция конины для собаки.

В 1915 году стихи Маяковского произвели большое впечатление на живописца Илью Репина.

— Я напишу ваш портрет! — сказал великий художник, для любого это была большая честь.

— А я — ваш! — ответил Маяковский и быстро тут же, в мастерской, сделал с Репина несколько карикатур, которые вызвали большое одобрение художника.

— Какое сходство! И какой — не сердитесь на меня — реализм! — заключил Репин.

repin
Портрет Репина. Худ. Маяковский

«Сидящая натурщица» 1911 год

На экзаменах в училище живописи обычно рисовали обнаженную фигуру и гипсовую голову. Давали по три часа на каждую работу. Экзамены продолжались шесть дней. Маяковский, придя с испытаний, сказал своему учителю Петру Калнину:

— Петр Иванович, ваша правда! Помните, как вы учили делать обнаженную натуру? Я начал от пальца ноги и весь силуэт фигуры очертил одной линией.

sidea4ia-naturshitca

«Жираф на приеме у зубного врача» 1912 — 1913 годы

К жирафам у поэта была особая любовь. В начале XX века целый ряд его рисунков получил название «Жирафья серия». Жираф — образ и самого Маяковского, так его называли друзья. А как иначе, если двухметровый поэт частенько появлялся на публике в желтой кофте с черными манжетами и воротником? Рисунки отражали реалии его жизни: у Маяковского болели зубы, поэтому на одной из иллюстраций и появился «рвач» (так он сам называл зубных врачей), удаляющий жирафу зуб.

jiraf

Из-за стихотворной «лесенки», которую придумал сам Маяковский и которая впоследствии стала его визитной карточкой, многие коллеги поэта обвиняли его в жульничестве: ведь в то время газеты платили гонорары именно за количество строк, а не за знаки.

Поэт был страстным любителем азартных игр. Обожал бильярд и карты, не боялся сыграть и в «русскую рулетку». Кстати, есть версия, что именно проигрыш «русскую рулетку» стал причиной гибели Маяковского — ведь обстоятельства его смерти до сих пор не до конца ясны.

Мало кто знает, что Маяковский был тесно связан не только с литературой, но и с зарождавшимся в России кинематографом. Он писал сценарии и сыграл пару ролей. К сожалению, до нас дошли только фрагменты одного фильма, где можно взглянуть на поэта – это «Барышня и хулиган».

Владимир Маяковский побывал множество раз за границей с гастролями, включая не только Европу (Франция, Германия), но и Америку, что было абсолютной экзотикой для советского человека того времени. Из этих путешествий родилось также немало стихотворений.

Была у Маяковского и несчастная любовь — к русской эмигрантке Татьяне Яковлевой. Романа не получилось, зато поэт написал прекрасное стихотворение «Письмо к Татьяне Яковлевой». Есть и такая красивая парижская легенда, связанная с увлеченностью Маяковского Яковлевой: перед отъездом на Родину поэт положил на счет одной цветочной фирмы весь свой парижский гонорар при условии, что раз в неделю Яковлевой будет приходить самый красивый букет с запиской – «От Маяковского». И на протяжении многих лет, даже после смерти самого поэта, цветы все приходили и приходили. И именно они спасли жизнь возлюбленной Маяковского в период оккупации Парижа фашистами – женщина продавала букеты, спасаясь от голодной смерти.

Кстати, красивую легенду «Вам цветы от Маяковского» можно прочесть здесь.

Если ты меня любишь, значит, ты со мной, за меня, всегда, везде и при всяких обстоятельствах…

Если тебе
«корова» имя,
у тебя
должны быть
молоко
и вымя.
А если ты без молока
и без вымени,
то черта ль в твоём
в коровьем имени!

Я хочу быть понят родной страной,
а не буду понят —
что ж?!
По родной стране
пройду стороной,
как проходит
косой дождь.

Затхлым воздухом —
жизнь режем.
Товарищи,
отдыхайте
на воздухе свежем.

Вам, конечно, известно явление «рифмы».
Скажем, строчка окончилась словом «отца»,
И тогда через строчку, слога повторив, мы Ставим какое-нибудь: ламцадрица-ца…

Людям страшно — у меня изо рта шевелит ногами непрожёванный крик.

…Взяла, отобрала сердце и просто пошла играть — как девочка мячиком.

«В этой жизни помереть нетрудно.
Сделать жизнь значительно трудней.»

Нет на свете прекраснее одежды, чем бронза мускулов и свежесть кожи.

Брошки — блещут…
на тебе! —
с платья
с полуголого.
Эх,
к такому платью бы да еще бы…
голову.

«Убьёте, похороните — Выроюсь!»

Неудачник не тот, кого рок грызет и соседи пальцем тычут судача… НЕУДАЧНИК -тот кому ПОВЕЗЕТ-а он не сможет словить удачу!..

Любить — это с простынь, бессонницей рваных,
Срываться, ревнуя к Копернику,
Его, а не мужа Марьи Иванны
Считая своим соперником!

Я любил.
Не стоит в старом рыться.

Тысячи тонн словесной руды
Единого слова ради!

Светить всегда, светить везде,
до дней последних донца
светить — и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой —
и солнца!

Интересный факт из жизни Маяковского: несмотря на свою суровую, угрюмую внешность Владимир Владимирович был достаточно сентиментальным человеком. Поэт любил домашних животных. Особенно привязывался к собакам. Он даже как-то раз подобрал на улице щенка и привел в дом, назвав его просто – Щен. Кстати, потом подписывался этой кличкой в страстных записках к своей возлюбленной Лили Брик.

Завершая рассказ о великом русском поэте, о стихах которого Владимир Ленин говорил: «Тарарабумбия какая-то», нельзя обойти вниманием следующий интересный факт о Маяковском. Будучи в Берлине, Владимир Владимирович зашел в обувной магазин и после долгих примерок остановил свой выбор на полуспортивных ботинках с толстой подошвой. Он тут же их надел, расплатился и сказал: «Большие, дорогие и крепкие, как сама Россия!»

Как то Маяковскому сказали:

— «Ваши стихи слишком злободневны. Они завтра умрут. Вас самого забудут. Бессмертие — не ваш удел…»

—«Зайдите через столетие, — ответил Маяковский, — посмотрим»

Читайте также:

«ПРАВДА ИЛИ ВЫМЫСЕЛ» — ПОСВЯЩАЕТСЯ СЕРГЕЮ ЕСЕНИНУ

«ЗАПРЕЩЕННЫЙ МАНДЕЛЬШТАМ» — ТАЙНЫ СМЕРТИ ВЕЛИКОГО ПОЭТА

МАРИНА ЦВЕТАЕВА : «ПИСЬМО ДЕТЯМ»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ