Витман Ирина Ивановна (1916-2012) Пушкин лицеист в Царском селе. 1954 г.

Не секрет, что Александр Сергеевич был насколько гениален, настолько и шаловлив, остр на язык, доставляющий немало хлопот своим родным и близким. При малейшем намёке на обиду он мгновенно вспыхивал и давал отпор. В добавок ко всему — его неординарная внешность, унаследованная им по матери. С детства маленький бунтарь был очень похож на своего чернокожего предка, не столько цветом кожи, а сколько внутренним стержнем и необузданной страстью быть лидером. Дело в том, что мать Пушкина была потомком негра Ганнибала, которого русский посланник в Константинополе отослал в подарок Петру I. Впоследствии Александр Сергеевич написал о нем незаконченную повесть «Арап Петра Великого». Но вернемся к маленькому сорванцу.

Естественно самые яркие примеры «шалостей Пушкина» приходятся на годы обучения в Царскосельском лицее — самом престижном заведении, которому покровительствовал сам император Александр I, и попасть в который было очень нелегко, так как он готовил в своих стенах будущих государственных деятелей.

За вольное поведение и неординарную внешность, за постоянное «глумление» над сверстниками и вечный двигатель в одном месте «будущие государственные деятели» прозвали его «обезьяной».

Самая исключительная его черта — честность и прямота порою просто обескураживала, и неспособный своевременно переключать «скорость» и ориентироваться — кто перед ним стоит, он часто попадал в щепетильные ситуации.

Первая неслыханная дерзость с людьми по старше со стороны юного Александра Сергеевича не заставила себя долго ждать. Накатав бранное сочинение на одного из инспекторов, он не успел его спрятать и надзиратель Пилецкий принялся его отнимать. Пушкин с непристойной вспыльчивостью громко выпалил: «Как вы смеете брать наши бумаги — стало быть, и письма наши из ящика будете брать?»

Последовал первый донос, но первая серьезная шалость сошла ему с рук. Возможно оттого, что в 1815 году на экзамене Пушкин поразил своим стихотворением «Воспоминание о Царском Селе» знаменитого в то время Державина. С того времени, распознав в юном даровании великого поэта многие поступки ему прощали.

Ну а дальше, вчитываясь в биографию поэта создается впечатление, что будто бы «наше всё» нередко в своем озорстве пускался в пляс.

Однажды он заключил пари с друзьями, что рано утром перед дворцом станет задом ко дворцу, нагнется и поднимет рубашку — никого не побоится… И выиграл.

Но через несколько часов его позвали к вдовствующей императрице — она сидела у окна и видела всю его проделку. Долго она его воспитывала, но никому ничего не сказала…

В следующий раз, гуляя, он заметил, как по царкосельскому саду по аллее идет царь Александр. Один. Выскочив из места наблюдения, Саша тоже встал на дорожку сада, сгорбился, сжал кулаки, и, размахивая руками, пошел вслед за государем, точно копируя его походку.

Александр I внезапно оглянулся и увидел, как какой-то лицеист крадется за ним, передразнивая движения. Он его узнал.

— Пушкин!- прозвучал тонкий голос.

Посинев от страха, он медленно двинулся к государю.

— Ну-ка, стань впереди меня!.. Ну-у-у… Иди передо мной, как ты шел!

— Ваше величество…

— Молчать! Иди, как ты шел. Помни, что я в третий раз не привык приказывать.

Пришлось  выполнять приказ. Таким порядком они молча дошли до конца аллеи и Саша остановился перед царем с опущенной головой.

— Теперь иди своей дорогой, — сжалился Александр I, — а я пойду своей — мне некогда с тобой заниматься.

И эта шалость тоже осталась без последствий.

Но вот, увидев на дорожке парка красивую фрейлину царицы, Наташу Кочубей, Саша бросился перед ней на колени и начал  целовать её руки. Она закричала, а потом, еле вырвавшись, бросилась к фрейлинским квартирам. Но встретила царя, который вышел на прогулку. Увидев взволнованную, чем-то расстроенную княжну, у которой еще и туалет оказался в беспорядке, Александр I заволновался:

— Княжна! Что случилось? Кто вас обидел?

Фрейлина все рассказала.

Тогда, вызвав директора лицея Энгельгардта, Александр I объявил, что Пушкина он отправляет солдатом в Финляндию.

Обе императрицы, мать и  жена царя, до которых дошла история, призвали Наталью, и велели ей вымолить для Пушкина прощение. Император  долго не соглашался, но все-таки слезы фрейлины победили, и Саша, оставшись в лицее, пылко влюбился в Наталью и посвятил ей стихи:

Так и мне узнать случилось,
Что за птица Купидон;
Сердце страстное пленилось;
Признаюсь — и я влюблен!

___

Так, Наталья! Признаюся
Я тобою полонен,
В первый раз еще стыжуся,
В женски прелести влюблен.

Следующая шалость, которая вызвала недоумение у всех, заключалась в следующем.

У дворцовой гауптвахты, перед вечерней зарей, обыкновенно играла полковая музыка. Это привлекало гуляющих в саду, разумеется, и лицеистов. Иногда лицеисты проходили к музыке дворцовым коридором, в который между другими помещениями был выход и из комнат, занимаемых фрейлинами императрицы Елизаветы Алексеевны.

Этих фрейлин было тогда три: Плюскова, Валуева и княжна Волконская. У Волконской была премиленькая горничная Наташа, в которую Пушкин успел влюбиться.

И вот однажды лицеисты, шли маленькими группами. Пушкин тогда был один, услышал в темноте шорох платья, вообразил, что непременно Наташа, бросился поцеловать ее самым невинным образом. Как нарочно, в эту минуту отворилась дверь из комнаты и осветила сцену: перед ним сама княжна Волконская. Что делать ему? Бежать без оглядки; но этого мало, надобно поправить дело, а дело неладно! Он тотчас рассказал другу Пущину, стоявшего у оркестра, про этот нелепый случай. Пущин ему посоветовал открыться Энгельгардту и просить его защиты. Пушкин никак не соглашался довериться директору и хотел написать княжне извинительное письмо. Между тем она успела пожаловаться брату своему П. М. Волконскому, а Волконский — государю.

На другой день государь пришёл к Энгельгардту и спросил: «Что ж это будет? Твои воспитанники не только снимают через забор мои наливные яблоки, бьют сторожей, садовника Лямина.

Энгельгардт ответил императору Александру: «Вы меня предупредили, государь, я искал случая принести вашему величеству повинную за Пушкина; он, бедный, в отчаянии: приходил за моим позволением письменно просить княжну, чтоб она великодушно простила ему это неумышленное оскорбление». Тут Энгельгардт рассказал подробности дела, стараясь всячески смягчить кару Пушкина, и добавил, что сделал уже ему строгий выговор и просит разрешения насчет письма. На это ходатайство Энгельгардта государь сказал: «Пусть пишет, уж так и быть, я беру на себя адвокатство за Пушкина; но скажи ему, чтоб это было в последний раз.

Таким образом дело кончилось необыкновенно хорошо. 

***

«Цирцея* и балалайка» Рассказ самого Пушкина

*волшебница

Переход от Европы к Азии делается час от часу чувствительнее: леса исчезают, холмы сглаживаются, трава густеет… Калмыки располагаются около станционных хат. У кибиток их пасутся уродливые, косматые козы…

На днях посетил я калмыцкую кибитку (клетчатый плетень, обтянутый белым войлоком). Все семейство собиралось завтракать; котел варился посредине, и дым выходил в отверстие, сделанное в верху кибитки. Молодая калмычка, собою очень недурная, шила, куря табак. Я сел подле нее.

— Как тебя зовут?
— ***
— Сколько тебе лет?
— Десять и восемь.
— Что ты шьешь? –
— Портка.
— Кому?
— Себя.

(В черновике: — Поцелуй меня. — Неможна, стыдно. — Голос ее был чрезвычайно приятен).

Она подала мне свою трубку и стала завтракать. В котле варился чай с бараньим жиром и солью. Она предложила мне свой ковшик. Я не хотел отказаться и хлебнул, стараясь не перевести духа.

Не думаю, чтобы другая народная кухня могла произвести что-нибудь гаже. Я попросил чем-нибудь заесть. Мне дали кусочек сушеной кобылятины; я был и тому рад. (В черновике: После сего подвига я думал, что имею право на некоторое вознаграждение, но моя гордая красавица ударила меня балалайкой по голове).

Калмыцкое кокетство испугало меня: я поскорее выбрался из кибитки и поехал от степной цирцеи…

***

Скала.

Зинаида Александровна Волконская, урожденная княжна Белосельская-Белозерская, жила в Москве, в красивейшем доме своей мачехи на Тверской. Это было изящное сборное место всех замечательных и отборных личностей тогдашнего современного общества: представители большого света, сановники и красавицы, молодежь и люди в зрелом возрасте, профессора, писатели, журналисты, поэты, художники…

На этих вечерах любимой забавой всех была игра в шарады. И вот однажды Александр Пушкин придумал слово. Для второй части его нужно было представить переход евреев через Аравийскую пустыню. И Пушкин, схватив шаль княгини, сказал:

— Чур! Я стану изображать скалу в пустыне.

Все удивились от такого выбора, потому что уже знали, что поэт — человек подвижный, непосредственный, очень остроумный. И вдруг захотел изображать неподвижную скалу.

Тем временем он вскочил на стол и с головой спрятался под ярко-бордовой шалью. А зрители уселись и действие началось.

Моисея играл Обер. И когда он, по заранее условленному знаку, прикоснулся жезлом к поэту (в роли жезла выступал веер княгини Волконской), у Пушкина вдруг из-под шали молниеносно высунулось горлышко бутылки, и струя воды зажурчала с шумом на пол…

Дружный хохот и зрителей, и действующих лиц смешался в зале..

А Пушкин соскочил быстро со стола, очутился в минуту возле княгини, а она, улыбаясь, взяла Пушкина за ухо и сказала:

-Этакий вы плутишка, Александр, как вы чудно изобразили скалу!

***

«Надо – по-лягушачьи!»

Однажды летом на Неве, напротив Летнего сада, была устроена купальня.  Плавая  там, Александр  заметил двух  молодых людей, почти подростков, барахтающихся  беспомощно в воде.

Понаблюдав за ними, он подплыл к ним, и звонко произнес:

— Позвольте, показать вам, как надо плавать. Вы не так размахиваете руками: надо – по-лягушачьи! –  и развел руки, показывая, как лягушка  шевелит лапками.

С удивлением подростки смотрели на незнакомого кудрявого человека, смутившегося при виде входящего в купальню князя Вяземского.

— А, здравствуй, Вяземский! — произнес он с деланным равнодушием. И только после этого подростки догадались, с кем разговаривали. Известный поэт усмехнулся, услышав сзади дружный выдох: «Пу-у-ушкин!».

***
Генерал Воронцов и саранча

В 1818 году Пушкин стал участником «Зеленой лампы» — литературного кружка декабристов. Среди них у поэта были друзья, но членом декабристского тайного общества он не стал. Однако, за оду «Вольность», попавшую на глаза Александру I и вызвавшему его гнев, поэт чуть не поплатился ссылкой в Сибирь. По ходатайству Жуковского и Крылова ссылка была заменена переводом по службе в Кишинев. В 1820 году Александр Сергеевич отправился на юг России.

В южной ссылке Пушкин написал «Кавказского пленника», «Песнь о вещем Олеге» и поэму «Братья-разбойники». А затем поэму «Бахчисарайский фонтан».

В 1823 году его перевели в Одессу под начало новороссийского генерал-губернатора М.С. Воронцова, отношения с которым у Пушкина не сложились.

Эпиграмма «Полу-милорд, полу-купец, полу-мудрец, полу-невежда, полу-подлец, но есть надежда, что будет полный наконец» относится именно к Воронцову.

Генерал-губернатор тоже не оставался в долгу, он поручал Пушкину оскорбительные, с точки зрения поэта, поручения.

Однажды послал Александра Сергеевича в уезды собирать сведения о появившейся там саранче. Пушкин поехал и привез ему поэтический отчет:

«Саранча летела, летела — и села. Сидела, сидела, все съела и вновь улетела».

Но в душе поэта копилось раздражение и горечь от такого времяпрепровождения. Он писал своему другу А. Тургеневу: «Я устал зависеть от хорошего или дурного пищеварения начальника, мне надоело, что со мною в моем отечестве обращаются с меньшим уважением, чем с первым английским шалопаем. Воронцов — вандал, придворный хам и мелкий эгоист».

Такие отношения долго продолжаться не могли. Сам Воронцов просил удалить от него Пушкина.

В 1824 году полицией в Москве было вскрыто письмо Пушкина, где тот писал об увлечении «атеистическими учениями». Узнав об этом Александр I уволил его со службы и сослал в Михайловское, (ныне — Мемориальный музей-заповедник А. С. Пушкина «Михайловское») поместье матери, и провёл там два года. Находясь в уединении деревенской глуши, он стал все чаще уделять внимание смирению своего пылкого характера. Изучает историю, слушает сказки добродушной няни Арины Радионовны.

pushkin-v-mihaylovskom
Пушкин в Михайловском
«Знаешь ли мои занятия? — писал он брату Льву, — до обеда пишу мои записки, обедаю поздно, после обеда езжу верхом, вечером слушаю сказки — и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания.»

К удивлению своих друзей, это были самые продуктивные годы поэта. Находясь в изгнании он напишет более 100 произведений. В числе самых знаменитых — Борис Годунов и Евгений Онегин, а также всего за два утра 13 и 14 декабря 1825 года создает малоизвестную шуточную поэму «Граф Нулин». Новоиспеченный император Николай I, вызвавшийся как известно быть личным цензором поэта, прочёл поэму с удовольствием, однако при печати велел заменить две чересчур смелые строки («Порою с барином шалит» и «Коснуться хочет одеяла»), что и было исполнено.

В двух словах сюжет «Графа Нулина»: Муж уезжает на охоту, а жену посещает нежданный гость — франтоватый граф. Женщина кокетничает с ним, граф пытается её соблазнить, но к удивлению всей округи, та остаётся верна мужу.

Несмотря на многочисленные обвинения со стороны критиков в адрес автора о якобы «безнравственности» и легкомысленности содержания произведения, поэма была напечатана. Позже, в советском пушкиноведении «Граф Нулин» трактовался как первое законченное реалистическое произведение Пушкина, а литературный критик Д. С. Мирский назовет «Графа Нулина» — «блестящим и остроумным анекдотом в стихах», написанный в той же ироничной, реалистической манере, что и «Евгений Онегин».

В 1825 году он встретил там Анну Керн, которую страстно полюбил, и которой, как принято считать, посвящает стихотворение «Я помню чудное мгновенье…».

Потом случится встреча поэта с Николаем I, где тот попробует остудить талантливого бунтаря:

«— Довольно ты подурачился,— заметил государь,— надеюсь, теперь будешь рассудителен, и мы более ссориться не будем. Все, что ты сочинишь, присылай  ко мне: отныне я сам буду твоим цензором.» Так и случилось.

Ну а совсем скоро поэт запишет свой знаменитый двухстрочный экспромт-признание первой красавице Петербурга — Наталье Гончаровой:

«Я ВЛЮБЛЕН, Я ОЧАРОВАН. СЛОВОМ, Я ОГОНЧАРОВАН»

В 1829 году поэт сделает ей предложение но останется без ответа. Сыграло его материальное положение — он был беден. Затем Пушкин очень выгодно продает свое собрание сочинений, поправляя материальные дела, вследствие чего тут же получает положительный ответ матери Гончаровой, согласившейся выдать за него дочь.

В феврале 1831 года произошло венчание Пушкина и Гончаровой в церкви Большого Вознесения у Никитских Ворот, где поэт якобы выронил обручальное кольцо. В мае 1832 года у него родилась дочь Маша, затем сыновья — Александр и Григорий — и еще одна дочь Наталья. В доме с Пушкиными жили две незамужние сестры Натальи Николаевны. Расходы возросли настолько, что денег стало не хватать. появились долги, и немалые. Потом злосчастная дуэль и мучительная смерть на глазах близких, родных и друзей…

Перед смертью поэт полушутя, полусерьезно, оставшись с женой наедине произнесет свои последние слова: «Носи по мне траур два или три года. Потом выходи замуж, но не за пустозвона…»

Рекомендуем также:

МАЛОИЗВЕСТНЫЙ СПОР ТУРГЕНЕВА И НЕКРАСОВА

НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ РУССКИХ ПОЭТОВ И ПИСАТЕЛЕЙ

ЛУЧШИЕ СТАТЬИ О ПУШКИНЕ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. В Молдавию Пушкина отправили в «служебную командировку», которая предполагала службу и работу, от которой Пушкин увиливал. Воронцов, герой Отечественной войны, государственный деятель, в высшем понятии, требовал от поэта исполнения служебных обязаностей и не более. К тому же Пушкин пробовал волочиться за женой Воронцова, но получил отпор. Вот злость Пушкина и выразилась в «полу-милород, полу-…». Это совершенно низкий поступок, и не единственный в жизни поэта. Он сам искал дуэльную пулю, и по тем временам прожил даже слишком долго.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ