В Сиднее, столице последней Олимпиады ХХ века, в здании телебашни расположен Музей спорта, где висит фотография Владимира Куца — легендарного советского спортсмена стайера середины 50-х годов. На стареньком черно-белом фото советский атлет запечатлен на финише своей золотой Олимпиады в Мельбурне: весь в порыве, в последнем усилии откинутая назад голова, и уже поднятая в победном жесте рука… Таким его запомнили миллионы поклонников.

Куц был символом неустрашимости и дерзания. Именем нашего бегуна даже назвали Олимпиаду 1956 года, там он победил на обеих стайерских дистанциях. Такой очевидной и громкой славы не было, вероятно, ни у одного спортсмена.

«Упрямый осел»

Владимир Петрович Куц родился 7 февраля 1927 года в селе Алексино в рабочей семье. Уже в те годы Володя отличался упорным характером, за что ребятишки нередко обзывали его упрямым ослом. Он поставил перед собой задачу – научиться ходить на лыжах. И добился своего. На лыжах ему было сподручнее добираться до школы в селе Белка, находившемся в пяти километрах от Алексино.

Когда началась война, Владимир должен был перейти в восьмой класс. Но стало не до учебы – уже в октябре в село вошли немцы. В 1943 году Алексино освободили. За следующие два года Куц успел повоевать на фронте связным в штабе, поработать грузчиком в Обояни и трактористом в родном селе, окончить курсы снайперов.

Весной 1945 года выпускники школы снайперов получили направления во фронтовые части. Но воевать им уже не пришлось. А осенью того же победного года Владимира отправили на Балтийский флот.

Казалось, какая уж тут легкая атлетика – ведь служба Владимира проходила преимущественно в частях береговой обороны, расположенных на островах и побережье Финского залива. Но судьбу его решил случай. В мае 1948 года старшина второй статьи Куц победил в гарнизонных соревнованиях по кроссу. Затем он выиграл гарнизонные соревнования по легкой атлетике, показав лучший результат на дистанции 5000 метров.

Эта победа позволила Куцу поехать в Таллин на первенство флота. Здесь он занял третье место. Успех очевидный, но ведь ему уже двадцать два года. Возраст, когда многие спортсмены устанавливают рекорды. К тому же у Владимира не было настоящего тренера.

Однако весной 1951 года произошло еще одно событие, сыгравшее важную роль в судьбе Куца. Его заметил один из лучших тренеров страны – Леонид Сергеевич Хоменков. Именно он помог Куцу войти в большой спорт, хотя и тренировал его совсем недолго.

«Помню, меня поразила его любознательность. Расспрашивал он буквально обо всем: и сколько раз в неделю нужно тренироваться, и в каком темпе бегать, и какие упражнения выполнять на разминке. Я посоветовал ему присмотреться к занятиям и технике бега ведущих стайеров страны. Здесь на сборе были такие известные бегуны, как Владимир Казанцев, Иван Пожидаев, Феодосий Ванин, Никифор Попов, Иван Семенов.

В течение двух недель Куц тренировался, выполняя мои задания. Провели мы в конце сбора и прикидку. Уже тогда я понял, что Владимир наделен незаурядными способностями и при разумно поставленной тренировке может показать выдающиеся результаты в беге».

Первые значительные успехи Куца в стайерском беге нужно отнести к 1952 году, когда его тренировкой начал руководить Александр Чикин. Весной еще второразрядник, осенью он стал мастером спорта.

Первые победы и первый мировой рекорд

Зимой 1952/53 года Куца перевели в Ленинград. Здесь в манеже состоялось знакомство Владимира с человеком, ставшим его наставником и другом на долгие годы, – одним из тренеров сборной страны Григорием Исаевичем Никифоровым.

В июле 1953 года Куц участвовал в первых международных соревнованиях. На фестивале молодежи и студентов в Бухаресте он сразился с известными зарубежными бегунами: венгром Йожефом Ковачем, австралийцем Дейвом Стивенсом, героем XV Олимпийских игр в Хельсинки, чехом Эмилем Затопеком. Лишь на финише Затопек вырвался вперед, сумев опередить в забеге на 5000 метров советского бегуна-дебютанта.

В 1954 году Куц попал на чемпионат Европы. Немногие из присутствовавших на стадионе в Берне верили в то, что советский бегун может стать чемпионом Европы.

kutcС самого начала Куц ведет бег. Пожалуй, критическим оказался третий километр. Здесь особенно трудно было поддерживать высокий темп бега, заставить себя бежать широким и вместе с тем легким шагом. За километр до финиша Затопек отстает на 70–80 метров. И как ни старался олимпийский чемпион, он не смог помешать впечатляющей победе Куца с новым мировым рекордом – 13:56,6!

К тому времени Куц перебрался в Москву, где у него появилась и собственная квартира на Щербаковской улице. С некоторых пор, возвращаясь из поездок по стране или из-за рубежа, Володя ожидал встречи не только с братом Николаем, но и со своей новой знакомой – Раей. Окончив факультет журналистики МГУ, Раиса Полякова стала литературным сотрудником газеты «Советский флот». Поручение редакции – взять интервью у морского офицера, чемпиона Европы по легкой атлетике Владимира Куца – растянулось на многие годы. Его результатом была новая молодая семья, книга – литературная запись воспоминаний Куца, многочисленные статьи в газетах и журналах. Одна из них, опубликованная во французском журнале, так и называлась – «Мой муж».

Этот брак принесет Куцу много радости, поможет приобщиться к литературе, искусству, расширит его кругозор, заставит по-иному взглянуть на окружающий мир. Правда, в конце концов, он принесет ему и много горя.

Приближалась Олимпиада в Австралии. После успеха на чемпионате Европы Куц потерпел несколько обидных поражений, когда соперники англичане Чатауэй и Пири опережали его на самом финише.

Куц учится варьировать скорость бега. И добивается в этом превосходных результатов, легко переходит от бега трусцой или равномерного бега в среднем темпе к длинным ускорениям, изматывающим противника рывкам. Незадолго до Олимпиады Владимир устанавливает мировой рекорд на 10 тысяч метров.

И вот Мельбурн. Центральным событием первого дня соревнований был бег на 10 тысяч метров.

vladimir-petrovich-kuts3-min
Гордон Пири и Владимир Куц

Предоставим слово тренеру Гавриилу Коробкову, который с трибуны внимательно следил за борьбой, развернувшейся на беговой дорожке:

«На седьмом круге Куц отходит вправо и бежит по второй дорожке, предлагая тем самым Пири выйти вперед и повести бег… К концу одиннадцатого круга Пири еще прочно удерживается за Куцем. Оба они далеко отрываются от остальных бегунов. Где-то сзади Петр Болотников и Иван Чернявский. Кажется, что роли в этой игре распределились. Пири – охотник, Куц – его жертва.

Владимир резко уходит вправо на третью дорожку, открывая дорогу Пири. Однако англичанин верен себе. Он ни за что не хочет идти вперед. Его задача – удержаться за Куцем до последних метров, а затем, используя свое превосходство в скорости, уйти от него…»

Но Куц готов к любому темпу, любым рывкам и не намерен вести Пири к финишу. Между тем многим зрителям кажется, что Пири уже победил. Еще несколько ускорений, и наконец Куц решает дать своему противнику последний бой.

Девятнадцатый круг. Этот спектакль настолько необычен, что большинство зрителей привстают со своих мест.

«На полной скорости я перехожу с первой дорожки на вторую, – вспоминал Куц. – Пири следует за мной. Со второй на третью, Пири следует за мной. С третьей на четвертую – Пири опять за мной. С четвертой назад на первую – Пири по-прежнему за мной. Он согласен на все, даже на зигзаги, только не на лидирование… И тогда я решаю остановиться. Не будет же и он прекращать бег… Я отхожу вправо, легонько переминаюсь с ноги на ногу, а затем почти совсем останавливаюсь и жестом предлагаю ему возглавить бег…

А на трибунах уже никто не сомневается, что спор между нами окончен, что я вот-вот сойду с дорожки… И наконец свершилось: Пири стал лидером. Мы бежим теперь рядом, и впервые за весь этот бег я вижу его поникшую фигуру… Я еще раз всматриваюсь в его лицо. Гордон Пири настолько измотан, настолько устал, что ему, видимо, уже ничто не страшно, даже поражение.

Пири лидировал всего метров сто. Я снова развил большую скорость и оторвался от англичанина. Бежал и не верил себе: тень Пири не тянулась за моей, не слышалось за спиной ни тяжелого отрывистого дыхания, ни ударов шипов. Мне казалось, что с меня свалились цепи. Я был свободен, свободен в выборе любого темпа бега, любой скорости. Чертовски хорошо быть свободным! Пири отставал все больше и больше. Один за другим его обходили Ковач, Кшишковяк, Лоуренс, Чернявский, Пауэр.

…И вот двадцать пятый, последний круг. Стадион бушует. Букеты цветов, шляпы, платки летят в воздух. Оглушительное «Хурей! хурей!» («ура! ура!») едва выдерживают перепонки. Когда, по своей давней привычке, подняв правую руку, я разорвал финишную ленту, мне показалось, что само небо лишилось олимпийского спокойствия. Замедлив бег, я прошел еще один, двадцать шестой круг. Это был круг почета».

На этот раз Пири был честен и сказал журналистам: «Он убил меня своей быстротой и сменой темпа. Он слишком хорош для меня. Куц – безусловно величайший бегун, и я никогда не смог бы победить его. Мне не надо было бежать 10000 метров…»
vladimir-petrovich-kuts3-min
Пири, Куц, Ибботсон

Но сумеет ли Куц так же блестяще пробежать 5 тысяч метров? Казалось, что сделать это ему будет невероятно трудно Во-первых, англичане образовали «противокуцевскую коалицию», в которую вошли отдыхавшие в день бега на 10 тысяч метров Чатауэй, Ибботсон, а также и Пири. Была разработана специальная тактика, направленная против рваного бега русского. Готовилась к этому бегу и венгерская тройка: Ихарош, Сабо и Табори.

Бег Куца на пять тысяч метров показал, что его тактика разнообразна и нешаблонна. После поражения в первый день соревнований англичане готовились к тактике «рваного» бега, но Куц теперь бежал на отрыв в том предельном темпе, на который только был способен. Вспоминает один из участников забега английский стайер Дерек Ибботсон:

«Куц, как мы и ожидали, через полкруга был впереди. Пири следовал по пятам. Я был глубоко уверен в способностях Пири и решил держаться за ним. Так я и бежал третьим. Первые несколько кругов все бегуны держались вместе, но скоро яростный темп Куца стал выматывать преследователей, и к половине пути группа разорвалась на части. Пири был вторым, я – третьим, Чатауэй – четвертым. Примерно через 40 ярдов за нами венгр Табори вел другую группу.

Я сознавал, что дать Куцу оторваться – гибельно для нас, только это и вынуждало сохранять принятый им яростный темп. После двух миль Чатауэй вышел на второе место. Я не мог понять, почему он это сделал. После мы узнали, что он почувствовал боль в области желудка и двинулся вперед, надеясь сбить ее. Но после 20 ярдов бега Пири и я стали свидетелями страшного зрелища – удалявшегося Куца…

Чатауэй не смог удержаться за ним, а Пири в продолжение трех роковых секунд был в растерянности. Когда он решил следовать за русским, было уже слишком поздно. Куц оказался недосягаем. Я был очень расстроен, что не смог почувствовать опасности раньше и принять меры. Я слепо доверился Пири. Позже Пири упрекал Чатауэйя за потерю контакта, но я с этим не согласен…»

Да, Куц построил свой бег иначе, чем прежде. Англичане приготовились к рывкам, но их не будет. Применим равномерный бег в непосильном для противников темпе. Он был так высок, что два сильных стайера – югослав Мугоша и американец Делингер вообще сошли с дистанции. Новый олимпийский рекорд (13:39,6) на 27 секунд превысил рекорд Затопека!

Так Куц «завоевал» Австралию и стал подлинным героем Мельбурна. Ему было доверено нести знамя советской делегации на параде закрытия Олимпийских игр. Газеты не скупились на такие заголовки, как: «Триумф Владимира Куца!», «Русский моряк – кумир мельбурнцев!» Роджер Баннистер вынужден был изменить свое мнение и после Игр в статье «Куц – кошка, Пири – мышь» писал:

«Но Куц не машина. Его ум такой же сильный, как и его тело, и он владеет тактическим искусством. Зрители из всех стран поднялись, чтобы приветствовать Куца при его приближении к финишу. Бегуны, как он, рождаются, а не готовятся по рецепту. Куц остается, как и был до Олимпийских игр, величайшим бегуном в мире…»

В 1957 году Куцу было присвоено звание лучшего спортсмена мира. Казалось, все складывалось удачно. Но вместо выступлений на соревнованиях Куц попал в санаторий. Беспокоил желудок, сильно болели ноги. Врачи предупредили: «Хотите жить – бросьте бег».

Но Владимир хотел, чтобы все рекорды на длинных дистанциях принадлежали ему. И, несмотря на болезнь, на международных соревнованиях в Риме 13 октября 1957 года на стадионе «Форо-Италико» на финише Куц остановил секундомеры судей на 13 минутах 35 секундах! Этот новый мировой рекорд продержится в таблице мировых рекордов восемь лет, а в таблице всесоюзных – десять!

Но в дальнейшем ему уже не могли помочь ни воля, ни основательная подготовка. Произошло то, о чем предупреждали врачи: ноги перестали слушаться и нестерпимо болели. Лечение в госпитале помогло ему весной 1959 года выиграть кросс Ленинградского военного округа. Но то было последнее выступление великого бегуна.

Оставив беговую дорожку, Куц становится тренером в ЦСКА. Ему удалось подготовить немало известных бегунов, побеждавших на всесоюзной и международной арене. К сожалению, семейная жизнь у него не заладилась, и в последние годы он жил один в однокомнатной квартире. А в 1973 году Куц попал в автомобильную катастрофу. Травма оказалась серьезной. Врачи сомневались, выживет ли. Куц пролежал около месяца, потом его перевели в военный госпиталь имени Бурденко. Вышел с палочкой.

Демобилизовался. Устроился на работу тренером в школу высшего спортивного мастерства, но не выдержал. Вернулся в родной ЦСКА, получив назначение на должность начальника детской спортивной школы.

Максималист по натуре, Владимир Петрович на протяжении всей отведенной судьбой тренерской карьеры мечтал вырастить второго Куца. В ЦСКА, где он работал, были у него очень талантливые ученики, такие как чемпион и рекордсмен СССР в беге на 5000 метров Владимир Афонин, чемпион страны в стипль-чезе Сергей Скрипка. Но в шкале победных мотиваций они недотягивали даже до отметки «выиграю во что бы то ни стало»…

Рассказывает Сергей Скрипка, ученик Куца, чемпион и трехкратный призер страны в беге на 3000 метров с препятствиями, победитель Спартакиады народов СССР:

— Мне не раз приходилось слышать и читать о том, что настоящего тренера из Куца не получилось, поскольку он, дескать, постоянно отождествлял себя со своими учениками и требовал от них того, что им было не по силам. Чушь это! Владимир Петрович был педагогом, которых надо еще поискать. Не великим (для этого, наверное, надо было подготовить олимпийского чемпиона), но передовым. Некоторым своим воспитанникам он в прямом смысле заменил отца. Мы с Афониным, например, постоянно жили у него (до тех пор, пока Петрович не сделал нам квартиры в Москве), он кормил нас едой собственного приготовления, возил на соревнования на своей «Волге».

Не сомневаюсь, что на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене я мог бы добраться до пьедестала, будь рядом тренер — он мог настроить, завести перед стартом, как никто другой. Но Куца в Мюнхене не было, даже несмотря на то, что организаторы прислали ему персональное приглашение…

В январе 1972 года после автомобильной аварии и связанным с ней нервным потрясением Владимир Петрович перенес инсульт. После восстановления начал ходить с палочкой, и советские спортивные функционеры почему-то посчитали, что в таком виде показывать Куца на Олимпиаде нельзя…

Раздражают меня и сегодняшние публикации о том, что Куц, дескать, безбожно пил, мог, например, за один день «убрать» пять бутылок. Это все домыслы падких на жареное журналистов. Да, Петрович любил выпить, как многие русские люди, но всегда знал норму. У него другие были проблемы. Так и не сложилась, например, личная жизнь, хотя дважды пытался создать семью. Обеих жен, кстати, звали Раями, и с обеими он так и не сумел найти общий язык.

Умер он после очередной ссоры со второй женой, которая после развода жила в том же доме на улице Флотская. Накануне мы договорились с ним провести последнюю тренировку перед отъездом сборной на традиционный товарищеский матч с командой Англии. Мы с Афониным приехали на стадион ЦСКА, отбегали кросс, выполнили все упражнения, а Петрович на тренировке так и не появился. Вечером он позвонил мне, попросил приехать. Естественно, я не заставил себя долго ждать. Посидели, поговорили, он был уже не совсем трезвым.

В два часа ночи попросил дать ему снотворное, и пока я отвлекся, чтобы достать из холодильника минеральную воду, одним махом проглотил шесть таблеток седуксена. Я думаю, что сделал он это преднамеренно: видно, очень устал от всех житейских передряг и навалившегося букета болезней. В последние годы любил повторять, что был великим спортсменом, а наша советская система сделали из него великого дурака…

Но тогда я, честно говоря, не придал столь серьезного значения тому, что такое количество снотворного вкупе с алкоголем может привести к столь страшным последствиям. Утром проснулся, стал, как обычно, собираться на тренировку. Пошел будить Владимира Петровича, а он уже холодный.

Похоронили мы его на Преображенском кладбище, недалеко от Вечного огня и военных захоронений 1942—1943 годов.

vl-kutc

Факты о Владимире Куце

В день смерти Куца в Ницце проходил крупный легкоатлетический международный турнир. И когда перед стартом очередного забега диктор объявил о трагической вести, соревнования прекратились. Весь стадион стоя почтил память великого бегуна…

Две феноменальные победы, достигнутые им на дистанциях 10 000 метров (23 ноября) и 5 000 метров (28 ноября), сделали XVI Игры «Олимпиадой Владимира Куца». И это не «изобретение» советской пропаганды, а факт, зафиксированный австралийской прессой. «Бег легендарного русского стайера Владимира Куца сделал для сближения народов гораздо больше, чем корпус самых искусных дипломатов»

На одном из концертов в начале 70-х Владимир Высоцкий так определил принцип своих песенных программ: «Хочу, чтобы они были похожи на бег Владимира Куца. Знаменитый рваный темп. Резкий старт, философское затишье, бешеное ускорение, вновь легкое торможение, призрачный шанс достойным соперникам, победный финишный рывок и гордо вскинутая рука…»

За пять лет до начала Игр в Мельбурне бегун (и «по совместительству» советский моряк Балтийского флота) Владимир Куц не имел не только личного тренера, но и понятия о том, что такое индивидуальный план подготовки и график бега. В одном из интервью Владимир Куц сказал: «Мне было уже 23 года, а я еще плутал в потемках, твердо не решив, на каком виде спорта остановиться. В моем возрасте будущие мои соперники — венгерский бегун Шандор Ихарош владел мировым рекордом, чех Эмиль Затопек уже заявил о себе на международной арене, англичанин Гордон Пири имел 12-летний стаж бегуна, а я лишь собирался стать мастером спорта, не зная, с чего начать целенаправленные тренировки и как перейти к мастерским нагрузкам. Хорошо, что я узнал о тогдашних успехах Ихароша, Затопека и Пири много позже … »

Куц был заядлым автолюбителем и незадолго до Олимпиады купил себе «Победу». Но, видимо, вдоволь наездиться на ней не успел, поэтому, едва прибыв в Мельбурн, решил наверстать упущенное на чужой земле. Он уговорил одного австралийца дать ему прокатиться на его машине в пределах олимпийской деревни. Тот согласился. Владимир усадил в нее тренера Никифорова, своего коллегу Климова и сел за руль. А далее произошло неожиданное. Видимо, не рассчитав свои действия (машина была иностранная, руль с правой стороны, а ее двигатель был в два раза мощнее, чем у «Победы»), Куц рванул автомобиль с места и врезался в столб. В этой аварии он получил дюжину различных ран, которые пришлось залечивать в местном травмпункте. Это событие, естественно, не укрылось от глаз вездесущих репортеров, и уже вечером того же дня газеты трубили о том, что надежда советских спортсменов — Владимир Куц — тяжело травмирован и выбывает из игр. Чтобы опровергнуть эти слухи, Куцу пришлось лично явиться на танцы в олимпийский концертный зал и на танцевальной площадке продемонстрировать всем, что он абсолютно здоров.

Победа на «десятке» стоила Куцу очень дорого: врачи обнаружили у него в моче кровь. Чтобы организм восстановился, требовалось время, а его у спортсмена не было: 28 ноября ему предстояло участвовать в следующем забеге — на 5000 м. И тогда Куц решил отказаться от забега. Говорят, команда его поддержала, однако чиновник из Спорткомитета, находившийся там же, заявил: «Володя, ты должен бежать потому, что это нужно не тебе, а нашей Родине!» Кроме того, чиновник пообещал спортсмену в случае победы генеральскую пенсию. Короче говоря, Куц на дистанцию вышел. И, естественно, победил, завоевав вторую золотую медаль. Но после этих побед восстанавливал здоровье больше года.

На протяжении всего пребывания советской команды в Мельбурне против ее спортсменов, и особенно против Куца, было предпринято несколько провокаций. Например, однажды с Владимиром на улице «случайно» столкнулась эффектная блондинка, которая представилась землячкой спортсмена (якобы тоже с Украины) и пригласила его к себе в гости. Однако Куцу хватило ума и выдержки тактично уклониться от более близкого знакомства.

В другой раз, уже в самом конце игр, во время пресс-конференции, устроенной Куцем, некая дама подскочила к его столу и с возгласом «Красная крыса!» вытряхнула из сумки на стол восемь крыс, выкрашенных красной краской. Куц и на этот раз сдержался.

На чемпионатах Вооруженных сил Куц был известен как мастер спорта по стипль-чезу (бег на 3000 м с препятствиями).

Школьное прозвище Володи было Пу или Пух, которое ему дали за полноту. При росте 172 см он весил 85 кг и одноклассники часто подтрунивали над ним. Когда он начал бегать, то вес, конечно, сбросил.

В свое время психолог сборной СССР по легкой атлетике Мария Ермолаева предложила перечень победных мотиваций спортсменов: «Хорошо бы выиграть», «Хочу выиграть», «Обязательно выиграю», «Сделаю все для выигрыша», «Выиграю во что бы то ни стало», «Умру, но выиграю». Последняя мотивация подходила к Куцу, как никакая другая. А впоследствии и вовсе закрепилась. Владимир действительно предлагал своим соперникам бег на грани жизни и смерти.

Владимир Куц входит в «Топ — 100 великих спортсменов 20 века.»

Рекомендуем также:

ВЛАДИСЛАВ ТРЕТЬЯК — «ГЕРОЙ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА»

ГЕНИЙ ПРОРЫВА — ВСЕВОЛОД БОБРОВ

ВИКТОР ТИХОНОВ — ГЕНЕРАЛИССИМУС ОТ ХОККЕЯ

РАСКРЫТЫЕ СЕКРЕТЫ И ДРУГИЕ МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ОБ ОЛИМПИАДЕ-80

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ — ШАВАРШ КАРАПЕТЯН

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ