К сожалению, на сегодняшний день в мире миллионы детей сирот. Войны, политические кризисы, нестабильная экономика, людское безразличие лишь ухудшают статистику. Каждый второй понедельник ноября считается днем, посвященным только им. это Всемирный день сирот. В этом году это 9 ноября. Именно им я и хочу посвятить эту сегодняшнюю публикацию.

Это случилось в конце 1925 г. …

В кабинете заведущего петроградским губернским отделом народного образования Лилиной Златы Ионовны появились два юноши с большой кипой бумаги.

«Мы написали книгу о школе Достоевского» — сообщили они, и вывалили на стол огромную пухлую рукопись…

Злата Ионовна находилась, мягко говоря, в недоумении и с ужасом переводила взгляд то на рукопись, то на ребят. «Школа социально-индивидуального воспитания имени Достоевского для трудновоспитуемых» была одной из пяти действующих в ту пору в Петрограде школ-интернатов для беспризорных мальчиков. Все эти учебные заведения находились в ведении губоно* и лично Лилиной.

*Губоно — Губернский отдел народного образования

Школа Достоевского была интернатом полутюремного типа. Обработку там проходила самая изощренная публика. И хотя школу периодически сотрясало от нескончаемой бузы воспитанников, особенно в последнее время, в губоно все-таки признавали успехи, достигнутые педагогическим коллективом во главе с заведущим школой Сорокой-Росинским в деле перевоспитания трудных подростков.

Оба юноши оказались бывшими беспризорниками, воспитанниками школы Достоевского, покинувшими её стены не более 2-х лет назад. Сейчас они сидели напротив Лилиной в некоторой растерянности. Они не представляли кому показать эту рукопись и вообще что с ней делать дальше. Лилина в свою очередь явно не понимала что можно было в таком количестве написать о школе-интернате. Да и писатели особого доверия не внушали: обоим было не более 19 лет.

Скорее по доброте душевной Лилина согласилась оставить у себя рукопись.

— Я полистаю, посмотрю. Загляните через недельку…

Размышляя о том, насколько идиотской была затея отдать рукопись Лилиной, ребята даже не подозревали о том, как улыбнулась им судьба!

По совместительству Лилина заведовала детским отделом Госиздата. Рукопись, как ни удивительно, произвела на нее большое впечатление. За время, пока юноши по какой-то причине исчезли и не возвращались, она направила рукопись своему помощнику и консультанту по издательским делам С. Я. Маршаку. 

Когда ребята объявились снова, Злата Ионовна немедленно отправила их на Невский в Дом книги, где их уже ждали Маршак, Олейников, Шварц. Ребята оказались в лучшей редакции того времени…

«Первой книге молодого автора редко удается пробить себе дорогу к широкой читательской аудитории. Еще реже выдерживает она испытание временем. Немногие из начинающих писателей приходят в литературу с уже накопленным жизненным опытом, со своими наблюдениями и мыслями.
Одним из счастливых исключений в ряду первых писательских книг была «Республика Шкид», написанная двумя авторами в 1926 году, когда старшему из них — Г. Белых — шел всего лишь двадцатый год, а младшему — Л. Пантелееву — не было еще и восемнадцати.
Авторы «Республики Шкид» вошли в жизнь не таким прямым и открытым путем, каким вошел в нее Гайдар. Оттого и повесть их полна сложных житейских и психологических изломов и поворотов.
Их брали из «нормальных» детдомов, из тюрем, из распределительных пунктов, от измученных родителей и из отделений милиции, куда приводили разношерстную беспризорщину прямо с облавы по притонам… Пестрая ватага распределялась по новым домам. Так появилась новая сеть детских домов-школ, в шеренгу которых стала и вновь испеченная «Школа социально-индивидуального воспитания имени Достоевского», позднее сокращенная ее дефективными обитателями в звучное «Шкид».
С.Я.Маршак

Должно быть, это сокращенное название, заменившее собою более длинное и торжественное, привилось и укоренилось так скоро потому, что в новообразованном слове «Шкид» (или «Шкида») бывшие беспризорники чувствовали нечто знакомое, свое, созвучное словечкам из уличного жаргона «шкет» и «шкода».

Дальнейшие события закрутили ребят с неимоверной быстротой. Всего через год рукопись, слегка «причесанная» рукой Шварца и Маршака, и дополненная иллюстрациями Тырсы, воплотилась в талантливейшую книгу…

…Книгу, о которой быстро заговорили. Книгу, которая неожиданно приобрела огромную популярность у читателя и стала настоящим событием в литературе. Книгу, которая вызвала небывалый резонанс и полемику в литературных и педагогических кругах. Книгу, которая в последующее десятилетие выдержала еще 10 изданий на русском языке, и была переведена на многие языки мира. Книгу, которой с упоением будут зачитываться миллионы советских, да и российских уже подростков. Книгу, которая, наконец, через 40 лет будет талантливо экранизована.

Фильм «Республика ШКИД» снят в 1966г, режиссером Геннадием Полока. В нем снялись такие известные актеры как Сергей Юрский, Юлия Бурыгина, Павел Луспекаев и другие. Как лучший детский и юношеский фильм, собрал множество премий и наград.

республика шкид кадр из фильма
«Республика ШКИД» кадр из фильма

Знаете, читать Шкид и сейчас актуально. Книга добрая, в простой форме расскажет детям о событиях тех времен, расскажет что нужно делать, а что нет. Покажет как не просто было ребятам после войны — революции, на сколько беден был народ и сколько было преступности. Книга входит в сотню обязательного внешкольного чтения. Плохому она не научит!

Лучшие цитаты из книги

Кто обидит — зови его!
Бей халдеев!
Пионеры наших бьют!

Гимн ШКИД
Мы из разных школ пришли,
Чтобы здесь учиться.
Братья, дружною семьей
Будем же трудиться.
Бросим прежнее житье,
Позабудем, что прошло.
Смело к новой жизни!
Смело к новой жизни!

Школа Достоевского,
Будь нам мать родная,
Научи, как надо жить
Для родного края.
Путь наш длинен и суров,
Много предстоит трудов,
Чтобы выйти в люди,
Чтобы выйти в люди.

***

— Ах, зачем я на свет появился, ах, зачем меня мать родила?

***

— Пароль?
— Деньги ваши!
— Будут наши!

***

Да здравствует и живет в веках Улиганская Империя!

***

— Какой ты худенький!
— Плоховато кормят…

***

У кошки четыре ноги-и-и,
Позади ее длинный хвост.
Но трогать ее не моги-и-и
За ее малый рост, малый рост.

***

Ленька сидел у окна. Гейне вдохновил его, взбудоражил его творческую жилку. Ему захотелось самому написать что-нибудь. Окончив переписку, он засмотрелся на улицу. На углу улицы рыжеусый милиционер в шлеме хаки улыбался солнцу и стряхивал дождевые капли с непромокаемого плаща. Чирикали воробьи, и под лучами солнца сырость тротуаров стлалась легким туманом. Леньке захотелось описать эту картину красиво и жизненно. И он написал как мог:

Голосят воробьи на мостовой,
Смеется грязная улица…
На углу постовой –
Мокрая курица.
Небо серо, как пепел махры,
Из ворот плывет запах помой.
Снявши шлем, на углу постовой
Гладит дланью вихры.
У кафе – шпана:
– Папирос «Зефир», «Осман»!
Из дверей идет запах вина.
У дверей – «Шарабан».
Лишь одни воробьи голосят,
Возвещая о светлой весне.
Грязно-серые улицы спят
И воняют во сне.

***

— Музыку любите, а на инструменте неприличное слово нацарапали…

***

Эх, яблочко на подоконничке,
В Петрограде появилися покойнички!

***

— Не пхайся! Местов много. Вокзал не купленный, где хотим, там и стоим!

***

«Каналолизация»

***

— Вам Гришу? — спросил, усмехаясь, Мамочка.
— Ну, так Гриша велел вам убираться к матери на легком катере. Шлет вам привет Нарвский совет, Путиловский завод и сторож у ворот, Богомоловская улица, петух да курица, поп Ермошка и я немножко!

***

А ну вас к чегту…

***

Да будет благословенна жратва вечерняя!

***

«In Busa veritas» — «Истина в Бузе»

***

— Ей-Богу, не удеру! Артистом хочу быть — мечтаю!

РЕСПУБЛИКА ШКИД

***

– Ах, как я хотела бы быть мальчишкой. Я все время думаю об этом, – сказала печально Тоня.
– Разве это жизнь? Вырастешь и замуж надо… Потом дети пойдут… Скучно.

***

Он был… вроде графа… Служил у графа… кучером…
— Кем?
— Кучером, кучер первой гильдии.

***

Эх, жисть тогда была – малина земляничная!..

***

– Не лепи горбатого, Афоня. Да где же это видано, чтобы воспитатель на стреме стоял, пока воспитанники воруют картошку с кухни! Хо-хо-хо!

***

— А что, мы тебе держиморды околоточные? А что, мы тебе ландскнехты наемные? Хватит! Сунешься еще раз — зубы пересчитаю, змеюка гнусявая!

***

— Старшему отделению — горбушки! Младшим — тоже по справедливости!

***

— Люблю математику. Хочу быть профессором.

***

— Гони должок!
— С Федора Михайловича получи!

***

— Животных любишь? — спрашивает она, сама страстно обожающая собак и кошек.
— Люблю, — отвечает Купец. — Я всех животных люблю — и собак, и кошек, и людей.

***

– Шкида хоть кого изменит.

***

– Я вру? Ах мать честная! Хряй скорее!..

***

Почему я выбрал подсолнух? А потому, что он очень точно выражает наши цели и задачи. Школа наша состоит из вас, воспитанников, как подсолнух состоит из тысячи семян. Вы тянетесь к свету, потому что вы учитесь, а ученье — свет. Подсолнух тоже тянется к свету, к солнцу, — и этим вы похожи на него.

Кто-то ехидно хихикнул. Викниксор поморщился, оглядел сидящих и, найдя виновного, молча указал на дверь.
Это означало — выйти из-за стола и обедать после всех.
Под сочувствующими взглядами питомника наказанный вышел. А кто-то ядовито прошипел:
— Мы подсолнухи, а Витя нас лузгает.

РЕСПУБЛИКА ШКИД

***

Хороший педагог — обычно хороший дипломат. Он рассчитывает и обдумывает, когда можно записать или наказать, а когда и не следует.

***

Камраден, битте, гебен зи мир айне цигаретте.

***

МЕДВЕДЬ (рассказ).
Была холодная ночь. Вокруг свистала вьюга. Красноармеец Иван Захаров стоял на посту. Было холодно. Вдруг перед Иваном набежал медведь — и прямо к нему. Иван хотел убежать, но он вспомнил о врагах, которые могут сжечь склады с патронами. Он остался. Медведь подбежал близко, но Иван вынул спички и стал зажигать их, а медведь испугался и стоял, боясь подойти к огню. А утром медведь убежал, а Иван спас склады.

Рассказ написал Кузьмин.

***

Янкель садится и с места в карьер начинает писать поэму для «Мухомора».

***

Писать я начинаю,
В башке бедлам и шум.
Писать о чем — не знаю,
Но все же напишу…

***

Мамочка выпустил журнал с умным названием «Мысль», а как лозунг поставил вверху первой страницы известный афоризм Цыгана, впервые изреченный им на уроке русского языка. Когда Громоносцева спросили, что такое мысль, он, нахально улыбаясь, ответил: «Мысль — это интеллектуальный эксцесс данного индивидуума».

***

— Под страхом смерти, мы требуем оставления в школе П.И. Арикова!!!

***

Цыган также много вытерпел, так как его девчонка любила ходить в кино, а денег у него не было, и приходилось много и долго ее разубеждать и уверять, что кино — это гадость и пошлость.

***

Почему немцы терпят у себя капиталистов?

***

— Встань к печке.
— В изолятор.
— Без обеда.
— Без прогулки.
— Без отпуска.

РЕСПУБЛИКА ШКИД

***

Осень лизала стекла окон дождевыми каплями, и вечерами в трубах печей ветер пел дикие и унылые песни…
«Не женитесь на курсистках,
Они толсты, как сосиски,
Коль жениться Вы хотите,
Лучше женку подыщите.
Эх, ма, труля-ля,
Лучше женку подыщите!

Поищи жену в медичках,
Они тоненьки, как спички,
Но зато резвы, как птички,
Все женитесь на медичках.
Эх, ма, труля-ля,
Все женитесь на медичках…»

***

Рассуждал он, несмотря на свои четырнадцать лет, как взрослый, а правилом себе поставил: «Живи так, чтоб тебе было хорошо»

***

Влюбленных было легко распознать. Они были смирны, не бузили, все попадали в первый или второй разряд и все стали необычайно чистоплотны.

***

— Ну, а чего еще хочется?
— Скатёрку спереть у вас и сконстролить себе рубаху красную. Шик?!

***

— Эй, голоногий, бубен по потеряешь.

***

— Что это они делают?
— Хлеб делят… или морды бьют!
— Неет… Танцы танцуют!

***

— Гад ты, оказывается, Костя Федотов!

***

— По-немецки — цацки-пецки, а по-русски — бутерброд!

***

Ребята облепили заведующего, сразу ставшего таким хорошим, похожим на отца. А он стоял, улыбался, гладил рукой склоненные головы.

Кто-то всхлипнул под наплывом чувств, кто-то повторил этот всхлип, и вдруг все заплакали.

Янкель крепился и вдруг почувствовал, как слезы невольно побежали из глаз, и странно – вовсе не было стыдно за эти слезы, а, наоборот, стало легко, словно вместе с ними уносило всю тяжесть наказания.

Викниксор молчал.
Гришке вдруг захотелось показать свое лицо заведующему, показать, что оно в слезах и что слезы эти настоящие, как настоящее раскаяние.

В порыве он задрал голову и еще более умилился.
Викниксор – гроза шкидцев, Викниксор – строгий заведующий школой – тоже плакал, как и он, Янкель, шкидец…

P.S: Ведь так не должно быть на свете, Чтоб были потеряны дети.


Читайте также: 

ДЕТИ — КАРМА РОДИТЕЛЕЙ?

СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ — ЛУЧШИЕ ЦИТАТЫ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ