Олимпиада в Москве 1980 года

ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ-80 В МОСКВЕ

Эти соревнования изменили не только облик Москвы, но и лицо и характер самой страны. Открыв окно в Европу и остальной мир, мы уже не смогли его закрыть.

За прошедшее с того момента время было рассекречено много документов о том, как страна готовилась к грандиозному мероприятию. И выяснилось, что мы знали о Московской Олимпиаде далеко не все.

КАК СССР ВЫИГРАЛ ВЫБОРЫ ИГР-80

Отказаться от идеи домашней Олимпиады (а значит уступить ее американским противникам – Лос-Анджелес, проиграв одни выборы, сразу нацелился на следующие) в годы холодной войны сродни проявлению трусости. Проиграть выборы во второй раз – еще хуже.

Поэтому советские чиновники рьяно взялись за дело. На свою сторону первым делом перетянули президента МОК ирландца Майкла Килланина – он превратился в большого друга СССР, давая важные рекомендации. Например, для усиления пропаганды в страну позвали полтора десятка видных журналистов из капиталистических стран (беспрецедентный для того времени случай), которые за несколько недель исколесили СССР вдоль и поперек.

«Три недели назад я в этой газете выразил сомнения по поводу того, что местом проведения Олимпийских игр 1980 года станет Москва. Вернувшись из десятидневной поездки в Москву, Ленинград и Баку, я должен заявить, что у русских спортивные объекты гораздо лучше, чем у Лос-Анджелеса», – британскому корреспонденту Daily Telegraph Джеймсу Куту, чтобы изменить точку зрения, хватило 10 дней в Союзе.

Еще активнее лоббировал Москву барон Эдуард фон Фальц-Фейн – русский эмигрант и президент олимпийского комитета Лихтенштейна, искавший возможность вернуться на родину хотя бы на пару недель. Он водил дружбу с видными европейскими бизнесменами, чиновниками, знал глав некоторых государств и, говорят, перед голосованием лично просил каждого члена МОК дать шанс Москве.

На выборах за Москву проголосовало 39 стран, за Лос-Анджелес – 20. Сыграло и то, что десятью днями раньше столицей зимних Игр-80 назначили Лейк-Плэсид – проводить две Олимпиады подряд в CША было не совсем корректно.

Эстафета Олимпийского огня в Москве, 1980 год
Эстафета Олимпийского огня в Москве, 1980 год

БРЕЖНЕВ ХОТЕЛ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ОЛИМПИАДЫ

Эту противоречивую записку в конце 1975-го (через год после победной сессии МОК в Вене) Леонид Брежнев написал заведующему общим отделом ЦК КПСС Константину Черненко. Просил затронуть вопрос на Политбюро в его отсутствие (сам генсек отбыл охотиться на дачу).

«Как-то сложилось, что нами принято решение провести спортолимпиаду в СССР. Стоит это мероприятие колоссальных денег. Возможно, этот вопрос нам следует пересмотреть и отказаться от Олимпиады. Знаю, что это вызовет много кривотолков, но при решении этого вопроса, наверное, надо исходить из того, что на первый план выдвигаются вопросы о стоимости.

Некоторые товарищи подсказали мне, что есть возможность отказаться, уплатив какой-то небольшой взнос в виде штрафа. По этому вопросу я тоже хотел бы знать твое мнение.

Кроме колоссальных расходов в этом деле есть и такой вопрос, что из опыта проведения подобных Олимпиад могут быть разного рода скандалы, которые очернят СССР. А в отношении Союза, думаю, наши враги особенно постараются».

Черненко без Брежнева не решился поднимать тему, следом нагрянули новогодние праздники, а потом Леонида Ильича вроде как убедили, что благодаря Олимпиаде советскую казну ждет пополнение.

ОЛИМПИЙСКИЙ БЮДЖЕТ СПАСЛИ ЛОТЕРЕИ

Но вопреки ожиданиям расходы росли год от года – если в 1975-м потратить на строительство с нуля собирались только 356 млн рублей, то к 1979-му затраты выросли до полутора миллиардов. Отчаянно не хватало денег, рабочих рук, времени – планы строительства нарушались и по срокам, и по технологиям.

«Проверки выявили наличие в проектах некоторых объектов ошибок и просчетов, вследствие которых оказалась необеспеченной устойчивость сооружения в целом или требуемая несущая способность (прочность) его основных конструкций», – в докладе доделки требовались спорткомплексу «Олимпийский», спортивному залу в Измайлово, трибунам главной арены «Лужников» и стадиона «Динамо», парусному центру в Таллине.

Друзей-бизнесменов у руководителя страны в ту пору не было, поэтому недостающие деньги брали у народа другим способом. В олимпийский бюджет потекла вся прибыль от лотереи «Спортлото», в которую еженедельно играло по 7 млн граждан (около 140 млн рублей), а в середине 70-х в продажу поступили билеты мгновенной лотереи «Спринт», пополнив смету еще на 368 млн.

Спортлото
Главный девиз Спортлото: «Выигрываете Вы — выигрывает спорт!»

КАК КАНЦЛЕРА ГЕРМАНИИ ПЫТАЛИСЬ ЗАДОБРИТЬ «НИВОЙ»

Опасаясь провокаций, руководители СССР сами накануне Игр организовали идеальный повод для международного скандала. Речь идет о решении ввести войска в Афганистан, датированном концом декабря 1979 года. Что мешало ввести их полгода спустя, после Олимпиады, остается загадкой. В итоге 64 государства во главе с США объявили бойкот Московской Олимпиаде.

Боссы СССР до последнего пытались перетянуть на свою сторону страны, поддерживавшие бойкот, организованный американцами. В этом деле все средства были хороши. Так, перед визитом в Москву канцлера ФРГ Гельмута Шмидта на заседании политбюро обсуждался вопрос о том, чтобы добиться лояльности политика неслыханной ценой: подарить ему шедевр отечественного автопрома автомобиль «Нива».

Вот выписка из стенограммы:

«Брежнев: Я вношу предложение подарить Шмидту легковой автомобиль «Нива». Автомобиль полностью советской конструкции… сочетает высокую проходимость и комфортность в салоне… В ФРГ эта машина стоит 16 тысяч марок, около 6 тысяч инвалютных рублей. Оптовая цена у нас 3 тысячи рублей. У Шмидта дача на морском побережье Киля, где дороги не очень хорошие. Супруга Шмидта водит машину и занимается изучением болотных растений. Думается, и в этом плане такой подарок будет ему приятен.

Андропов: «Нива» действительно очень хороший автомобиль. Мы его дарим некоторым руководителям государств, и они очень довольны».

Руководитель страны, где собирают «Мерседесы» и BMW, по идее не мог устоять перед таким роскошным подарком. Однако от участия в бойкоте спортсмены ФРГ так и не отказались…

Реклама Нивы в СССР
Реклама Нивы в СССР

ОЛИМПИЙСКИЙ БОЙКОТ

Через месяц после ввода советских войск в Афганистан (в середине января) американский президент Картер поставил советским руководителям ультиматум: если к 20 февраля войска не выведут, московские Игры ждет бойкот. Не помогло – последние советские солдаты уйдут из Афганистана только в 89-м.

Это был самый массовый олимпийский бойкот – 65 стран официально отказались приезжать на Игры в Москву (через четыре года Игры в Лос-Анджелесе вместе с СССР бойкотируют 15 стран).

Правительства Великобритании, Австралии, Андорры, Дании, Пуэрто-Рико и Ирландии бойкот поддержали, но позволили своим спортсменам отправиться в Москву по желанию – все они выступали под флагом из пяти олимпийских колец, а испанцы, португальцы и новозеландцы под флагами своих национальных олимпийских комитетов.

Доходило до курьезов – на церемонии открытия новозеландская делегация шествовала с черным, напоминавшем пиратский флагом с олимпийскими кольцами и птичьим пером. А во время церемонии награждения велосипедистов в индивидуальной гонке под своды велотрека поднялись три олимпийских знамени – на пьедестале стояли швейцарец, француз и датчанин.

Каждая страна антисоветского блока протестовала в Москве по-своему.

Италия запретила поездку на Игры спортсменам-военнослужащим – из-за этого будущему тренеру сборной России по дзюдо Эцио Гамбе (в Москве он выиграл свое единственное олимпийское золото) пришлось уволиться из корпуса карабинеров.

Бельгия, Франция, Люксембург, Нидерланды, Сан-Марино и Швейцария проигнорировали парад спортсменов на церемонии открытии. От Ирландии шел один знаменосец.

Нейтральная Австрия не входила в НАТО и бойкот Москвы не поддержала, зато против участия своих спортсменов в Олимпиаде выступила австрийская федерация конного спорта – в знак поддержки американских партнеров. Запретить поездку в СССР вопреки воле правительства федерация не могла, поэтому поступила по-другому – отказалась оплачивать расходы (весьма крупные) на перелет всадницы Элизабет Тойрер и коня по кличке Мон-Шери.

На второй неделе Игр посадку в «Шереметьево-2» совершил малюсенький двухмоторный самолет никому неизвестной авиакомпании «Эйр Лауда». За штурвалом сидел лично Ники Лауда – тогда еще двукратный чемпион «Формулы-1», владелец собственной авиакомпании, состоявшей из двух миниатюрных самолетов, и большой друг Элизабет. На борту кроме Лауды находились сама Тойрер, ее личный тренер и будущий муж Ханс Макс и лошадь.

Ники Лауда
Ники Лауда

«Сегодня старался как никогда: вел машину, избегая малейших воздушных ям. Лошадь всю дорогу заглядывала ко мне в пилотскую кабину и радостно ржала», – спустя пять дней выяснилось, что Лауда доставил в Москву олимпийских чемпионов.

КАК ИЗ МОСКВЫ ДЕЛАЛИ ИДЕАЛЬНЫЙ ГОРОД

Коренные москвичи запомнили, как внезапно опустела Москва в июле 1980-го. За год до Олимпийских Игр ЦК КПССС принял засекреченное постановление «О введении временных ограничений на въезд в г. Москву в период Олимпиады-80 и направление граждан г. Москвы и Московской области в строительные отряды, спортивные и пионерские лагеря и другие места отдыха».

Во-первых, Москву тщательно зачистили от нежелательных элементов – людей без определенного места жительства, нищих, алкоголиков, фарцовщиков, наркозависимых, бывших уголовников и проституток (были они в Москве уже тогда). Все они временно были высланы за 101-й километр, стоящих на учете психически нездоровых людей забирали на профилактику.

Во-вторых, сделали столицу практически неприступной: ограничили въезд в Москву для иногородних (только по спецпропускам), введя на вокзалах особый режим; перенесли вступительные экзамены в институты, а студентов десантировали в студотряды; перекрыли дороги в Москву, отменили пригородные электрички и разработали маршруты объезда для транзитного транспорта.

В-третьих, в московских школах накануне летних каникул прошли обязательные родительские собрания, где настойчиво рекомендовали на время Игр отправить детей в пионерские лагеря (путевки выделялись на целые классы) или хотя бы на дачу. Пугали иностранными болезнями, вредной заморской жвачкой и вообще….

А еще иностранные спортсмены сильно удивлялись, когда приезжая на стадион, обнаруживали закрытые для входа трибуны заполненными чуть ли не на четверть. Ответ прост: часть зрителей была сотрудниками органов в штатском и приходили на службу заранее.

Полупустая Москва
Полупустая Москва

СОВЕТСКИХ АТЛЕТОВ ОДЕЛ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ «АДИДАС»

Вместе с Олимпиадой из-за «железного занавеса» в страну попало и затем укоренилось множество предметов, как тогда говорили, буржуазного быта. Неизбалованный советский потребитель открыл для себя, что такое кока-кола, кетчуп, жевательная резинка, одноразовая пластиковая посуда и кроссовки. Спортивную форму для советской команды делала знаменитая немецкая фирма «Адидас». Однако партийное руководство запретило наносить на костюмы атлетов лейблы капиталистической компании.

В итоге вместо традиционных трех полосок на лампасах ограничились одной красной. А в оформлении кроссовок стороны достигли компромисса. Так, по бокам три полоски сохранились, но по расположению они напоминали букву «М», подчеркивая, что Олимпиада проходит в Москве. И, хотя название фирмы не фигурировало на одежде, кроссовки и спортивные костюмы «Адидас» стали пользоваться в стране бешеной популярностью.

Малолюдную Москву во время Игр настигло продовольственное изобилие, да такое, что кто-то мог подумать, что наступил обещанный Хрущевым как раз к 1980-му году коммунизм. В основном, правда, дефицитными товарами торговали на спортивных объектах, в местах проживания и перемещения иностранных туристов, а вот в стекляшках на окраинах Москвы витрины оставались прежними.

Продавали фанту и пепси – напитки разливали в экзотические пластиковые, а не привычные граненые стаканы. На прилавках появилась финская салями в вакуумной упаковке, баночное пиво, неведомые марки не только югославских, но и американских сигарет по чудовищным ценам, диковинные ананасы, кетчуп, соки в вакуумной упаковке с соломинкой, джемы, жвачка. Большинство продуктов поставляла капиталистическая Финляндия.

Женская сборная СССР под руководством Луценко завоевала золото Олимпиады 1980 года в Москве
Женская сборная СССР под руководством Луценко завоевала золото Олимпиады 1980 года в Москве

ЗА БИЛЕТЫ С ИНОСТРАНЦЕВ ДРАЛИ ВТРИДОРОГА

При определении цены ориентировались на опыт Игр в Мюнхене-72 и Монреале-76. Там билеты стоили от 2 до 30 инвалютных рублей. У нас решено было сделать вилку от 2 до 25 рублей (ненамного, но дешевле, чем у капиталистов). Однако для граждан СССР была установлена 70-процентная скидка на билеты. Так, если иностранец за билет на церемонию открытия и закрытия платил в зависимости от сектора от 6 до 25 рублей, то советский болельщик самые дешевые места мог приобрести за 1,80 и самые дорогие — за 7,50 рубля.

Сравните масштаб: на продаже билетов организаторы заработали в 25 раз меньше, чем на лотереях – всего 20 млн рублей.

В кассах билетов было не найти – внутри СССР они не продавались, а распределялись (на предприятиях через профкомы выдавались талоны на приобретение билета со скидкой) и считались страшным дефицитом (как и многое другое).

А вот за границу билеты шли по номиналу, да еще и по советскому курсу обмена (за рубль тогда просили полтора доллара, а за британский фунт давали полтора рубля). Для иностранцев напечатали 1,5 млн билетов (разумеется, на лучшие места и топ-события), рассчитывая на серьезную прибыль, но все испортил бойкот Олимпиады. Многие туристы передумали ехать в Москву – Франция вернула 25 тысяч забронированных билетов, Италия и Япония – по 30 тысяч.

Билеты на велотрек в «Крылатское» выкупили заранее западногерманские, американские и канадские туристы, но никто из них в Москву не приехал. 6-тысячная трибуна пустовала, пока директор трека не придумал продавать на нее посадочные талоны по 30 копеек. Едва не разгорелся скандал – руководители оргкомитета испугались, что неприехавшие гости, увидев по телевизору свои места занятыми, потребуют компенсации.

НАУЧНЫЙ АТЕИЗМ

Устав МОК требовал наличия в Олимпийской деревне «культовых сооружений для совершения богослужений и религиозных обрядов». Но как быть, если главная религия коммунистической партии СССР – научный атеизм – не подразумевала строительства храмов и мечетей даже во имя Олимпиады?

«Если в прошлых Играх эта проблема, как бы она ни была решена, не вызывала никаких нареканий, так как Игры проходили в «христианских странах», то проведение Олимпиады в соцстране дает возможность нашим недругам заранее строить негативные прогнозы и говорить о неспособности организовать должным образом религиозную программу. Просьба оказать содействие в подборе и подготовке служителей культа со знанием иностранных языков для совершения обрядов в Олимпийской деревне», – напоминал ЦК КПСС директор Олимпийской деревни Иван Холод за полгода до Игр.

Вышли из положения довольно изящно. На втором этаже культурного центра Олимпийской деревни оборудовали три комнатки – одну для христиан (католики, православные и протестанты молились в одном помещении), другую для мусульман, третью для буддистов и иудаистов. Три римско-католических и три православных священника, три лютеранских пастора, три баптистских пресвитера, один англиканский священник, два мусульманских имама, два раввина и кантор, и два буддийских ламы – тщательно подобранный состав служителей культа, трудившийся на Олимпийских играх в Москве.

А все же открытую в одном из зданий Олимпийской деревни за две недели до Игр маленькую православную часовню закрыли сразу по завершении Олимпиады – примерно на 10 лет.

СМЕРТЬ ВЫСОЦКОГО

В ночь на 25 июля 1980-го года не стало Владимира Высоцкого. В праздничной Москве об этом сообщили крошечными заметками всего две газеты – ни по телевидению, ни по радио Олимпиаду решили не омрачать.

Однако 28 июля столица забыла об Олимпиаде. Попрощаться с Высоцким на Таганскую площадь вышли сотни тысяч – траурная процессия растянулась на десять километров, центр Москвы утонул в цветах, а органы безопасности в спешном порядке перебрасывались со стадионов в оцепление улиц. Вот только видеосъемку вели любители и аккредитованные на Олимпиаду иностранные операторы – все советские камеры были заняты на спортивных мероприятиях.

Прощание с Высоцким
Прощание с Высоцким

ДОПИНГОВЫЕ ИГРЫ

За несколько месяцев до Игр советских чиновников насторожила подозрительная активность друзей из Восточной Германии вокруг всего, что было связано с допингом. Поначалу немцы пытались «воткнуть» своих представителей в московскую олимпийскую антидопинговую лабораторию. Не получилось – в таких делах наши не доверяли даже друзьям.

«В последнее время представители ГДР активно стремятся получить право осуществлять допинг-контроль едва ли не на всех международных соревнованиях. Однако настораживает то обстоятельство, что при проведении ими анализов наличие запрещенных препаратов выявляется исключительно у спортсменов соцстран, материалы на которых незамедлительно передаются», – докладывал перед Играми министр спорта Сергей Павлов в ЦК.

В те годы ГДР часто предлагала международным федерациям бесплатные анализы на допинг во время крупных соревнований. Федерации соглашались – тогда это было дорого, сложно и трудоемко.

А перед самой Олимпиадой на переговорах СССР и ГДР немецкие функционеры предложили выработать «двустороннюю секретную договоренность по защите интересов спортсменов СССР и ГДР, в случае если анализ будет проводиться лабораториями в Крайше или в Москве».

Согласился СССР на недвусмысленное предложение или нет, но факт остается фактом: ни одного положительного допинг-теста на Олимпиаде в Москве обнаружено не было.

СКОЛЬКО СССР ЗАРАБОТАЛ НА ИГРАХ?

Считается, что Московская Олимпиада стала самой убыточной в истории, что о прибыли организаторы не думали и денег не считали. Это не совсем так. Точный бюджет Московской Олимпиады до сих пор неизвестен. Называлась цифра в 2 миллиарда рублей. Но реальная сумма наверняка больше.

Только на строительство спортивных сооружений, гостиниц, аэропортов, точек общепита и дорог было потрачено 1 миллиард 715 миллионов рублей. Еще 150 миллионов ушло на прием спортсменов и гостей… Бюджет Игр в Сочи-2014 составит 1,8 миллиарда долларов. Сравнивать эти цифры нельзя: тогдашние и сегодняшние рубли и доллары несопоставимы. Но масштаб и в том, и в другом случае потрясает.

УЛЕТАЮЩИЙ МИШКА

Талисмана Игр-80 (термин «маскот» тогда использовали только французы) придумывали всей страной в два этапа. В поддержку медведя программа «В мире животных» получила десятки тысяч писем – его предпочли зубру, орлу, пчеле, собаке и лошади. Затем по телевизору объявили конкурс на лучший рисунок медведя – окончательный вариант, говорят, согласовывали с главой МОК.

Олимпийский мишка

Выиграл художник Виктор Чижиков, работавший в детских журналах – спустя тридцать лет он обвинит организаторов сочинской Олимпиады, что их полярный медведь срисован с его Мишки.

«Или вы берете моего медведя, или же не смейте вытаскивать какие-то детали. А то на органы разобрали моего медведя — да что же это такое?!»

А тогда в 80-м за победу в конкурсе Чижикову заплатили 250 рублей, объяснив, что автор эскиза не он, а выбравший его советский народ. Позже после жалоб художника, вознаграждение увеличили до полутора тысяч, но заставили подписать отказ от авторских прав. Зря, говорит, сейчас бы был миллионером – его Мишка до сих пор популярный принт и в России, и в мире.

Но легендарным Мишка стал не сразу. Помогли, пожалуй, самые эффектные и лирические моменты церемонии закрытия – сбежавшая по щеке выложенного на трибуне Мишки слеза и его полет в небо под трепетную песню.

Рассказывают, что слезы поначалу не было в сценарии, а возникла она благодаря ошибке на репетиции – кто-то из массовки повернул свой щит обратной стороной, а когда режиссер попросил перевернуть табличку, его указание выполнила вся колонна. Находка получилась гениальной – осталось отработать синхронность.

Про взмывшего в небо 6-метрового резинового Мишку ходит много легенд – то ли внутри него сидел пилот, погибший при падении, то ли без пилота он улетел на окраину Москвы, сбив там пивной ларек и нескольких покупателей, то ли просто пропал без вести в воздушных просторах бескрайней Родины.

Из воспоминаний Дмитрия Смирнова:

«3 августа 1980 года было жарко, не так, как сейчас, конечно, но окна в квартире были раскрыты. Мы с мамой сидели перед черно-белым телевизором «Темп», стоявшим в углу на тоненьких ножках. Кстати, папу, тогда лейтенанта милиции, забрали в Москву на усиление безопасности. Речи, танцы и парад атлетов меня занимали слабо, но я внимательно смотрел, надеясь, что вдруг покажут папу, ведь он же тоже был где-то там. Но когда у «нарисованного» на трибунах Мишки из глаза потекла слеза, я вдруг заплакал. Не знаю почему. Но теперь знаю, что во всем мире я в тот момент плакал не один. А когда Мишка взлетел над «Лужниками» на воздушных шарах и ветер начал уносить его в сторону от стадиона, я побежал к окну. Наша новостройка-пятиэтажка стояла тогда практически в чистом поле, и я был уверен, что первым увижу Мишку, если он до нас долетит.

— Мама, — спросил я. — Он ведь может долететь сюда? Мы жили в городе Калинине, от нас до «Лужников» было 200 километров.

— Не знаю, — ответила добрая мама. — Может быть.

— А он к нам в квартиру поместится?

— Наверное, — опять не стала расстраивать меня мама.

Я весь вечер ждал у окна, пока из-за горизонта покажутся воздушные шары. Я представлял, как буду заносить Мишку в квартиру, и волновался, что он не пролезет в дверь. Но он так и не прилетел. Через много лет я узнал, что улетел он недалеко, приземлившись где-то по соседству на Воробьевых (то есть тогда еще Ленинских) горах. Что его сдули и положили на хранение где-то в ангаре, а потом Мишку вроде бы съели крысы. Во всяком случае, никто из тех, кто искал его потом, не сумел найти.

Олимпийский мишка

Но, думаю, в тот вечер я не один ждал у окна. И на самом деле Мишка смог улететь гораздо дальше — не только в пространстве, но и во времени, если и через тридцать лет этот день волнует такое количество людей. Моему старшему сыну Мише сейчас чуть меньше, чем мне было в августе 1980-го. И мне очень интересно, что он будет чувствовать, когда по телевизору покажут (а ведь обязательно покажут!) то самое закрытие и он увидит, как Мишка полетит над Москвой. Мне очень хотелось бы быть рядом в этот момент.»

Авторы: Алексей АВДОХИН, Дмитрий СМИРНОВ, Ярослав КОРОБАТОВ, Анна ФЕДУЛОВА.


Читайте также:

ЛЮБИМЫЕ ИГРЫ И СПОРТ ПЕРВЫХ ЛИЦ СТРАНЫ — ОТ ПЕТРА I ДО ПУТИНА

ЛУЧШИЕ СОВЕТСКИЕ ПЛАКАТЫ О СПОРТЕ

СТАЛИН И СОВЕТСКИЙ СПОРТ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ