«Мученическая кончина царской семьи, а тем более испытанные ею несказанные нравственные мучения, перенесенные с таким мужеством и высоким подъемом духа, обязывают относиться к памяти покойного Государя и его супруги с особой почтительностью и осторожностью.»

Гурко Владимир Иосифович

Как известно, женой последнего императора России Николая II была любимая внучка английской королевы Виктории — принцесса Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская. Она была четвёртой дочерью великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы, дочери английской королевы Виктории.

В истории России немецкая принцесса Алиса Гессенская запомнилась, как Александа Федоровна — последняя императрица России.

Журнал moiarussia.ru подготовил 20 интересных и коротких фактов о жизни одной из самых сильных и благородных, высоконравственных женщин 20 века — Императрицы Александры Федоровны.

Имя

Данное ей имя состояло из имени её матери (Алиса) и четырёх имён её тёток. Алиса считалась любимой внучкой королевы Виктории, которая называла её Sunny («Солнышко»). Николай II очень часто называл её Аликс — производное от Алиса и Александра.

Родство

Николай II и принцесса Алиса были дальними родственниками, будучи потомками немецких династий; и их брак, мягко говоря «не имел права на существование». Например, по линии своего отца Александра Фёдоровна была и четвероюродной тёткой (общий предок — прусский король Фридрих Вильгельм II), и троюродной сестрой Николая (общий предок — Вильгельмина Баденская). К тому же, родители Николая II были крестными родителями принцессы Алисы.

История любви

nikolay-i-alexandraИстория любви русского Царя и внучки английской королевы начинается в 1884 году. Он шестнадцатилетний юноша, стройный, голубоглазый, со скромной и немного печальной улыбкой. Она двенадцатилетняя девочка, как и он, с голубыми глазами, и красивыми золотистыми волосами. Встреча произошла на свадьбе ее старшей сестры Елизаветы (будущей великомученицы) с дядей Николая, Великим князем Сергеем Александровичем. И Николай, и Алиса (так тогда звали будущую русскую Царицу) с самого начала почувствовали друг к другу глубокую симпатию. Николай дарит ей драгоценную брошь, а она, воспитанная в пуританской морали, в смущении и застенчивости не смеет ее взять и возвращает ему.

Вторая встреча их происходит только через пять лет, когда Алиса приезжает в Россию навестить старшую сестру. Но все это время Николай помнит о ней. “Я люблю ее уже давно, а с тех пор, как в 1889 году она пробыла в Петербурге шесть недель, я люблю ее еще более глубоко и сердечно”. Заветной мечтой Николая становится женитьба на Алисе. Однако у родителей Николая другие планы.

Брак

В 1889 году, когда наследнику цесаревичу исполнился двадцать один год, он обратился к родителям с просьбой благословить его на брак с принцессой Алисой. Ответ императора Александра III был краток: «Ты очень молод, для женитьбы ещё есть время, и, кроме того, запомни следующее: ты – наследник Российского престола, ты обручён с Россией, а жену мы ещё успеем найти».

Против брачного союза Алисы и цесаревича Николая были королева Виктория и родители последнего, надеявшиеся на его брак с более завидной невестой — Еленой Орлеанской, дочерью Луи-Филиппа, графа Парижского. (династия Бурбонов) Однако, цесаревич Николай по природе мягкий и робкий, в сердечных делах был непреклонен, настойчив и тверд. Николай, всегда послушный воле родителей, в этом случае с болью в сердце не соглашается с ними, заявляя, что если ему не удастся жениться на Алисе, он никогда не женится вообще. В конце концов, согласия родителей на родство с английской короной было получено… Правда, этому больше способствовали иные обстоятельства — внезапная тяжелейшая болезнь императора Александра III, который скоропостижно скончался за месяц до свадьбы влюбленных, и всесторонняя поддержка сестры принцессы Алисы — великой княгини Елизаветы Фёдоровны и ее мужа великого князя Сергея Александровича (5-й сын императора Александра II)

«Счастлива только в кругу близких и родных»

Когда девочке было 6 лет, в семье произошла трагедия — заболели дифтеритом и умерли мать и сестра. Девочка на всю жизнь запомнила, как во дворце воцарилась гнетущая тишина, которую нарушал плач няньки за стеной комнаты маленькой Алисы. У девочки забрали игрушки и сожгли — боялись, как бы она не заразилась. Конечно, на следующий день принесли новые игрушки. Но это было уже не то — пропало что-то любимое и привычное. Событие, связанное со смертью матери и сестры, наложило роковую печать на характер ребенка. Вместо открытости в ее поведении стали преобладать замкнутость и сдержанность, вместо общительности — застенчивость, вместо улыбчивости — внешняя серьезность и даже холодность. Только в кругу самых близких людей, а таких были единицы, она становилась прежней — радостной и открытой. Эти черты характера сохранились у нее навсегда и доминировали даже тогда, когда она стала Императрицей. Императрица чувствовала себя счастливой только среди своих.

««Царская болезнь»»

От королевы Виктории Алиса унаследовала ген гемофилии.

Гемофилия, или «царская болезнь», — тяжелое проявление генетической патологии, поразившее королевские дома Европы в XIX — XX веках. Благодаря династическим бракам эта болезнь распространилась и на Россию. Заболевание проявляется в снижении свертываемости крови, поэтому у больных любое, даже незначительное, кровотечение остановить практически невозможно.

Сложность регистрации этого заболевания состоит в том, что проявляется оно только у мужчин, а женщины, оставаясь внешне здоровыми, переносят пораженный ген в следующее поколение.

От Александры Федоровны болезнь передалась ее сыну, великому князю Алексею, который с раннего детства страдал тяжелыми кровотечениями, который даже при удачном стечении обстоятельств, уже бы никогда не смог продолжить великий род Романовых.

Бабушка и внучка

koroleva-viktoriya-rodnea
Королева Виктория и её родня. Кобург, апрель 1894 г. Рядом с королевой сидит её дочь Вики со своей внучкой Фео. Шарлотта, мать Фео, стоит правее центра, третья справа от своего дяди принца Уэльского (он в белом кителе). Слева от королевы Виктории — её внук кайзер Вильгельм II, непосредственно за ними — цесаревич Николай Александрович и его невеста, урождённая Алиса Гессен-Дармштадтская (полгода спустя они станут российскими императором и императрицей)

Английская королева очень любила свою внучку и всячески заботилась о ее воспитании. Замок герцога Дармштадтского был пропитан “атмосферой старой доброй Англии”. На стенах висели английские пейзажи и портреты родственников из туманного Альбиона. Воспитание велось английскими наставниками и преимущественно на английском языке. Английская королева постоянно посылала внучке свои наставления и советы. Пуританская мораль воспитывалась в девочке с самых первых лет. Даже кухня была английской — почти каждый день рисовый пудинг с яблоками, а на Рождество гусь и, конечно, плюм-пудинг и традиционный сладкий пирог.

Алиса получила самое лучшее по тем временам образование. Знала литературу, искусство, говорила на нескольких языках, прослушала курс философии в Оксфорде.

Красивая и добрая

alexandra-feodorovnaИ в молодости, и в зрелом возрасте Царица была очень хороша собой. Это отмечали все (даже враги). Как описывала ее одна из придворных: “Императрица была очень хороша… высокого роста, стройная, с великолепно поставленной головой. Но все это было ничто в сравнении со взглядом ее серо-голубых глаз, поразительно живых, отражавших все волнение ее…”. А вот описание Царицы, сделанное ее ближайшей подругой Вырубовой: “Высокая, с золотистыми густыми волосами, доходившими до колен, она, как девочка, постоянно краснела от застенчивости; глаза ее, огромные и глубокие, оживлялись при разговоре и смеялись. Дома ей дали прозвище “солнышко”. Больше всех драгоценностей Царица любила жемчуг. Им она украшала и волосы, и руки, и платья”.

Доброта была главной чертой характера Царицы, а ее стремление помочь всем, кто ее окружал, было постоянным.

Ее доброта к мужу и детям источается из каждой строчки ее письма. Она готова пожертвовать всем, чтобы мужу и детям было хорошо.

Если у кого-нибудь из знакомых, не говоря уже о близких Царицы, случались трудности, несчастья, она немедленно откликалась. Помогала и теплым сочувственным словом, и материально. Чуткая к любому страданию, она близко к сердцу воспринимала чужую беду и боль. Если кто-то из лазарета, в котором она работала сестрой милосердия, умирал или становился инвалидом, Царица старалась помочь его семье, порой продолжая делать это даже из Тобольска. Царица постоянно помнила раненых, которые проходили через ее лазарет, не забывая регулярно поминать всех умерших.

Когда с Анной Вырубовой (ближайшая подруга императрицы, почитательница Григория Распутина) случилось несчастье (она попала в железнодорожную катастрофу), Царица целыми днями сидела у ее постели и фактически выходила свою подругу.

«Белая роза», «Вербена» и «Аткинсон»

Своей внешности императрица, как и всякая женщина «с положением и возможностями», уделяла большое внимание. При этом имелись и нюансы. Так, императрица практически не использовала косметику и не завивала волосы. Только накануне больших дворцовых выходов парикмахер с ее позволения использовал завивочные щипцы. Императрица не делала маникюр, «поскольку Его Величество терпеть не мог наманикюренные ногти». Из духов императрица предпочитала «Белую розу» парфюмерной фирмы «Аткинсон». Они, по ее словам, прозрачны, без всякой примеси и бесконечно ароматны. В качестве туалетной воды она использовала «Вербену».

Сестра милосердия

krasnii-krest-imperatritca
Княжна Вера Гедройц (справа) и императрица Александра Фёдоровна в перевязочной Царскосельского госпиталя. 1915

Александра Федоровна в годы Первой мировой войны занялась деятельностью, просто немыслимой для человека ее звания и положения. Она не только патронировала санитарные отряды, учреждала и опекала лазареты, в том числе и в царскосельских дворцах, но вместе со своими старшими дочерьми окончила фельдшерские курсы и стала работать медсестрой. Императрица обмывала раны, делала перевязки, ассистировала при операциях. Занималась она этим не для рекламы собственной персоны (чем отличались многие представительницы высшего общества), а по зову сердца. «Лазаретная служба» не вызывала понимания в аристократических салонах, где считали, что это «умаляет престиж высшей власти».

В последствии, эта патриотическая инициатива повлекла за собой множество дурных слухов о непристойном поведении царицы и двух старших царевен. Императрица гордилась своей деятельностью, на фотографиях она с дочерьми изображались в форме Красного Креста. Появились открытки с фотографией царицы, ассистирующей хирургу во время операции. Но, вопреки ожиданиям, это вызывало осуждение. Считалось непристойным, что девушки ухаживают за обнаженными мужчинами. В глазах же многих монархистов царица, «обмывая ноги солдатам», теряла царственность. Некоторые придворные дамы заявляли: «Императрице больше шла горностаевая мантия, чем платье сестры милосердия»

Вера

По свидетельству современников, императрица была глубоко религиозна. Церковь являлась для нее главным утешением, особенно в то время, когда обострялась болезнь наследника. Императрица выстаивала полные службы в придворных храмах, где ею был введен монастырский (более длительный) богослужебный устав. Комната Александры во дворце представляла собой соединение спальни императрицы с кельей монахини. Огромная стена, прилегавшая к постели, была сплошь увешана образами и крестами.

Последняя воля

Сегодня достоверно известно, что царская семья могла быть спасена дипломатическими усилиями европейских стран. Николай II был лаконичен в своей оценке возможной эмиграции: «В такое тяжелое время ни один русский не должен покидать Россию», настроения Александры Фёдоровны были не менее критичными: «Я предпочитаю умереть в России, чем быть спасённой немцами». В 1981 году Александра Федоровна и все члены царской семьи были канонизированы Русской Православной Церковью за Рубежом, в августе 2000 года  — Русской Православной Церковью.

«Упоение властью»

jena-nikolaya-IIАлександра Феодоровна была преис­полнена инициативы и жаждала живого дела. Мысль ее постоянно работала, в области тех вопросов, к которым она имела касательство, причем она испытывала упоение властью, чего у ее царственного супруга не было. Николай II принуждал себя заниматься госу­дарственными делами, но по существу они его не захватывали. Пафос власти ему был чужд. Доклады министров были для него тяжкой обузой.

Во всех конкретных, доступных ее пониманию, вопросах Государыня разбиралась пре­восходно, и решения ее были столь же деловиты, сколь и определенны.
Все лица, имевшие с ней сношения на деловой почве, единогласно утверждали, что доклады­вать ей какое либо дело, без предварительного его изучения, было невозможно. Своим докладчикам она ставила множество определенных и весь­ма дельных вопросов, касающихся самого су­щества предмета, причем входила во все детали и в заключении давала столь же властные, сколь точные указания.

Непопулярность

Несмотря на искренние старания императрицы в деле милосердия, в народе ходили слухи о том, что Александра Федоровна отстаивала интересы Германии. По личному приказу государя было проведено секретное расследование «клеветнических слухов о сношениях императрицы с немцами и даже о ее предательстве Родины». Установлено, что слухи о желании сепаратного мира с немцами, передаче императрицей немцам русских военных планов распространялись германским генеральным штабом.

Современница, лично знавшая царицу, записала в дневнике: «Молва все неудачи, все перемены в назначениях приписывает государыне. Волосы дыбом встают: в чем только ее ни обвиняют, каждый слой общества со своей точки зрения, но общий, дружный порыв — нелюбовь и недоверие».

Действительно, «Царица-немка» была заподозрена в германофильстве. Великий князь Андрей Владимирович писал: «Удивительно, как непопулярна бедная Алике. Можно, безусловно, утверждать, что она решительно ничего не сделала, чтобы дать повод заподозрить ее в симпатиях к немцам, но все стараются именно утверждать, что она им симпатизирует. Единственно в чем ее можно упрекнуть, — это что она не сумела быть популярной».

Возник слух о «немецкой партии», сплотившейся вокруг Царицы. В такой обстановке русский генерал говорил англичанам в начале 1917 г.: «Что мы можем поделать? У нас немцы везде. Императрица — немка». Эти настроения коснулись и членов царской семьи. Великий князь Николай Михайлович в сентябре 1914 г. писал матери царя: «Сделал целую графику, где отметил влияния: гессенские, прусские, мекленбургские, ольденбургские и т.д., причем вреднее всех я признаю гессенские на Александру Федоровну, которая в душе осталась немкой, была против войны до последней Минуты и всячески старалась оттянуть момент разрыва».

Царица не могла не знать о подобных слухах: «Да я более Русская, нежели многие иные…» — писала она царю. Но ничто не могло предотвратить распространение домыслов. Дворянка М. И. Барановская говорила в волостном правлении: «Наша государыня плачет, когда русские бьют немцев, и радуется, когда немцы побеждают».

После отречения государя Чрезвычайная следственная комиссия при Временном правительстве пыталась и не смогла установить виновность Николая II и Александры Федоровны в каких-либо преступлениях.

Сравнение с Екатериной II

В годы войны возросло вмешательство царицы в государственные дела. Это нарушало установившиеся традиции и роняло авторитет Николая II. Но слухи, конечно, преувеличивали влияние императрицы: «Император царствует, но правит императрица, инспирируемая Распутиным», — записал в июле 1916 г. в своем дневнике французский посол М.Палеолог.

В послереволюционных памфлетах она именовалась «Самодержцем Всероссийским Алисой Гессенской». Друзья императрицы якобы называли ее «новой Екатериной Великой», что обыгрывалось в сатирических текстах:

Ах, планов я строила ряд,
Чтоб «Екатериною» стать,
И Гессеном я Петроград
Мечтала со временем звать.

Сравнение с Екатериной II могло породить и иные исторические параллели. Говорили, что императрица готовит переворот, дабы стать регентшей при малолетнем сыне: она-де «намерена и по отношению к своему мужу разыграть ту же роль, которую Екатерина разыграла по отношению к Петру III». Слухи о регентстве (иногда даже о совместном регентстве императрицы и Распутина) появляются не позже сентября 1915 г. Зимой 1917 г. ходили слухи, что царица уже присвоила себе некую формальную функцию регентши.

После Февраля утверждения о всевластии царицы подтверждались оценками авторитетных современников. Ф.Ф. Юсупов заявил: «Вся сила находилась в руках Александры Федоровны и ее ярых сторонников. <…> Государыня вообразила, что она вторая Екатерина Великая и от нее зависит спасение и переустройство России».

Уроки семейной жизни

В своих дневниках и письмах императрица раскрывает секрет семейного счастья. Её уроки семейно жизни популярны и сегодня. В наше время, когда самые элементарные человеческие понятия о долге, чести, совести, ответственности, верности ставятся под вопрос, а порой и просто высмеиваются, чтение данных записей может явиться настоящим событием духовного порядка. Советы, предостережения супругам, мысли о подлинной и мнимой любви, размышления о взаимоотношениях ближайших родственников, свидетельства об определяющем значении домашней атмосферы в нравственном становлении личности ребенка – вот круг этических проблем, волнующих Царицу.

Александра Федоровна считала, что «смысл брака в том, чтобы приносить радость. Брак — это Божественный обряд. Это самая тесная и самая святая связь на земле. После заключения брака главнейшие обязанности мужа и жены — жить друг для друга, отдать друг за друга жизнь. Брак — это соединение двух половинок в единое целое. Каждый до конца своей жизни несет ответственность за счастье и высшее благо другого». Более подробно читайте статью: «Рецепты семейного счастья — 20 советов императрицы Александры Федоровны».

Перед Богом все равны

imperatritca-alexandra-i-dociki
Александра Фёдоровна с дочерьми

Сохранилось множество свидетельств, что царь и царица были необычайно просты в обращении с солдатами, крестьянами, сиротами — словом, с любым человеком. Известно также, что Царица внушала своим детям, что перед Богом все равны, и гордиться своим положением не должно. Следуя этим нравственным ориентирам, она внимательно следила за воспитанием своих детей и прилагала все усилия к их все­стороннему развитию и укреплению в них самых высоких духовных и нравственных принципов.

Языки

Как известно, императрица до замужества владела двумя языками — французским и английским; о знании немецкого языка немки по происхождению в биографии принцессы нет никаких сведений. Очевидно это связано с тем, что Аликс воспитывалась лично королевой Викторией, как любимая внучка последней.

После замужества принцесса Аликс должна была в течение короткого срока изучить язык своей новой родины и привыкнуть к ее быту и нравам. Во время коронации в мае 1896 г., после катастрофы на Ходынском поле, Александра Федоровна обходила больницы и «спрашивала по-русски». Баронесса С.К. Буксгевден утверждала (явно преувеличивая), что Императрица в совершенстве овладела русским языком и «могла говорить на нем без малейшего иностранного акцента, однако, в течение многих лет она боялась вести беседы по-русски, страшась сделать какую-нибудь ошибку». Другая мемуаристка, также встречавшаяся с Александрой Федоровной в 1907 г., вспоминала, что «по-русски она говорит с заметным английским акцентом». С другой стороны, по утверждению одного из самых близких к Императрице людей капитана 1-го ранга Н.П. Саблина, «она хорошо говорила по-русски, хотя и с заметным немецким акцентом».

Несмотря на некоторую разноголосицу мемуаристов, мы можем уверенно констатировать, что Александра Федоровна справилась со всеми трудностями русского языка и уверенно владела им. Этому в немалой степени способствовал и Николай II, на протяжении многих лет он находил время читать ей вслух русскую классику. Именно так она приобрела немалые познания в области русской литературы. Более того, Императрица Александра Федоровна овладела и старославянским языком. Набожная Императрица регулярно посещала церковные службы, и основу ее личной библиотеки в Александровском дворце составляли именно богослужебные книги.

Тем не менее в большинстве случаев императрица, для простоты общения с мужем предпочитала русскому языку английский.

Благотворительность

imperatritca-alexandra-fedorovnaС первых дней помазания Императрица Александра Федоровна Романова, желала немного изменить жизнь высшего русского общества. Первым её проект стала организация кружка рукодельниц. Каждая, из состоявших в кружке придворных дам, должна была шить по три платья в год, и отправлять их бедным. Правда, существование кружка было недолгим.

Александра Федоровна была подвижницей благотворительной помощи. Ведь она не понаслышке знала, что такое любовь и боль. В 1898 году, во время разразившегося голода, она пожертвовала 50 тысяч рублей из личных средств для голодающих. Также оказывала посильную помощь, нуждавшимся матерям. С началом Первой Мировой, все свои средства Императрица жертвовала на помощь вдовам солдат, раненым и сиротам. В разгар войны Царскосельский госпиталь был переоборудован под приём раненых солдат. Как было упомянуто выше, Александра Фёдоровна вместе с дочерьми Ольгой и Татьяной прошли обучение сестринскому делу у княжны В.И.Гедроц , а затем ассистировали ей при операциях в качестве хирургических сестер. По инициативе Императрицы, в Российской Империи были созданы работные дома, школы для сиделок,школа народного искусства, ортопедические клиники для больных детей.

К началу 1909 года под её покровительством состояло 33 благотворительных общества, общин сестёр милосердия, убежищ, приютов и тому подобных учреждений, среди которых: Комитет по приисканию мест воинским чинам, пострадавшим на войне с Японией, Дом призрения для увечных воинов, Императорское женское патриотическое общество, Попечительство о трудовой помощи, школа нянь Её Величества в Царском Селе, Петергофское общество вспомоществования бедным, Общество помощи одеждой бедным Санкт-Петербурга, Братство во имя Царицы Небесной для призрения детей-идиотов и эпилептиков, Александрийский приют для женщин и другие.

Александра Новая

В 1981 Александра Федоровна и все члены царской семьи были канонизированы Русской Православной Церковью за Рубежом, в августе 2000 года — Русской Православной Церковью.

При канонизации Александра Фёдоровна стала Царицей Александрой Новой, поскольку среди святых уже была христианская святая с тем же именем, почитаемая как мученица Царица Александра Римская…

Читайте также:

ПОЧЕМУ БРАК НИКОЛАЯ II СЧИТАЛСЯ УНИКАЛЬНЫМ?

ИЗ БЫВШЕЙ СИРОТЫ В ПЕРВУЮ РУССКУЮ ИМПЕРАТРИЦУ

СУДЬБА ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ ФЁДОРОВНЫ

КАКОЙ ЗАПОМНИЛАСЬ ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ — ФАКТЫ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ