«В России тогда был лишь один живописец, пользовавшийся широкой известностью, Брюллов» — Герцен А.И. об искусстве.

В первом веке нашей эры произошла серия извержений вулкана Везувий, которые сопровождались землетрясением. Они разрушили несколько цветущих городов, которые были расположены недалеко от подножия горы. Города Помпеи не стало всего за два дня — в августе месяце 79 года он был полностью засыпан вулканическим пеплом. Он оказался погребенным под семиметровой толщей пепла. Казалось, что город скрылся с лица земли. Однако, в 1748 г. археологи смогли его раскопать, приоткрыв завесу ужасной трагедии. Последнему дню древнего города и была посвящена картина русского художника Карла Брюллова.

«Последний день Помпеи» — самое известное полотно Карла Брюллова. Шедевр создавался долгих шесть лет — от замысла и первого эскиза до полноценного полотна. Ни один русский художник не имел такого успеха в Европе, как молодой 34-хлетний Брюллов, за которым очень быстро закрепилось символичное прозвище — «Великий Карл», — что соответствовало масштабу его шестилетнего многострадального детища — размер холста достигал 30 квадратных метров (!). Примечательно, что само полотно было написано всего за 11 месяцев, все остальное время ушло на подготовительную работу.

Italyanskoe-utro
«Итальянское утро», 1823 год; Кунстхалле, Киль, Германия

В успех перспективного и талантливого художника, западные коллеги по ремеслу верили с трудом. Заносчивые итальянцы, превозносив итальянскую живопись над всей мировой, считали молодого и перспективного русского живописца не способного на что-то большее, что-то крупное и масштабное. И это несмотря на то, что картины Брюллова в определенной мере уже были известны задолго до «Помпеи». Так, например, знаменитое полотно «Итальянское утро», написанное Брюлловым после приезда в Италию в 1823 году. Картина принесла известность Брюллову, получив лестные отзывы сначала у итальянской публики, затем от членов Общества поощрения художников. ОПХ подарило картину «Итальянское утро» Александре Фёдоровне, жене Николая I. Император захотел получить парную к «Утру» картину, что послужило началом написания Брюлловым картины «Итальянский полдень» (1827 год).

devushka-sobirayushhaya-vinograd-v-okrestnostyah-neapolya-1827
Девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя. 1827; Государственный Русский музей, С.-Петербург

А картина «Девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя» (1827 год), воспевающая жизнелюбивый и веселый характер итальянских девушек из народа. А шумно прославленная копия фрески Рафаэля — «Афинская школа» (1824—1828) — ныне она украшает зал копий в здании петербургской Академии художеств. Брюллов был независим и знаменит в Италии и в Европе, у него много заказов — едва не каждый едущий в Рим норовит привезти оттуда портрет брюлловской работы…

И все же в художника особо не верили, а иногда и вовсе насмехались. Особенно постарался уже состарившийся кавалер Камуччини, считавшийся в то время первым итальянским живописцем. Рассматривая эскизы будущего шедевра Брюллова он делает вывод, что «тема требует огромного полотна, но на огромном полотне пропадет то хорошее, что есть в эскизах; Карл мыслит небольшими холстами… Маленький русский пишет маленькие картины… Колоссальное произведение по плечу кому-нибудь покрупнее!» Брюллов не обиделся, лишь улыбнулся — злиться и гневаться на старика было бы абсурдным. К тому же слова итальянского мастера еще больше подстегнули молодого и амбициозного русского гения в стремлении раз и навсегда покорить Европу, и в особенности самодовольных итальянцев.

С свойственным ему фанатизмом он продолжает развивать сюжет его главной картины, которая, как он считает, несомненно прославит его имя.

Существует по меньшей мере две версии того, как зарождалась идея написания «Помпеи». Неофициальная версия — Брюллов, пораженный представлением в Риме фееричной оперы Джованни Пачини «Последний день Помпеи», придя домой, сразу же набросал эскиз будущей картины.

По другой версии, идея восстановить сюжет «гибели» пришла благодаря раскопкам археологов, обнаруживших погребенный и заваленный вулканическим пеплом, каменными обломками и лавой город в 79 году. Почти 18 столетий город пролежал под пеплом Везувия. И когда его раскопали, перед взором изумлённых итальянцев предстали дома, статуи, фонтаны, улицы Помпеи…

В раскопках также принимал участие старший брат Карла Брюллова — Александр, изучавший с 1824 года развалины древнего города. За составленный им проект реставрации «Помпейских терм», он получил звание архитектора Его Величества, члена-корреспондента Французского института, члена Королевского института архитекторов в Англии и звание члена академий художеств в Милане и Петербурге…

aleksandr-pavlovich-bryullov
Александр Павлович Брюллов, автопортрет 1830 г.

Кстати, в середине марта 1828 года, когда художник находился в Риме, Везувий вдруг задымился сильнее обычного, пять дней спустя он выбросил высокий столб пепла и дыма, темно-красные потоки лавы, выплеснувшись из кратера, потекли вниз по склонам, послышался грозный гул, в домах Неаполя задрожали оконные стекла. Слухи об извержении тотчас долетели до Рима, все, кто мог, бросились в Неаполь — поглядеть на диковинное зрелище. Карл не без труда добыл место в карете, где, кроме него, теснилось еще пять пассажиров, и мог считать себя счастливцем. Но пока карета преодолевала долгие 240 км из Рима в Неаполь, Везувий перестал куриться и задремал… Этот факт очень огорчил художника, ведь он мог стать свидетелем похожей катастрофы, увидеть ужас и зверство разгневанного Везувия своими глазами.

Работа и триумф

Итак, определившись с сюжетом, дотошный Брюллов стал собирать исторический материал. Стремясь к наибольшей достоверности изображения, Брюллов изучил материалы раскопок и исторические документы. Он говорил, что все вещи, им изображенные, взяты из музея, что он следует археологам — «нынешним антиквариям», что до последнего мазка он заботился о том, чтобы быть «ближе к подлинности происшествия».

pompei-lyudi
Останки людей города Помпеи, наши дни.

Он и место действия показал на холсте достаточно точно: «Декорацию сию я взял всю с натуры, не отступая нисколько и не прибавляя»; на том месте, которое попало в картину, при раскопках найдены были браслеты, кольца, серьги, ожерелья и обугленные остатки колесницы. Но мысль картины много выше и много глубже, чем желание реконструировать событие, случившееся семнадцать с половиной столетий назад. Ступени гробницы Скавра, скелет матери и дочерей, перед смертью обнявших друг друга, обгоревшее колесо повозки, табуретка, ваза, светильник, браслет — все это было пределом достоверности…

Едва полотно было завершено, римская мастерская Карла Брюллова подверглась настоящей осаде. «…Чудные моменты пережил я, писавши эту картину! И как теперь вижу стоящего перед нею маститого старца Камуччини. Спустя несколько дней после того, как весь Рим стекался смотреть мою картину, пришел он ко мне в мастерскую на Виа Сан Клавдио и, постояв несколько минут перед картиной, обнял меня и сказал: «Обними меня, Колосс!»

Картина была выставлена в Риме, потом в Милане, и всюду восторженные итальянцы трепещут перед «Великим Карлом».

Имя Карла Брюллова сразу стало известным на всем италийском полуострове — с одного его конца до другого. При встречах на улицах, всякий снимал перед ним шляпу; при его появлении в театрах все вставали; у дверей дома, где он жил, или ресторации, где он обедал, всегда собиралось много народу, чтобы приветствовать его.

Итальянские газеты и журналы прославляли Карла Брюллова как гения, равного величайшим живописцам всех времен, поэты воспевали его в стихах, о его новой картине писались целые трактаты. С самой эпохи Возрождения ни один художник не был в Италии объектом такого всеобщего поклонения, как Карл Брюллов.

bryullov-karl-pavlovich-1836-vasilij-tropinin
Брюллов Карл Павлович, 1836 — Василий Тропинин

Картина «Последний день Помпеи» познакомила Европу с могучей русской кистью и русской натурой, которая способна в каждой области искусства достичь почти недосягаемых высот.

Энтузиазм и патриотический подъем, с которыми картину встретили в Петербурге, трудно вообразить: благодаря Брюллову русская живопись перестала быть старательной ученицей великих итальянцев и создала произведение, восхитившее Европу!

Картина была подарена меценатом Демидовым Николаю I, который ненадолго поместил её в императорский Эрмитаж, а затем подарил Академии художеств. По воспоминаниям современника, «толпы посетителей, можно сказать, врывались в залы Академии, чтобы взглянуть на «Помпею»». О шедевре беседовали в салонах, делились мнениями в частной переписке, делали заметки в дневниках. Почетное прозвище «Карл Великий» утвердилось за Брюлловым.

Под впечатлением от картины Пушкин написал шестистишие:

Везувий зев открыл — дым хлынул клубом — пламя
Широко развилось, как боевое знамя.
Земля волнуется — с шатнувшихся колонн
Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,
Под каменным дождём, под воспалённым прахом,
Толпами, стар и млад, бежит из града вон.

Гоголь посвятил «Последнему дню Помпеи» замечательно глубокую статью, а поэт Евгений Баратынский выразил всеобщее ликование в известном экспромте:

«Принес ты мирные трофеи
С собой в отеческую сень,
И стал «Последний день Помпеи»
Для русской кисти первый день!»

Факты, тайны и загадки картины «Последний день Помпеи»

Место картины

Открытие Помпеи совершилось в 1748 году. Именно с тех пор месяц за месяцем непрерывно ведущиеся раскопки открывали город. Помпеи оставили неизгладимый след в душе Карла Брюллова уже при первом посещении им города в 1827 году.

«Вид сих развалин невольно заставил меня перенестись в то время, когда эти стены были еще обитаемы… Нельзя пройти сии развалины, не почувствовав в себе какого-то совершенно нового чувства, заставляющего все забыть, кроме ужасного происшествия с сим городом».

«Декорацию сию я взял всю с натуры, не отступая нисколько и не прибавляя, стоя к городским воротам спиною, чтобы видеть часть Везувия как главную причину», — делился Брюллов в одном из писем.

В Помпеях было восемь ворот, но далее художник упомянул «лестницу, ведущую в Sepolcri Scauro» — монументальную гробницу именитого горожанина Скавра, и это дает нам возможность точно установить выбранное Брюлловым место действия.

ulitsa-grobnits-pompei
«Улица гробниц» Помпеи

Речь идет о Геркуланских воротах Помпей (Porto di Ercolano), за которыми, уже вне пределов города, начиналась «Улица гробниц» (Via dei Sepolcri) — кладбище с пышными усыпальницами и храмами. Эта часть Помпей была в 1820-е гг. уже хорошо расчищена, что позволяло живописцу с максимальной точностью реконструировать на полотне архитектуру.

А вот и само место, которое было в точности сопоставлено с картиной Карла Брюллова.

ulitsa-grobnits
Источник фото

Детали картины

Воссоздавая картину извержения, Брюллов следовал знаменитым посланиям Плиния Младшего к Тациту.

Юный Плиний пережил извержение в морском порту Мизено к северу от Помпей и подробно описал увиденное: дома, которые, казалось, сдвинулись со своих мест, широко разлившееся по конусу вулкана пламя, падающие с неба горячие куски пемзы, тяжелый дождь из пепла, черный непроглядный мрак, огненные зигзаги, подобные гигантским молниям… И все это Брюллов перенес на холст.

Сейсмологи поражаются тому, с какой убедительностью изобразил он землетрясение: глядя на разрушающиеся дома, можно определить направление и силу подземного толчка (8 баллов). Вулканологи отмечают, что извержение Везувия написано со всей возможной для того времени точностью. Историки утверждают, что по картине Брюллова можно изучать древнеримскую культуру.

poslednij-den-pompei

Способ восстанавливать предсмертные позы погибших, заливая в образовавшиеся от тел пустоты гипс, был изобретен только в 1870 г., но и во время создания картины обнаруженные в окаменевшем пепле скелеты свидетельствовали о последних судорогах и жестах жертв.

Мать, обнявшая двоих дочерей; молодая женщина, насмерть разбившаяся при падении с колесницы, наскочившей на булыжник, вывернутый землетрясением из мостовой; люди на ступенях гробницы Скавра, защищающие головы от камнепада табуретами и посудой, — все это не плод фантазии живописца, а художественно воссозданная реальность.

Автопортрет в картине

На холсте мы видим персонажей, наделенных портретными чертами самого автора и его возлюбленной, графини Юлии Самойловой. Себя Брюллов изобразил художником, несущим на голове ящик с кистями и красками.

avtortret-bryullova
Автопортрет, а также девушка с сосудом на голове — Юлия

Прекрасные черты Юлии узнаются в картине четырежды: мать, обнимающая дочерей, женщина, прижимающая к груди малыша, девушка с сосудом на голове, знатная помпеянка, упавшая с разбитой колесницы.

zhenshhiny-buryullova

Автопортрет и портреты подруги – осознанный «эффект присутствия», делая зрителя как бы участником происходящего.

«Просто картина»

Известен такой факт, что в среде учеников Карла Брюллова его полотно «Последний день Помпеи» имело довольно простое название – просто «Картина». Это значит, что для всех учеников, это полотно было просто картиной с большой буквы, картиной картин. Можно привести пример: как Библия является книгой всех книг, слово Библия как будто и означает слово Книга.

Вальтер Скотт: «Это — эпопея!»

ser-valter-skott
Сэр Вальтер Скотт

Появился в Риме Вальтер Скотт, слава которого была столь огромна, что подчас он казался существом мифическим. Романист был высок ростом, сложение имел крепкое. Его краснощекое лицо крестьянина с зачесанными на лоб редкими светлыми волосами казалось воплощенным здоровьем, но все знали, что сэр Вальтер Скотт так и не оправился от апоплексического удара и приехал в Италию по совету врачей. Человек трезвый, он понимал, что дни сочтены, и тратил время только на то, что считал особенно важным. В Риме он просил отвезти его лишь в один старинный замок, который ему зачем-то понадобился, к Торвальдсену и к Брюллову. Вальтер Скотт просидел перед картиной несколько часов, почти неподвижно, долго молчал, и Брюллов, уже не чая услышать его голос, взял кисть, чтобы не терять времени, и стал кое-где трогать холст. Наконец Вальтер Скотт поднялся, чуть припадая на правую ногу, подошел к Брюллову, поймал обе его руки в свою огромную ладонь и крепко сжал их:

— Я ожидал увидеть исторический роман. Но вы создали много больше. Это — эпопея…

Библейский сюжет

В различных проявлениях классического искусства очень часто изображались трагические сцены. Например, разрушения Содома или египетские казни. Но в таких библейских историях подразумевалось, что казнь идет свыше, здесь можно было увидеть проявление божьего промысла. Как если бы библейская история знала бы не бессмысленный рок, а только гнев Божий. На картинах Карла Брюллова люди находились во власти слепой природной стихии, рока. Здесь не может быть никаких рассуждений о вине и наказании. На картине вам не удастся найти главного героя. Его там просто нет. Перед нами предстает только толпа, народ, который был объят страхом.

Восприятие именно Помпеи как порочного, погрязшего в грехах города, а его разрушения как Божественной кары могло основываться на некоторых находках, появившихся в результате раскопок — это эротические фрески в древнеримских домах, равно и аналогичные скульптуры, фаллические амулеты, подвески и так далее. Публикация сих артефактов в издании «Antichita di Ercolano», выпущенном итальянской Академией и переизданном в других странах между 1771 и 1780 годами, вызвала реакцию культурного шока — на фоне винкельмановского постулата о «благородной простоте и спокойном величии» античного искусства. Вот почему публика начала XIX века могла ассоциировать извержение Везувия с библейской карой, обрушенной на нечестивые города Содом и Гоморру.

Точные расчеты

poslednij-den-pompei-simvolizm
Извержение Везувия

Задумав написать большой холст, К. Брюллов выбрал один из самых трудных способов его композиционного построения, а именно — свето-теневой и пространственный. Это требовало от художника точно рассчитать эффект от картины на расстоянии и математически точно определить падение света. А еще, чтобы создать впечатление глубокого пространства, ему пришлось обратить самое серьезное внимание на воздушную перспективу.

Пылающий и отдалении Везувий, из недр которого растекаются по всем направлениям реки огненной лавы. Свет от них так силен, что ближайшие к вулкану здания кажутся как бы уже горящими. Одна французская газета отмечала этот живописный эффект, которого хотел достичь художник, и указывала: «Художник обыкновенный, конечно, не преминул бы воспользоваться извержением Везувия, чтобы осветить им свою картину; но господин Брюллов пренебрег сим средством. Гений внушил ему смелую мысль, столь же счастливую, как и неподражаемую: осветить всю переднюю часть картину быстрым, минутным и беловатым блеском молнии, рассекающей густое облако пепла, облегшее город, между тем как свет от извержения, с трудом пробиваясь сквозь глубокий мрак, набрасывает на задний план красноватую полутень».

На пределе возможностей

Он писал на таком пределе духовного напряжения, что, случалось, его буквально на руках выносили из мастерской. Однако, даже пошатнувшиеся здоровье не прекращает его работы.

Молодожены

zhenih-i-nevesta-pompei
Молодожены

По древнеримской традиции венками из цветов украшали головы новобрачных. С головы девушки упал фламмей — традиционное покрывало древнеримской невесты из тонкой желто-оранжевой ткани.

Падение Рима

В центре картины лежит на мостовой молодая женщина, и ненужные, рассыпались по камням её драгоценности. Рядом с ней плачет от страха маленький ребёнок. Прекрасная, красивая женщина, классическая красота драпировок и золота как будто символизируют утончённую культуру Древнего Рима, гибнущую у нас на глазах. Художник выступает не только как артист, мастер композиции и колорита, но и как философ, в зримых образах рассуждающий о гибели великой культуры.

padenie-rima

Женщина с дочерьми

По словам Брюллова, один женский и два детских скелета, засыпанных в этих позах вулканическим пеплом, он видел на раскопках. Мать с двумя дочерьми могла ассоциироваться у художника с Юлией Самойловой, которая, не имея собственных детей, взяла на воспитание двух девочек, родственниц друзей. Кстати, отец младшей из них, композитор Джованни Пачини, в 1825 году написал оперу «Последний день Помпеи», и модная постановка стала для Брюллова одним из источников вдохновения.

mat-i-dve-docheri-na-kartine

Христианский священник

В первый век христианства в Помпеях мог оказаться служитель новой веры, на картине его легко узнать по кресту, богослужебной утвари — кадилу и потиру — и свитку со священным текстом. Ношение нательных и наперсных крестов в I веке не подтверждено археологически. Удивительный прием художника — мужественная фигура христианского священника, не знающего сомнений и боязни противопоставлена убегающему в страхе языческому жрецу в глубине холста.

На статус персонажа указывают предметы культа в его руках и головная повязка — инфула. Современники упрекали Брюллова, что он не вывел на первый план противостояние христианства язычеству, но у художника и не было такой цели.

Вопреки канонам

Брюллов написал почти всё не так как полагалось. Каждый большой художник нарушает существующие правила. В те времена старались подражать творениям старых мастеров, умевших показать идеальную красоту человека. Это называется «КЛАССИЦИЗМ». Поэтому у Брюллова нет искажённых лиц, давки или неразберихи. У него совсем не такая толпа, как на улице. Здесь нет ничего случайного, и герои так разделены на группы, чтобы можно было рассмотреть каждого. И вот что интересно – лица на картине похожи, а позы – разные. Главное для Брюллова, так же как и для древних скульпторов, – передать человеческое чувство движением. Это трудное искусство называется «ПЛАСТИКА». Брюллов не захотел обезобразить лица людей, их тела ни ранами, ни грязью. Такой приём в искусстве называется «УСЛОВНОСТЬЮ»: художник отказывается от внешнего правдоподобия во имя высокой цели: человек – самое прекрасное создание на земле.

Пушкин и Брюллов

Большим событием в жизни художника была его встреча и завязавшаяся дружба с Пушкиным. Они сразу сошлись и полюбились друг другу. В письме к жене от 4 мая 1836 года поэт пишет:

«…Мне очень хочется привести Брюллова в Петербург. А он настоящий художник, добрый малый, и готов на все. Здесь Перовский его было заполонил, перевез к себе, запер под ключ и заставил работать. Брюллов насилу от него удрал».

А через две недели он сообщает Наталье Николаевне в другом письме от 18 мая:

«Брюллов сейчас от меня. Едет в Петербург скрепя сердце, боится климата и неволи. Я стараюсь его утешить и ободрить; а между тем у меня у самого душа в пятки уходит, как вспомню, что я журналист».

Не прошло и месяца со дня посылки Пушкиным письма о выезде Брюллова в Санкт- Петербург, как в помещении Академии художеств 11 июня 1836 года был дан обед в честь знаменитого живописца. Может быть, не стоило особо отмечать эту ничем не замечательную дату, 11 июня! Но дело в том, что по странному стечению обстоятельств именно 11 июня, через четырнадцать лет, Брюллов приедет, по существу, умирать в Рим… Больной, постаревший.

Торжество России

karl-pavlovich-bryullov-1799-1852-hudozhnik-zavyalov-fyodor-semyonovich-1810-1856
Карл Павлович Брюллов. Художник Завьялов Ф.С.

На луврской выставке 1834 года, где был показан «Последний день Помпеи», рядом с картиной Брюллова висели полотна Энгра и Делакруа, приверженцев «пресловутой античной красоты». Критики дружно бранили Брюллова. Для одних его картина опоздала на двадцать лет, другие находили в ней чрезмерную смелость воображения, разрушающую единство стиля. Но были третьи — зрители: парижане часами толпились перед «Последним днем Помпеи» и восхищались им так же дружно, как римляне. Редкий случай — общее мнение победило суждения «записных критиков» (как их именовали газеты и журналы): жюри не рискнуло угодить «записным», — Брюллов получил золотую медаль первого достоинства. Россия торжествовала.

«Профессор вне очереди»

Совет академии, отмечая, что картина Брюллова имеет неоспоримо величайшие достоинства, ставящие ее в число необыкновенных в нынешнее время художественных творений в Европе, просил разрешения его величества возвести прославленного живописца в профессорское звание вне очереди. Два месяца спустя министр императорского двора уведомил президента академии, что государь не дал на то соизволения и приказал держаться устава. Вместе с тем, желая изъявить новый знак всемилостивейшего внимания к дарованиям сего художника, его величество пожаловал Брюллова кавалером ордена св. Анны 3-й степени.

Размеры полотна

poslednij-den-pompei-v-russkom-muzee
Источник: evening-kazan.ru

Картина Брюллова захватывающе красива: огромный размер – 4.5 м. на 6.5 м, потрясающие «спецэффекты», божественно сложенные люди, подобные ожившим античным статуям. «Его фигуры прекрасны при всем ужасе своего положения. Они заглушают его своей красотой», – писал Гоголь, чутко улавливая еще одну особенность картины – эстетизацию катастрофы.

***

Самая сложная задача Карла Брюллова заключалась в следующем — показать, что перед лицом смерти люди в древнем городе Помпеи оставались людьми, думали о своих ближних, чувства любви, заботы и сострадания не покинули героев картины.

*В статье использованы материалы официального сайта художника: bryullov.ru, журнала: vokrugsveta.ru, сайта о художниках и картинах: nearyou.ru

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Выгодно, удобно, подмен понятий… Я — атеист! Верю и уважаю науку — понимаю их значение. Понимаю значение церкви, религии — это важно в условиях масштабах творимого зла на планете… Но всегда выступал против ложных мнений, которыми стали пользоваться и злоупотреблять представители РПЦ и всех остальных религий. Здесь каждому свое. Но в искусстве есть свои профессионалы, которые могут донести людям свой истинный смысл… Тема длинная… необъятная!

  2. Спорить не буду, Андрей — никакая истина в споре не рождается. Может быть ещё появятся какие-то документы, проливающие свет на замысел Художника.
    (Только слегка улыбнуло насчёт «выгодности» Вашей версии для РПЦ. ;)

  3. Александр, благодарю за отзыв!
    Эту версию о скрытом смысле этой картины раскрутили РПЦ — ни один искусствовед не подтвердил версию о библейском сюжете. Сам Брюллов вкладывал иные цели, главных персонажей в картине нет. Только народ, целиком. Здесь много разных сюжетов, но общая картина не в библейском… Это все было очень выгодно церкви, но художник посвятил свою картину конкретному событию и проблеме любви и сострадания перед лицом смерти…

  4. Как всегда, Ваши статьи весьма познавательны и интересны — огромные спасибки!
    Ну… бывают кое-где кое в чём некоторые неточности — не ошибается только тот, кто ничего не делает. Хочу не поправить, а, скорее дополнить сию статью. Интереснейшим источником о знаменитой картине служит программа «Библейский сюжет на ТВ Культура — «Содом и Гоморра». (Весьма интересно, рекомендую! В нете можно найти). Ценность фильма в том, что авторы перелопатили немало материала чтобы представить полное представление о замысле Брюллова в этой картине.
    Так вот, Карл довольно быстро сделал эскиз, но дорабатывал картину очень долго — всё время чего-то не хватало! Он изучал документы, источники и никак не мог понять — чего? И вот однажды, ходя по раскопкам Помпеи, он увидел на стене надпись: СОДОМ. Так он ощутил суть трагедии Помпеи, зерно, без которого его работа осталась бы просто красивой картинкой. Помпеи — это библейский Содом, сгусток разврата, сожжённый Богом за преступления. (см. Бытие, глава 19).
    Великая Римская империя, существовавшая 800 лет, рухнула не от меча врага, не была завоёвана, а от… разврата. Помпеи — увеселительный центр сладострастия и похоти, публичный дом мужеложства, предлагавший самые запретные сласти для пресыщенных наслаждениями. Жители Помпеи даже не могли оторваться от увеселений — ешь, пей, веселись! Они могли уйти из города, но не смогли, не успели; тем неожиданней и ужасней оказалась для них эта катастрофа.
    Так что гениальная картина Карла Брюллова — не только сожаление, горечь об этом событии, не столько «эстетизация катастрофы», сколько напоминание и предостережение ныне всем живущим.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ