ciaikovskii-piotr

В трудные моменты жизни думаю: а что если бы мои родители лет 20 назад написали мне примерно такое письмо?..

«Милый мой Петя! <…> У меня, голубчик ты мой, все-таки правду скажу, болит сердце за тебя. Ну, вот, слава Богу, кончил ты по желанию свое музыкальное образование – и что даст оно тебе: говоришь ты, быть учителем, пожалуй назовут и профессором теории музыки с ничтожным жалованьем! Этого ли ты достоин? Светлая головка, изящное образование, превосходный характер того ли  заслуживают! <…> Похвальна твоя страсть к музыке, но друг мой это скользкий путь, вознаграждение за гениальный труд бывает долго-долго спустя. Посмотри ты на бедного музыканта Серова, трудясь со страстью, он только нажил серебряные волосы, а не серебро. <…> Глинка умер бедняком, да и прочие наши таланты недорого оценены…»

peotr-ciaykovskii
Семья Чайковских в 1848 году (крайний слева — Пётр Ильич)

Так отреагировал Илья Петрович Чайковский на весть об окончании сыном Петербургской консерватории. Спустя еще месяц, получив от Петра письмо с уверениями в том, что он жизни не мыслит без музыки, огорченный отец пишет:

«Что ж, если таково твое призвание, то дальше и толковать нечего. Ты в семье моей лучшая жемчужина, не думал я, что на твою долю выпадет такая трудная и скользская дорога! С твоими дарованиями ты нигде бы не пропал».

И это верно. До того как стать студентом консерватории, Петр Чайковский успешно окончил Императорское Училище правоведения – весьма престижное учебное заведение, по статусу приравненное к Царскосельскому лицею. Перед выпускниками открывались двери самых высоких государственных учреждений. Кстати, несчастный музыкант Александр Николаевич Серов, упоминаемый в письме Ильи Петровича, —  тоже выпускник Училища правоведения. Он стал известным композитором, создал оперы «Юдифь», «Рогнеда», «Вражья сила», ярко проявил себя в музыкальной критике. Но до того как музыка окончательно захватила его, он служил в Министерстве юстиции, был заместителем председателя Таврической уголовной палаты.

Вернемся к Петру Ильичу Чайковскому. После получения консерваторского диплома он отправляется в Москву. Молодой музыкант начинает свою педагогическую деятельность в стенах только что открывшейся Московской консерватории. Он более 10 лет занимался с учениками, и профессорское жалованье составляло основную часть его доходов. Удивительный талант композитора Чайковского, конечно, был вскоре замечен. Но далеко не каждое его сочинение сразу воспринималось с должным вниманием и пониманием. Страданий, связанных с восприятием музыки современниками, у композитора было очень много.

Трудно сказать, был бы список его сочинений столь внушительным, если бы не финансовая поддержка состоятельной любительницы музыки Надежды Филаретовны фон Мекк. Щедрые субсидии позволили Чайковскому завершить педагогическую деятельность.

Какая связь между субсидией фон Мекк, уходом из консерватории и творчеством?

У композитора, не связанного педагогическими обязанностями, появилось свободное время для сочинения, для спокойной, уединенной, несуетной работы над партитурами. Есть разница между графиком профессора, днем сгорающего на уроках, вечером на репетициях, а ночью сочиняющего музыку, — и графиком по-настоящему свободного художника? Есть, и она огромна. Надежда Филаретовна в полном смысле слова сберегла Чайковского для музыки.

Что же касается признания… Это сегодня нам кажется, что музыка Чайковского — самая любимая, самая понятная, самая исполняемая. А XIX век не был столь щедр на комплименты.

Пожалуй, лишь  во второй половине  1880-х годов постепенно признание таланта Чайковского становится повсеместным.  

pohoroni-ciaikovskogo
Похороны П. И. Чайковского

Внезапная и трагическая смерть композитора, очень похожая на самоубийство, не позволила ему перешагнуть в новое столетие. Конечно, многое из высказанного Чайковским было подхвачено великим Рахманиновым. Но все же – это совсем другая личность. «Нервная система» последних сочинений Петра Ильича устроена по принципам, близким  искусству экспрессионизма. В ней предчувствуется и оголенный нерв симфоний Шостаковича.  

Не нужно даже быть специалистом в области психологии, чтобы утверждать: профессия музыканта – и тем более композитора! – серьезно увеличивает количество стрессовых ситуаций в жизни человека, глобально влияет на его характер, взаимоотношения с людьми.

Так почему Чайковский не проклинал свою профессию, почему был верен музыке, почему не предпочел ей службу в Министерстве юстиции?.. Ответ один:

музыкант – не профессия и даже не призвание. Это неизлечимое вирусное заболевание.

Можно сказать поэтичнее: это доверенная Небом миссия. В любом случае, потребность сочинять, исполнять музыку – есть нечто, управляющее жизнью человека.

Рискну предположить, что в чисто житейской сфере музыканты гораздо менее благополучны, чем «обычные» люди. Но высокое творчество дарит этим несчастным такие мощные всплески счастья – духовного, космического, Божественного, — что они закрывают  для них пути к возврату в обычную жизнь. А если это и не счастье-эйфория, а некие прозрения, глубочайшие эмоциональные потрясения, сродни религиозным, – разве променяет их композитор, дирижер, пианист на гарантированное жизненное  спокойствие? И вот уже «обычные» люди кажутся музыкантам несчастными.

Большие композиторы, как и актеры, наделены способностью проживать в деталях жизни своих героев, сопереживать им – как если бы это были реальные люди.

Когда Чайковский сочинял последнюю сцену оперы «Пиковая дама» — ту, в которой бедный Герман, обманутый Судьбой, умирает, — ему так стало жалко героя, что он расплакался.

Композитор объяснял это так: «Герман не был для меня только предлогом писать ту или другую музыку, а все время настоящим, живым человеком, притом очень мне симпатичным».

chaykovskiy2Такому сопереживанию способствовало и дружеское отношение композитора к будущему исполнителю партии Германа – Николаю Фигнеру: «Так как все время я воображал Германа в виде Фигнера – то я и принимал самое живое участие в его злоключениях». Так же непосредственно композитор представлял и эпизоды, связанные с мистическим образом Графини. Сцена, где лицом к лицу сталкиваются Герман и хранительница роковой карточной тайны, вызывала у Чайковского «страх, ужас и потрясение». А после завершения работы над сценой появления призрака Графини автор боялся оставаться один, опасаясь, что и ему может явиться страшная гостья.

Для юриста Чайковского были бы не доступны такие переживания, не доступна сама возможность заглядывать за грани рационально постигаемого мира. Музыка не отпустила его от себя – и даже самые проникновенные письма отца были бессильны.

Под занавес позволю себе смешать высокий и  низкий стили. Как-то в поезде услышала рассуждения одной дамы:

«Ходил у меня сын на аккордеон, а потом мы и не стали заниматься. Нечего в музыку идти – там нищета одна».

Все верно, кроме одного: это не дама приняла решение спасти сына от музыки. Это музыка не захотела идти туда,  где нет страсти, где нет призвания.

pameatnik-cehovu
Памятник П.И. Чайковскому в Москве

Автор: Алевтина Бояринцева

Рекомендуем также:

ТОП — 10 ВЕЛИКИХ РУССКИХ КОМПОЗИТОРОВ

СЕРГЕЙ ПРОКОФЬЕВ: ВУНДЕРКИНД, СТАВШИЙ ГЕНИЕМ

ШЕДЕВРЫ РУССКОЙ ЖИВОПИСИ — ЗИНАИДА СЕРЕБРЯКОВА

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ