«Не будет меня – не будет Сталина». И оказался прав. Сталин умер через 2,5 месяца странной смертью на своей «Ближней даче» в Кунцеве.

Продолжаем наш рассказ — выдержки из дневников личного телохранителя Сталина. Первую часть читайте здесь.

Война

Сталина упрекают в том, что в 1941 г. страна оказалась неподготовленной к войне. Так ли это? И так ли просто было подготовиться к такой страшной опустошительной войне? Ведь воевать пришлось не против одной страны. Гитлер обрушился на нас военной техникой, собранной почти со всей Европы, и имел союзников в лице Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии.

Кроме того, Германия всегда была мощной военной державой. Сколько войн развязала она на Европейском континенте. А Советский Союз был мирной державой, стремился только к миру и верил в мирные договоры.

Подготовиться к войне с таким сильным противником было не так просто. Возможности к этому у Германии и у Советского Союза были различные, у немцев была прекрасная база для вооружения: знаменитые заводы Круппа, Мессершмитта и других пушечных королей и магнатов.

Гитлер, придя к власти в 1933 г., только и занимался вооружением армии и подготовкой к войне.

А у Советского Союза было немало других забот и задач. Вспомним, в каком положении находилась страна в 1920 г. Смолкли залпы Гражданской войны. Люди возвратились к мирному труду, началось восстановление народного хозяйства на новых социалистических началах. Положение в стране было настолько трудным, что пришлось даже немного отступить.

По решению X съезда партии в 1921 г. была введена новая экономическая политика — НЭП. Это помогло более быстрому восстановлению государственной промышленности. Но нужно было не только восстанавливать все разрушенное старое, но и строить новое. Превратить СССР из страны аграрной в страну индустриальную.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

Что же было сделано под руководством Сталина за 16 лет, с 1924 года после смерти В.И. Ленина по 1941 год, т.е. до начала Великой Отечественной войны 1941–1945 гг?

Уже первый пятилетний план 1929–1933 гг. принес огромные успехи. Была создана первоклассная тяжелая индустрия, были построены такие крупные промышленные предприятия, как Магнитогорский металлургический комбинат. Был построен один из первенцев пятилетки, гигант тяжелого машиностроения — Уралмаш. Была построена мощная Днепровская ГЭС. Было завершено грандиозное строительство Туркестано-Сибирской железной дороги — Турксиб. Эта дорога имела огромное хозяйственно-политическое значение. Она соединила два обширных и богатых района — Сибирь и Среднюю Азию.

Возникли новые заводы и шахты. В безлюдных ранее местах вырастали новые города. Комсомольск на-Амуре, построенный в 1932 г. руками молодежи, стал крупным индустриальным центром Дальнего Востока.

Все были охвачены единым порывом, работали с огромным энтузиазмом. Вспомним имена героев пятилеток Изотова, Стаханова в угольной промышленности, Кривоноса в железнодорожном транспорте, Виноградову в текстильной промышленности, Ангелину и Демченко в сельском хозяйстве.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА
Шахтеры-стахановцы шахты №8

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

В первой пятилетке была также проведена коллективизация сельского хозяйства и ликвидирована безработица. Во второй пятилетке 1933–1937 гг. развернулось грандиозное школьное строительство и началась подготовка к созданию военной мощи нашей страны. Но мирному строительству молодой Советской республики мешали враги, находящиеся внутри страны.

В годы первой пятилетки была разоблачена и понесла наказание крупная вредительская организация под названием «Промпартия», которая устраивала диверсии на советских предприятиях, выводила из строя шахты, действовала на транспорте, в нефтяной промышленности и кроме этого передавала за рубеж шпионские сведения о состоянии советской авиационной промышленности, о постройке аэродромов, о работе транспорта и т.п. Финансировала эту организацию, возглавляемую директором Московского теплотехнического института крупным русским ученым Л. Рамзиным, международная организация бывших миллионеров царской России — Торгпром.

Второй вредительской организацией, которая также устраивала диверсии и занималась шпионажем в Советском Союзе, была московская контора английского электропромышленного предприятия «Метро-Виккерс», которая действовала по заданию Интеллидженс сервис при помощи русских сотрудников предприятия, завербованных английской разведкой. В 1931 г. был раскрыт заговор меньшевиков, которые также сотрудничали с «Промпартией».

К концу второй пятилетки были окончательно разгромлены и ликвидированы троцкистско-бухаринские организации.

Довести до конца третий пятилетний план, рассчитанный на развитие машиностроения, металлургии, электроэнергии, химической промышленности и топлива, помешала война. Но, несмотря на все трудности и происки врагов, страна победно шла вперед. Был создан мощный воздушный флот. Вспомним героический подвиг летчика Б. Чухновского, снявшего с льдины потерпевший аварию экипаж Нобиле в 1928 г. Вспомним беспримерные перелеты через Северный полюс наших прославленных летчиков, Чкалова, Байдукова, Белякова, Громова, Юмашева, Данилина в 1937 г. Вспомним мировые рекорды В. Коккинаки и мировые достижения наших девушек-летчиц. В эти же годы началось интенсивное освоение Арктики.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА
Летчик-испытатель Владимир Коккинаки поставил 22 мировых рекорда

Вспомним легендарный дрейф лагеря Папанина в 1937 г., за которым с волнением и восхищением следил весь мир. Много хорошего было сделано за эти 16 лет. Много было создано жизненно необходимого для народа, для процветания и укрепления страны. Много было совершено подвигов, прославивших нашу страну. И мы сумели вырастить чудесное поколение молодежи мужественной, честной, стойкой, молодежи, которая совершала неслыханные чудеса героизма во время фашистского нашествия на нашу страну. Имена героев Отечественной войны будут вечно живы, подвиги их не забудут никогда.

Не надо забывать, что и научная база для космических полетов была также заложена в эти годы. Вероломное нападение Германии, только что заключившей с нами мирный договор, застало нас врасплох. Но, несмотря на это, с первых дней войны мы смогли оказывать врагу серьезное сопротивление.

В первых боях гитлеровцы понесли огромные потери. Весь народ поднялся на защиту родины. По призыву Сталина в тылу врага были организованы многочисленные партизанские отряды, наносившие неожиданные удары по врагу и создавшие невыносимо тревожную обстановку. Но армию надо не только вооружить, но и одеть и накормить.

В эту страшную снежную зиму 1941 г. с жестокими морозами армия была одета, обута и накормлена. Медицинское обслуживание армии было также на высоком уровне. Медицинская помощь, как на передовых рубежах, так и в тылу, быстрая и своевременная госпитализация спасли жизнь многим бойцам.

Работа тыла по снабжению армии всем необходимым, что тоже чрезвычайно важно, была безукоризненна. Надо учесть, что много складов боеприпасов находилось на территории Белоруссии и в первые дни войны они попали в руки врагу. Такое размещение военных складов на территории, близкой к границе, и спланированное по распоряжению военного командования нельзя не заподозрить в преднамеренности. Вот тут уместно вспомнить о заговоре военных, дело Тухачевского и т.д. Несмотря на все это, если мы и отступали, то оказывали при этом упорное сопротивление, нанося противнику огромный урон.

Ценой каких потерь ему удалось подойти к Москве? Возможно ли все это, если бы мы не были подготовлены к войне? А как объяснить, что мы сумели отстоять сердце страны — Москву, которая оказалась почти недоступной для вражеской авиации. Заградогонь на подступах к Москве был создан по инициативе т. Сталина.

Мне могут возразить, что мы тоже имели союзников в лице Англии и Америки, которые помогали нам вооружением. Да, конечно, мы имели от них помощь, но все же перелом в войне наступил тогда, когда наши военные заводы, эвакуированные в самом начале войны на восток, стали давать нам в огромном количестве танки, пушки, самолеты. А первую помощь от наших союзников мы начали получать только в октябре 1941 г.
"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА
И.В. Сталин осматривает образцы военной техники. Кремль, весна 1943 г
Ложная тревога

Мне вспоминается один эпизод, случившийся в первые дни войны, который, безусловно, характерен для Сталина и опровергает утверждение о его грубости и бессердечности в отношении окружающих и подчиненных.

Не помню, какого числа, но, во всяком случае, в первую же неделю войны на третий или четвертый день была объявлена воздушная тревога.

Население было уже подготовлено и все без паники укрылись в убежище. Но факт сам по себе был неприятный. В первые же дни войны врагу удалось прорваться к сердцу страны — Москве.

Утром населению было объявлено, что это была учебная тревога с целью подготовки жителей столицы к укрытию в убежищах. Что же произошло на самом деле? Оказалось, что наш заградогонь, охранявший подступы к столице, принял свои самолеты за вражеские и открыл по ним огонь. Была объявлена воздушная тревога. Потом все это быстро выяснилось и был дан отбой.

Узнав об этом, Сталин тут же вызвал помощника командующего войсками Московского военного округа по ПВО Громадина М.С. Легко представить себе самочувствие Громадина. Ошибка была серьезная и надо было давать объяснения самому наркому обороны. Что, кроме заслуженного наказания, мог ожидать он от этой встречи. Но все его опасения в ожидании жестокого разгона оказались напрасными. Сталин принял его очень приветливо и тепло, расспросил его обо всем, поинтересовался, где он учился, что окончил, и в заключение сказал:

«Вот уж постарайтесь больше не ошибаться и помните, что сейчас идет война и ошибки могут привести к тяжелым последствиям».

Вышел Громадин от Сталина и облегченно вздохнул, откровенно признавшись, что такого внимательного и теплого отношения к себе после совершенной ошибки он никак не ожидал.

Торжественное заседание 6 ноября 1941 г.

За несколько дней до ноябрьских праздников 1941 г. т. Сталин вызвал меня и сказал, что надо подготовить помещение станции метро «Маяковская» для проведения торжественного заседания. Времени было очень мало, я сейчас же позвонил председателю Моссовета Яснову и договорился поехать вместе с ним на площадь Маяковского.
Приехав и осмотрев станцию метро, мы составили план. Надо было построить сцену, достать кресла, устроить комнату отдыха для президиума и организовать концерт.

Все это мы быстро организовали, и в назначенное время зал был готов. Спускаясь по эскалатору на торжественное заседание, т. Сталин посмотрел на меня, я был одет в бекешу и папаху, и сказал:

«Вот у тебя на папахе звезда, а у меня ее нет. Все-таки, знаешь, неудобно, главнокомандующий, а одет не по форме. А на фуражке даже нет звезды, ты уж достань мне, пожалуйста, звезду».

Когда т. Сталин уезжал домой после заседания, на его фуражке блестела звезда. В этой фуражке и в простой шинели без каких-либо знаков отличия он выступал на историческом параде 7 ноября 1941 года.

Мне удалось его удачно сфотографировать, и эта фотография была распространена в большом количестве. Бойцы прикрепляли ее на танки и со словами «За Родину! За Сталина!» шли в ожесточенные атаки. Но это я забежал вперед.

Торжественное заседание открыл председатель Моссовета т. Пронин В.П. На заседании присутствовали секретари райкомов, исполкомов, военные представители общественности.

С докладом выступил т. Сталин. Говорил он долго, думаю, не меньше часа, но точно не помню.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

Тов. Сталин не был прирожденным оратором, говорил он тихо, но излагал свои мысли необыкновенно просто и доходчиво. Сталин говорил о ходе войны за текущие месяцы, о причинах временных неудач и о неизбежном разгроме гитлеровских полчищ. Закончил он свой доклад словами: «Наше дело правое — победа будет за нами».

Он никогда не сомневался в нашей победе над врагом.

После доклада был перерыв, а затем начался концерт с участием ведущих артистов тех театров, которые работали в Москве во время войны. После окончания концерта т. Сталин поехал в Кремль, где у себя в кабинете провел заседание с членами Политбюро. На этом заседании также присутствовал начальник тыла Красной армии генерал Хрулев А.В.

После заседания был ужин, затем все разъехались. Сталин прилег отдохнуть. Спал он вообще очень мало, а во время войны иногда и совсем не ложился, приляжет днем часа на два, и то просит Поскребышева разбудить его при малейшей необходимости.

Парад 7 ноября 1941 г.

7 ноября на Красной площади, как обычно, был назначен парад. Были приняты все меры для обеспечения безопасности и порядка, но все же риск был велик.

Утром 7 ноября т. Сталин встал очень рано. Я проводил его на Красную площадь. Ровно в 8 часов т. Сталин и руководители партии и правительства поднялись на мавзолей. Под бой часов из Спасских ворот на коне вылетел принимающий парад маршал Советского Союза Буденный.

Парад начался. Объезжая войска и поздравляя их с праздником, т. Буденный слышал в ответ такое горячее и дружное «Ура», что я увидел, как прояснилось лицо т. Сталина, каким оно стало радостным и довольным.

Стараясь стоять всегда на виду у Сталина, чтобы он мог в любую минуту позвать меня, я сам не спускал с него глаз. И действительно я ему понадобился.

Надо сказать, что перед парадом была договоренность передавать парад по радио, только по площадям г. Москвы. Подозвав меня, т. Сталин спросил, нельзя ли сделать так, чтобы передать Красную площадь в эфир, т.е. чтобы парад на Красной площади слышал весь мир.

Я спустился вниз в мавзолей, где у меня дежурил начальник отдела связи т. Потапов, там же находился министр связи т. Пересыпикин, и передал им желание т. Сталина. Получив в ответ: «Все будет обеспечено», я вернулся, чтобы доложить об этом Сталину.

Он уже начал свое историческое выступление. Я обратился к Молотову, который стоял рядом, и сказал громко, чтобы слышал Сталин: «Красная площадь вышла в эфир».

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА
Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Рисунок художника Д. Шмаринова

Исторический парад 7 ноября 1941 г. на Красной площади и выступление Сталина сыграли огромную роль в ходе войны. Он поднял дух в войсках, укрепил веру в победу и воодушевил народ на новые подвиги, как на фронте, так и в тылу.

Проведение традиционного парада в Москве, когда враг стоял в 30 км от столицы и Гитлер заранее праздновал победу, показало бесстрашие русского народа перед врагом, его решимость защищаться до последней капли крови. «Стоять насмерть» было девизом каждого советского воина, оборонявшего подступы к Москве, писал маршал Рокоссовский в своей статье «Крушение мифа о непобедимости вермахта» (Правда. 17.11.1966 г.).

Ярким примером этому служит легендарный подвиг героев-панфиловцев. 6 декабря 1941 г. наши войска перешли в наступление. Разгром немецких дивизий под Москвой рассеял миф о непобедимости гитлеровских армий.

Сталин всегда был абсолютно твердо уверен в победе. Слова, сказанные им на торжественном заседании 6 ноября 1941 г., «Наше дело правое, победа будет за нами», — стали лозунгом. Народ верил и любил его. С его именем шли в бои, побеждали и умирали. Пусть ценой больших потерь, в такой войне они неизбежны, он привел страну к победе.

И как неотделим образ Кутузова от героев Отечественной войны 1812 года, так нельзя отделить образ Сталина от героев Второй Отечественной войны 1941–1945 гг.

Конференции
Тегеран 28 ноября — 1 декабря 1943 г.

Сопровождал я тогда т. Сталина и на конференции руководителей трех держав в Тегеран, Ялту и Потсдам. Подготовка к проведению этих конференций была поручена возглавляемому мною Главному управлению охраны. Оно обеспечивало личную охрану, помещения и транспорт. Во время конференции в Тегеране Главное управление охраны обеспечивало не только советскую делегацию, но и американскую, т.к. президент Рузвельт и сопровождающие его лица имели резиденцию на территории нашего посольства.

Остановилась наша делегация в советском посольстве, которое занимало большую территорию с хорошим парком, где находилось несколько зданий, окруженных прочной оградой.

Английское посольство, где остановился премьер-министр Черчилль, находилось поблизости, а вот американское посольство, служившее резиденцией президенту Рузвельту, находилось на другом конце города. Чтобы добраться до него, нужно было проехать большое расстояние по улицам Тегерана.

Все это таило в себе много опасностей. Шпионов в то время собралось в Тегеране немало. И как нам стало известно, готовилось даже покушение на президента Рузвельта. Сталин предупредил об этом Рузвельта и предложил ему приехать в наше посольство. Рузвельт согласился.

И для него, и для нас, и для англичан это было гораздо удобней, т.к. избавляло всех от опасных поездок по городу. Во время пребывания в Тегеране т. Сталин нанес визит шаху Ирана Мохаммеду Реза Пехлеви в его поистине сказочном хрустальном дворце. Эту встречу мне лично удалось запечатлеть на фотографии.

30 ноября Черчиллю исполнилось 69 лет. По этому случаю в английском посольстве был устроен торжественный прием, на котором присутствовал т. Сталин. На приеме было много гостей, было произнесено много тостов, и был, конечно, традиционный пирог с 69-ю зажженными свечами. Торжественной была церемония вручения меча от имени английского короля Георга VI жителям героического Сталинграда. Приняв от Черчилля меч, Сталин вынул его из ножен и поцеловал. Поблагодарив за подарок, Сталин подошел к Рузвельту и показал ему меч. Сталин вообще очень внимательно и тепло относился к Рузвельту, ценя, видимо, в нем ту искренность и доброжелательность, которую он проявлял в течение всех переговоров.

Однажды во время обеда, который проходил в советском посольстве, Рузвельт похвалил советское шампанское, которое ему очень понравилось. Запомнив это, Сталин после обеда поручил мне тут же отправить Рузвельту ящик шампанского.

На Тегеранской конференции мне снова пришлось выступить в роли фотокорреспондента. Вместе с другими фотокорреспондентами я заснял «Большую тройку», которая специально позировала для печати. Фотографии получились очень удачные и были напечатаны в советских газетах.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

2 декабря мы покинули Тегеран и благополучно вернулись в Москву. Много волнений пришлось испытать мне во время поездки. И во время перелета, и во время пребывания на чужой территории в такое тревожное время. Но и много радости и гордости испытал я за свою страну и вождя, видя, с каким уважением и вниманием прислушивались к словам и мнению т. Сталина Рузвельт и Черчилль, как мудро и тактично держался Сталин во время этих трудных разговоров. Да, велик был его авторитет.

Крымская конференция
4–11 февраля 1945 г.

Во время Крымской конференции, которая проходила в феврале 1945 г. в Ялте, Главное управление охраны обеспечивало всем необходимым все три делегации. Много трудов было положено на то, чтобы привести в порядок помещения, дороги, наладить телефонную связь. Крым немало пострадал от врага, который разрушал все что мог.

Все три делегации были размещены следующим образом. Делегация США, возглавляемая президентом Рузвельтом, в бывшем Ливадийском дворце в Ялте. Английская делегация, возглавляемая премьер-министром Черчиллем, в бывшем Воронцовском дворце в Алупке и советская делегация во главе с т. Сталиным в Кореизе, в бывшем дворце Юсупова. Все заседание решено было проводить в Ливадийском дворце, т.к. президенту Рузвельту по болезни тяжело было совершать какие-либо переезды.

За два года, которые прошли со дня Тегеранской конференции, Рузвельт сильно изменился. Он очень похудел и осунулся, чувствовалось, что он серьезно болен, но, несмотря на это, он был так же приветлив, оживлен и доброжелателен.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА
Фото: Николай Власик

На конференции в Крыму присутствовали министры иностранных дел, начальники штабов и другие советники. Кроме них были секретари, охрана, летный состав, обслуживающий персонал. Обо всех надо было подумать, всех обеспечить питанием, транспортом и всем необходимым. Нужно было организовать приемы, завтраки, обеды. У американцев и англичан принято на всех приемах подавать крошечные бутерброды-сандвичи.

Хотя время было еще военное, с продуктами были трудности, я решил принимать гостей по русскому обычаю хлебосольно и распорядился, чтобы бутерброды приготовили большие, такие, как у нас принято, густо намазанные маслом, икрой, чтобы ветчины или рыбы лежал солидный кусок.

И официанток подобрал рослых, румяных девушек. Успех моих бутербродов превзошел, как говорится, все мои ожидания. Крымская конференция продолжалась в течение восьми дней.

При подписании коммюнике у т. Сталина что-то случилось с авторучкой, он обратился ко мне, я дал ему свою ручку, которой и был подписан этот исторический документ. Эту ручку я храню как память об этом знаменательном дне.
Берлинская конференция, 17 июля — 2 августа 1945 г.

После победного окончания войны состоялась третья встреча правительств трех великих держав. Берлинская конференция проходила в Потсдаме с 17 июля по 2 августа 1945 г. Но, к сожалению, Рузвельт уже не присутствовал на этой конференции. Новый президент США Гарри Трумэн возглавлял американскую делегацию. На этой конференции присутствовали министры иностранных дел трех стран Молотов, Бирнс и с английской стороны Иден, а также начальники штабов и другие советники.

Для подготовки к проведению конференции мне пришлось заранее вылететь в Потсдам. Подготовку к этой конференции проводил совместно с министром внутренних дел Кругловым. Он отвечал только за подготовку помещения, а я за общий зал заседаний и охрану.

17 июля 1945 г. состоялось первое заседание. Заседания проходили в Бабельсберге во дворце Сесилиан-Хоф недалеко от Потсдама.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

Жили мы в Бабельсберге. После 9-го заседания конференция была прервана на два дня, т.к. в Англии в это время проходили выборы, и на последующих заседаниях в должности премьер-министра Англии вместо Черчилля присутствовал вновь избранный премьер-министр Клемент Эттли и вместо Идена новый министр иностранных дел Э. Бевин.

Решая сложнейшие вопросы, вынося важнейшие решения, будучи все время предельно внимателен на всех ежедневных заседаниях и, безусловно, уставая, т. Сталин оставался по-прежнему внимательным и любезным к окружающим.

Узнав, что президент Трумэн любит музыку, он распорядился вызвать в Потсдам Эмиля Гилельса, и на очередном приеме, который состоялся в резиденции Сталина и на котором присутствовал Трумэн, выступил прославленный пианист, доставив всем присутствующим огромное удовольствие.

Все три конференции прошли безупречно, никаких недоразумений и неприятных происшествий не было. Вся охрана, весь командный и офицерский состав, обслуживающий персонал и лично я были награждены орденами. За конференцию в Тегеране я был награжден орденом Ленина. За Крымскую конференцию — орденом Кутузова I степени. За Потсдамскую конференцию — орденом Ленина.

Победа

В течение всей войны Иосиф Виссарионович напряженно работал, радуясь успехам и тяжело переживая неудачи, внимательно следя за тем, что происходило на фронтах, вникая во все мелочи.

Имея огромный жизненный опыт, прекрасно разбираясь в вопросах стратегии, на совещаниях он всегда прислушивался к мнению других и очень ценил инициативу. Он обладал великолепной памятью, чем часто просто поражал меня, да и не только меня, многие удивлялись его феноменальной памяти.

Во время войны т. Сталин выезжал на фронт, но я его не сопровождал из конспиративных соображений. Считалось, что если Власик в Москве, то и Сталин в Москве.

Наблюдая его в эти трудные годы, я поражался его работоспособности. Как я уже говорил, он очень мало спал, напряжение было огромное, а годы у него были уже не молодые, все это не могло не отразиться в дальнейшем на его здоровье и нервах. Не легкой была и поездка на конференцию в Тегеран, в самый разгар войны, когда наши армии, истекая кровью, один на один сражались с фашистскими полчищами, а обещанное открытие второго фронта все откладывалось.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

Несмотря на все трудности, особенно в первые месяцы войны, Сталин никогда не сомневался в победе. Накануне праздника 7 ноября 1941 г. узнав, что я отправил его библиотеку в Куйбышев, он с твердой уверенностью сказал:

«Напрасно ты это сделал, Москву мы никогда не отдадим».

Помню, как обрадовали меня его слова, как подняли настроение. Ведь враг был на подступах к Москве. Но наш вождь был предан своему делу, он отдавал ему все силы, не жалея себя. Все усилия и труды не прошли даром. Враг был разбит. Мы победили.

Парад Победы

2 мая был взят Берлин и советское знамя развевалось над зданием рейхстага.

8 мая Германия подписала акт о капитуляции. Ликовала страна. Ликовала Москва. На улицах Москвы царило необыкновенное оживление. Красная площадь была заполнена народом. Радость и гордость переполняли сердца людей.

Маршала Рокоссовского, который в один из этих дней был на концерте в зале Чайковского, вынесли на руках.

9 мая 1945 г. был объявлен праздником Днем Победы, а 24 июня на Красной площади состоялся парад Победы. В параде участвовали сводные полки всех фронтов во главе с командующими фронтами. Прекрасен, неповторим был этот парад. Великолепен был выезд из Спасских ворот Кремля маршала Жукова на белом коне. Под опытным кавалеристом, командующим парадом маршалом Рокоссовским был вороной конь. Лил проливной дождь, но никто не обращал на него внимания. Ничто, кажется, не могло испортить того радостного настроения, которое царило в этот день на Красной площади. Такого парада Москва не видела никогда.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА "НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА "НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

Сколько прославленных полководцев, сколько героев, сколько овеянных боевой славой знамен увидели присутствующие на параде. Но самым волнующим был момент, когда замолк оркестр и в наступившей тишине под резкую барабанную дробь вражеские знамена были брошены к ногам победителей. Их было много, грудой лежали они перед мавзолеем. Они попали на Красную площадь, как мечтали их полководцы, но это был поверженный враг у стен Кремля.

На другой день 25 июня в Большом Кремлевском дворце состоялся прием в честь участников парада.

Культ личности

После смерти Сталина появилось такое выражение, как «культ личности» и это было в «период культа личности». Выражения эти надо понимать так, что в этот период творилось беззаконие. Был культ человека, который делал что хотел, ни с кем и ни с чем не считаясь. Так ли это?

В 30-х гг. было раскрыто несколько заговоров, о которых уже упоминалось, прошел процесс Ягоды. Врагами народа был убит Киров. От руки врагов погибли Менжинский, Куйбышев, Горький, сын Горького Максим. Все эти злодеяния врагов Советской власти не могли не вызвать волны арестов. Враг не действовал в одиночку, он имел сообщников.

Все аресты происходили в рамках закона. Что значит само слово «культопоклонение» — чрезвычайное уважение окружающих. Если человек — руководитель своими делами заслуживает любовь и уважение окружающих, что в этом дурного. Если любовь и уважение чрезмерны, то это перерастает в культ. Но не надо забывать, что нельзя навязывать народу любовь к кому-либо, заставить его поклоняться кому-либо, это может быть только по воле самого народа, никакая агитация, никакая реклама не сможет внушить народу любовь и уважение к кому-либо, будь то государственный деятель, поэт или артист. Народ любил и уважал Сталина. Он олицетворял собой страну, которую вел к процветанию и победам.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА

Под его руководством было сделано немало хорошего, и народ это видел. Он пользовался огромным авторитетом. Я знал его очень близко, знал его достоинства и недостатки и я утверждаю, что он жил только интересами страны, интересами своего народа.

Личной жизни у него не было! Я не считаю, что этот культ, о котором сейчас так много говорят, причинил большой вред стране. На Кубе народ очень любит своего вождя и руководителя Фиделя Кастро. Он заслужил эту любовь. Он много сделал и делает для народа. Если жители на своих домах пишут: «Это твой дом, Фидель», — разве это не похоже на культ личности? А что в этом плохого?

Доказательство любви и уважения. Наши солдаты шли в бой с возгласом: «За родину, за Сталина», — они не отделяли его от Родины, а разве их учили этому, внушали это, нет, все это возникало стихийно и помогало побеждать.

Я на себе испытал обаяние этого человека. Я верил ему, любил его и был безгранично ему предан. В любую минуту я готов был отдать жизнь за него. Меня же никто на это не агитировал.

Он пользовался любовью, уважением и огромным авторитетом не только в своей стране, но и во всем мире.

Легко обвинить человека во всех смертных грехах, когда он мертв и не может ни оправдаться, ни защититься.

Почему же при жизни никто не решился указать ему на его ошибки? Что же мешало? Страх? Или не было этих ошибок, на которые надо было указывать?

Уж на что был грозен царь Иван IV, а находились люди, которым дорога была родина, которые, не боясь смерти, указывали ему на его ошибки. Или перевелись на Руси смелые люди? Да нет, война показала, что Сусанины не перевелись на Русской земле. Молодежь, ничего в жизни еще не успевшая испытать, не задумываясь, отдавала жизнь за родину, закрывая своей грудью вражеские дзоты. Так в чем же дело? Долгое время все молчали и никто не решался опровергнуть хотя бы одно обвинение, выдвинутое против умершего. И только спустя тринадцать лет начали появляться робкие попытки оправдания.

Критикуя руководство Сталина, утверждали, что он руководил военными действиями по глобусу.

Адмирал Кузнецов Н.Г. в своей книге «Накануне» (военное изд-во Министерства обороны, 1966 г.) решился опровергнуть это утверждение. Кузнецов пишет: «Совершенно неверно злобное утверждение, будто бы он по глобусу оценивал обстановку и принимал решения. Я мог бы привести много примеров, как Сталин уточнял с военачальниками положение на фронтах, знал, когда нужно, все вплоть до положения каждого полка».

Тост

Можно ли обвинять Сталина в зазнайстве, в приписывании себе всех успехов в победе? Если вспомнить тост, произнесенный им на приеме в Кремле, в честь командующих войсками Красной армии 24 мая 1945 года.

Сталин поднял тост за советский народ и, прежде всего, за русский народ, как наиболее выдающийся из всех наций Советского Союза. Сталин сказал в своем тосте:

«У нашего правительства было немало ошибок, были моменты отчаянного положения в 1941–1942 гг., когда наша армия отступала, но русский народ верил своему правительству, не отступился от него в тяжелую минуту, а поддержал его, и эта вера обеспечила нам победу над врагом. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие. За здоровье русского народа!» — закончил Сталин свой тост.
Последние годы

Сталина обвиняют в том, что якобы страна не готовилась к войне, война застала нас врасплох. Но это тоже ложь. Так могут говорить или несведущие люди, или его враги. К войне мы готовились.

Мощь и обороноспособность Красной армии возрастала с каждым годом. Сталин сам лично, неуклонно, повседневно думал и заботился об этом. На случай войны с Германией велись большие работы по укреплению западных границ. Предусмотрено было многое, но нападение было все же неожиданным.

Если Сталина упрекают, что он не доверял некоторым донесениям, это объясняется тем, что он боялся провокации, в наших интересах было дальше оттянуть возникновение любого конфликта.

Были, как это ни печально, и предательства (маршал авиации Худяков). Не все в свое время было выкорчевано с корнем. Но самым губительным и опасным было то, что среди людей, особенно близких к Сталину, оказался такой страшный враг и предатель, как Берия. Это был матерый, хитрый враг, который прекрасно маскировался и Сталин ему доверял. Вот в этом была его огромная ошибка.

"НЕ БУДЕТ МЕНЯ - НЕ БУДЕТ СТАЛИНА" - ДНЕВНИКИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ СТАЛИНА
Иосиф Сталин, Георгий Маленков, Лаврентий Берия, Анастас Микоян на трибуне стадиона Динамо. Вторая половина 40-х.

Берия давно рвался к власти всеми ведомыми и неведомыми путями. Он сумел войти к Сталину в доверие, для этого он был достаточно опытен и хитер. Он был способен на все, и ему уже надоело ждать. Он начал действовать. Было создано «дело врачей» Санитарного управления Кремля. Все это оказалось сплошной выдумкой. Все врачи были впоследствии освобождены и реабилитированы. Он подрывал у Сталина доверие к людям, развивал в нем подозрительность.

Зная мою неподкупную преданность Сталину, он постарался удалить меня от Сталина, так ему удобнее было действовать. Он всячески запугивал Сталина.

Теперь мне совершенно ясно, что он сам сфабриковал документы, которые якобы присылали нам наши друзья из социалистических стран и в которых содержались угрозы убийства Сталина. Эти документы докладывал Сталину Маленков. А сведения о переходе границы террористами и выброске вражеских парашютистов Сталину докладывал до своего ареста Абакумов. Об этом ставили в известность и меня, чтобы я принял меры для усиления охраны, особенно при поездках на юг.

Все это, как мне потом стало ясно, делалось, чтобы нервировать Сталина, вызвать у него еще большую подозрительность. И они этого добились.

Должен сказать, что был период, когда Сталин, недовольный руководством Берия, лишил его своего доверия. Произошло это вскоре после войны. Сталин стал выражать недовольство в отношении руководства Берия в МГБ, приводил примеры провалов в агентурной работе и спрашивал меня, кто повинен в плохой работе органов государственной безопасности и как работали во время войны ставленники Берия Меркулов и Кабулов.

Я сказал, что считаю, агентурная работа была вообще заброшена, т.к. Меркулов и Кабулов выполняли задания Берия по другим министерствам, за которые он отвечал перед Комитетом Обороны. Также сказал все, что знал о недостатках в работе Меркулова и Кабулова. В результате этого разговора Берия был отстранен от руководства МГБ. Сталин тут же при мне позвонил Маленкову и распорядился освободить Берия от руководства МГБ, оставив его на руководящей работе в МВД. Меркулов и Кабулов в скором времени были также сняты с работы.

Этот разговор со Сталиным происходил в присутствии Поскребышева. Каким-то путем все это стало известно Берия. Я узнал это впоследствии, когда Берия допрашивал меня. Берия мне сам сказал об этом.

В последние годы жизни Сталин изменил к нему свое отношение. Берия снова сумел войти к нему в полное доверие. Это произошло в 1950 г. во время отдыха Сталина на юге. Берия приехал к нему с докладом о выполнении задания по Первому комитету при Совете Министров и продемонстрировал кинофильм о законченных испытаниях отечественной атомной бомбы.

Это явилось переломным моментом в отношении Сталина к Берия. После двухлетнего довольно пренебрежительного отношения к Берия, которого он не скрывал, он снова вернул ему свое прежнее расположение. Тов. Сталин подчеркивал, что только участие Берия могло принести такие блестящие результаты. Изменилось отношение Сталина и к ставленникам Берия Меркулову и Кабулову.

Меркулов был вызван на юг, где находился Сталин, и получил назначение на пост председателя Комитета советского контроля. Были также вызваны в Москву снятые в свое время после моих отрицательных отзывов об их работе подручные Берия Гоглидзе и Ценава и также назначены снова на руководящую работу в органы государственной безопасности.

Гоглидзе был назначен заместителем министра государственной безопасности, Ценава — начальником Второго главного управления.

Когда они все снова пришли к власти, то стали жестоко мстить мне. 

Оклеветав меня перед Сталиным, Берия добился снятия меня с работы и исключения из партии. Когда же ему удалось сфабриковать «дело врачей» Санитарного управления Кремля, он добился моего ареста, поскольку я обеспечивал лечение членов правительства и отвечал за благонадежность профессуры. Произошло все это следующим образом.

После смерти тов. Жданова медсестра кремлевской больницы Тимошук опротестовала диагноз врачей, лечивших Жданова, о чем было доложено на Политбюро начальником Санитарного управления Кремля профессором Егоровым П.И. Была создана авторитетная комиссия по этому вопросу из профессоров под председательством профессора Егорова П.И.

После вскрытия тела тов. Жданова комиссией было установлено, что лечение Жданова было правильным, а заявление медсестры Тимошук было ошибочным и совершенно безграмотно, о чем и было доложено на Политбюро.

Все же через несколько дней мне было поручено Сталиным провести тщательную проверку всех профессоров, лечивших тов. Жданова, и взять их под агентурную разработку, что мною и было выполнено. Никаких данных, порочащих профессоров, не было, о чем я и доложил Сталину. Но несмотря на это, «дело врачей» было передано на дальнейшую разработку во Второе управление МГБ.

Хочу упомянуть еще об одном событии, обострившем мои отношения с Берия.

Во время последней поездки Сталина в Грузию в 1951? г., когда мы жили в Боржоми и Цхалтубо, ко мне поступили сведения от зам. министра Министерства путей сообщения Грузии, сопровождавшего наш состав, о неблагополучном положении в Грузии, при поступлении в вузы, где требовалась взятка в размере 10 тысяч рублей, и вообще о процветании взяточничества в Грузии.

Я доложил об этом Сталину. Он вызвал министра государственной безопасности Грузии, который подтвердил, что такие факты действительно имели место и виновные были привлечены к ответственности.

По возвращении в Москву было созвано Политбюро, на котором Сталин информировал о положении в Грузии, в частности о взяточничестве. Была создана комиссия во главе с Берия, которой было поручено разобраться на месте в ЦК Грузии в Тбилиси.

В результате этого расследования вышеизложенные факты подтвердились. Первый секретарь ЦК партии Грузии Чарквиани был снят с работы и другие виновные тоже понесли наказание. Берия никогда не мог мне этого простить, это еще более восстановило его против меня, и он стал ждать удобного случая, чтобы скомпрометировать меня перед Сталиным.

В мае 1952 г. мне заявили, что в Управлении охраны не все благополучно. Сталин предложил создать комиссию для проверки работы возглавляемого мною Управления охраны под председательством Маленкова, который настоял на том, чтобы ввести в комиссию Берия.

С первого заседания было видно, что руководит комиссией не Маленков, а Берия. В комиссию также входили Булганин, Зверев и Поскребышев, но они не задали мне ни одного вопроса.

На втором заседании был арестован мой заместитель Лынько, который ведал у меня контролем за финансовой деятельностью, а я был отстранен от руководства и не мог дать объяснений.

Я обращался с письмом к т. Сталину и просил создать комиссию с участием финансовых работников и произвести ревизию, т.к. финансовая часть и вся документация у меня были в полном порядке и никаких злоупотреблений не было. Но ответа я не получил, письмо мое, видимо, до Сталина не дошло. Вскоре решением комиссии я был исключен из партии и срочно командирован на Урал в г. Асбест.

Вместе со мной были сняты с работы, исключены из партии и отправлены на работу в Сибирь и на Урал многие мои сотрудники. Проработав полгода в г. Асбесте, я в ноябре 1952 г. был вызван в Москву и 16 декабря 1952 г. арестован по «делу врачей» Санитарного управления Кремля.

Во время моего пребывания в Асбесте многие профессора и врачи Санитарного управления Кремля были арестованы и находились в тюрьме.

Я обвинялся в том, что не принял мер по сигналу медработника Тимошук и покрывал вражеские действия профессоров Егорова, Виноградова и других.

Я в свое время докладывал т. Сталину, что у меня не было оснований для привлечения врачей к ответственности, что и подтвердилось впоследствии после разоблачения банды Берия, когда вся ложь была вскрыта. Все врачи Санитарного управления Кремля были освобождены и реабилитированы.

После того, как Берия удалось добиться ареста профессоров, Тимошук была награждена, как разоблачившая врагов народа, но вскоре она погибла в автокатастрофе.

Я был жестоко обижен Сталиным. За 25 лет безупречной работы, не имея ни одного взыскания, а только одни поощрения и награды, я был исключен из партии и брошен в тюрьму. За мою беспредельную преданность он отдал меня в руки врагов.

Но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам я ни подвергался, находясь в тюрьме, я не имел в своей душе зла на Сталина. Я прекрасно понимал, какая была создана вокруг него обстановка в последние годы его жизни. Как ему было трудно. Он был старым, больным, одиноким человеком. Он никогда не верил никакой клевете, какую на меня возводили мои завистники и враги.

Меня два раза за эти годы удаляли от него, но он не верил никому, лично все проверял и снова приближал меня к себе.

Он был и остается для меня самым дорогим человеком, и никакая клевета не может поколебать то чувство любви и глубочайшего уважения, которые я всегда питал к этому замечательному человеку.

Он олицетворял для меня все светлое и дорогое в моей жизни — партию, родину и мой народ.

Из дневников Николая Власика

***

Власик Николай Сидорович родился в 1896 году в селе Бабиничи Сломского уезда Гродненской губернии в семье крестьянина-бедняка. В 1919 году поступил в органы госбезопасности. В 1919 — 1920 годах служил в отряде особого назначения при ВЧК. В 1921 году работал в оперативном отделе ГПУ. В 1931 году возглавил личную охрану Сталина. С 1946 по 1952 год занимал пост начальника Главного управления охраны МГБ СССР. В 1945 году Власику было присвоено звание генерал-лейтенанта.

В мае 1952 года Власика сняли с поста начальника охраны и направили в город Асбест Свердловской области, где он получил должность замначальника Баженовского управления исправительно-трудовых лагерей и строительства. В декабре 1952 года Власик был арестован. В 1955 году осужден на 10 лет ссылки и лишен генеральского звания и наград. По амнистии срок ссылки был сокращен до пяти лет.

В 1956 году генерал Власик был помилован и освобожден со снятием судимости без восстановления воинского звания. В 1967 году бывший начальник охраны Сталина скончался. В 2000 году реабилитирован посмертно, восстановлен в звании, награды Власика были возвращены семье.

В следующей статье, мы продолжим выяснять обстоятельство смерти / гибели / убийства Сталина, опираясь на бесценные материалы из дневников Николая Власика и ряд других документов. Попробуем их объединить вместе, попытаемся разобраться вместе с Вами. Продолжение следует…

⇒Читать первую Часть⇐

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ