Кто он?

Говорить, а уж тем более писать, о Льве Николаевиче Толстом – все равно, что пытаться изобразить, как пел Шаляпин или танцевала Уланова. Но писать о великом Толстом нужно. Как ни старается Павел Басинский, автор прекрасных работ о Льве Николаевиче, как ни тратится мировой кинематограф на фильмы по книгам классика, многие легко обходятся необременительным запасом представлений о его творчестве.

Я не поленилась и провела опрос среди первокурсников достойного вуза на тему: «Что значит для меня Лев Толстой?» Мне сдали три пустых листа. Авторы десяти эссе отделались заготовленными для ЕГЭ фразами, беспроигрышными по отношению ко всем русским писателям. Запомнилась снобистская реплика: «Кажется, он учил бедных?» Как будто ее произнес не студент, а утомленный блеском высшего света молодой князь Энский. Один первокурсник был честен: «Мало что читал. Буду исправляться».

Будем исправляться вместе.

Истоки

И жизни не хватит, чтобы одолеть полное собрание сочинений графа Толстого в 90 томах – если читать только для удовольствия, за чашечкой чая.

Чтение, как справедливо заметил академик Валентин Асмус, — это труд и творчество. Но можно попробовать совместить чай, труд, творчество и освежить школьные знания о великом человеке.

Ясная Поляна — это, наверное, первое, что вспоминается, когда речь заходит о Толстом. Родовое гнездо Толстых, Мекка для искавших новый смысл жизни… Ныне она является Государственным мемориальным и природным заповедником. В Ясной Поляне проводятся фестивали, конференции и, конечно, классические экскурсии.

yasnaya-polyana-v-tule_101
Фото: tulainfo71.ru

Название имения стало для нас таким же важным символом национальной культуры, как пушкинское Болдино. Ясная Поляна упоминается еще в исторических документах XVII века. А в 1763 году имение было куплено прадедом писателя по материнской линии — князем Сергеем Федоровичем Волконским. Постепенно усадьба обустраивалась, приобретала элегантные архитектурные формы. В 1847 году Ясная Поляна перешла в собственность совсем юного Льва Николаевича Толстого. Когда хозяин стал взрослым, известным, в усадьбу устремились самые яркие люди того времени — писатели, музыканты, ученые.

К Толстому в Ясную Поляну приезжали не только ради прекрасного общества. Чем старше становился Лев Николаевич, чем больше литературных вершин покорялось ему, тем отчетливей вырисовывался новый статус Толстого – мудреца, старца, которому открывается правда бытия. К нему приезжали за советом, мудростью. Не каждый, даже самый грандиозный, писатель дает основания для рождения целого учения. Как бы ни относились к толстовству, это и одна из характеристик духовной жизни русского общества, и свидетельство того, что слову (и делу!) Толстого доверяли.

l_n_tolstoj-i-i_e_repin-v-yasnoj-polyane-1907
Л.Н.Толстой и И.Е.Репин в Ясной поляне, 1907. Фото: Источник

Думаю, что он неосознанно — просто в силу невероятного таланта — приучил читателей относиться к писателю не просто как к автору литературных сочинений, а как к Человеку, Который Знает. Яркое проявление такого отношения в недалекое советское время – знаменитые встречи с современными писателями в концертной студии Останкино: полный зал, бездна вопросов, исключительное внимание к герою.

Вот такой студией Останкино второй половины XIX века и была Ясная Поляна.

Жизнь в один клик

Интернет подарил нам новую модель работы с информацией – «все в один клик». Вся книга, вся жизнь. Проблема не в том, что это слишком быстро, а в том, что слишком доступно. И неправдиво по отношению к истории жизни. Может сложиться впечатление, что великий человек жил лишь для того, чтобы нам было чем заняться в школе. Что ж, пусть вопросы о цикле человеческой жизни, о смысле смерти останутся темой неоконченной дискуссии двух великих умов – писателя Льва Толстого и биолога Ильи Мечникова. А мы ограничимся информацией с пометкой (хэштегом?) «самое интересное о великих».

Как «особую примету» писателя ненаучные ресурсы преподносят титул графа. Концентрация аристократизма в крови Льва Николаевича – запредельна: он – представитель династий Горчаковых, Трубецких, Волконских. Потому, наверное, так драматичны его попытки сделать выбор между достатком и бедностью, умственным и физическим трудом, славой и обычной жизнью.

В юные годы поиски своего места в жизни имели характер маятника: Толстого бросало из крайности в крайность. От карточных игр – к религиозности, от желания изучить едва ли не все науки – до решения посвятить себя деревенской жизни. Счастье, что весь этот разнобой был в его судьбе. Иначе откуда бы родилась такая могучая воля к творчеству?

tolstoy-v-armii
Фото: Источник

Примирить противоречивые стремления помогла армия, куда Лев Николаевич попал по совету старшего брата Николая. В свободное время он начал сочинять. В 1852 году повесть Толстого «Детство» была опубликована в журнале «Современник». Это был очень яркий дебют. Стоит напомнить, что у истоков журнала стоял А.С. Пушкин, в разное время в нем печатались сочинения Жуковского, Тургенева, Некрасова, Салтыкова-Щедрина.

Впечатления, которыми «наградила» Льва Толстого служба в армии, в том числе и участие в Крымской войне, позже отразились в его прозе. Монументальное повествование «Война и мир», пусть и посвященное другому периоду истории, не было бы столь убедительным без личного военного опыта автора.

В 1856 году Толстой выходит в отставку. После путешествия по Европе он отправляется в Ясную Поляну. Там он находит свой дом. Туда он привозит молодую жену Софью, там рождаются его дети. Там рождаются идеи, покорившие одну часть русского общества и покоробившие другую.

Беда Толстого в том, что литература никогда не была для него видом искусства. Она, простите за грубый глагол, обслуживала его душевные, интеллектуальные потребности.

Он увлекся идеей школьного образования – появляются учебные пособия и рассказы для детей, статьи на педагогическую тему. Он мучается вопросами веры – появляются смутившие многих публикации о роли церкви в современном государстве, о правильности современного состояния православия. Своими сочинениями он не раз ставил под угрозу социальное благополучие собственных детей. Именно заботой об их будущем нужно объяснить неприятие Софьей Андреевной Толстой некоторых убеждений гениального супруга.

С помощью слова он приобретал сторонников, поклонников, отторгал снобов, боязливых консерваторов, недалеких людей.

Он не боялся честно поставить вопрос о сущности войны: «Зачем миллионы людей убивали людей, тогда как с сотворения мира известно, что это и физически и нравственно дурно?»

Самое замечательное – он ищет ответ и предлагает его читателю: «Затем, что это так неизбежно было нужно, что, исполняя это, люди исполняли тот стихийный, зоологический закон, который исполняют пчелы, истребляя друг друга к осени, по которому самцы животных истребляют друг друга». Страшный вопрос — страшный ответ. Без красивых ссылок на патриотизм, имперские амбиции.

Считается, что о творце точнее всего говорят его творения. Это верно. Но сама жизнь Льва Толстого похожа на книгу: каждый день становился ее новой страницей. Последние страницы этой живой книги, быть может, драматичнее самых напряженных эпизодов его литературных сочинений. Бежал ли он от жизни, которая ранила его, или от смерти, которая неотвратимо приближалась?..

Была ли жизнь Толстого историей героя или историей лишнего человека? Ответа на этот вопрос быть не может. Подобно великим творениям писателя, его собственная жизнь не укладывается в рамки одного жанра, не исчерпывается принципами одного стиля.

Пока нам интересен Лев Толстой, его жизнь продолжается.

Автор: Алевтина Бояринцева

Рекомендуем также:

Живой Лев Николаевич Толстой — видеохроника

Малоизвестная публикация Толстого о патриотизме и правительстве

Голые ноги Льва Толстого

Причуды гениев

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ