Сегодня очень редко кто говорит о безопасности полетов, о том, что летать с каждым годом стало все страшней. Мы все больше заостряем свое внимание о причинах авиакатастроф, которых всегда большое множество. Тем не менее безопасней полеты не становятся.

Сегодня Российская авиапромышленность входит в тройку крупнейших в мире, но говорить об успехе преждевременно хотя бы потому, что «ни один коммерческий успех не имеет смысла, если падают самолеты и вертолеты, отнимая человеческие жизни«. 

Можем ли мы рассуждать о статусе России, как о крупнейшей авиационной державе в мире, когда самолеты все еще падают, а количество жертв возрастает? Нет, не можем, говорить о престижности, титулах и статусах мы просто не имеем права, до тех пор, пока наши самолеты падают…

И вопрос ведь даже не к производителям строят самолеты у нас высококвалифицированные специалисты, а уровень поддержки государства в авиационной промышленности, особенно в последние годы вырос в десятки раз в период с 2003 по 2015 год.

Также, было бы неправильным обвинять производителей в экономии средств, выделяемых на создание, разработку систем или программ, направленных на безопасность того или иного судна. От качества производства в любом сегменте будь-то авиапромышленности гражданского назначения, военной и космической отраслях, в автопромышленности и других видов транспортных средств, зависит успех компаний, и престиж государства в целом.

Большая часть активов отрасли сосредоточена в двух крупных государственных холдингах, сформированных в середине 2000-ых: «Объединённая авиастроительная корпорация» (производит самолёты) и «Вертолёты России» (производитель вертолётов).

Сегодня мы строим много и вроде как высокого качества, тем не менее самолеты продолжают падать…

Так когда же полеты станут безопасными, а самолеты перестанут падать?

В списке самых распространенных версий и причин любой авиакатастрофы всегда выделяют:

• человеческий фактор — 68%
• отказ техники — 18%
• причина не установлена — 14%

Официальная позиция почти в каждом случае говорит о конкретных виновниках, которыми чаще всего становятся сами пилоты. Это почти каждый второй случай — 47%. Реже диспетчеры и обслуживающий персонал — 13% всех случаев. Так называемым человеческим фактором объясняют и действия террористов. Это 8% от общего числа аварий. Но здесь не хватает еще одного пункта не менее важного, хоть и резонансного.

Я бы добавил еще одну причину, одну из основных — бизнес. По мне, любая из трех основных версий почти каждой авиатрагедии может подпадать именно под эту причину — бизнес. Он  многолик, может проявляться в различных формах и как всегда вполне прозрачно отвечает на недвусмысленный вопрос: «а кому это выгодно?«. Имеется ввиду не бизнес на человеческих жизнях — хочется верить, что таких извращенцев-бизнесменов в России нет. 

Некомпетентность, расхлябанность, преступная халатность, безответственность — все это лежит в основе большинства катастроф, а виновниками становятся пилоты, экипаж… Горе-бизнесмены наплодились — а безопасность перелетов обеспечить не могут. Удобно, когда во всем виноват «человеческий фактор»…

Несомненно, у любой техники есть свой запас прочности. Но авиакатастрофы у нас стали чаще встречаться не только по ошибке пилотов, из-за плохих погодных условий, некачественного топлива или поломки чего-нибудь. Самое страшное это то, что в погоне за наживой, руководство авиакомпаний допускает покупку дешевых контрафактных запчастей, гоняет экипажи, не давая им толком отдохнуть, допускает перегрузы багажом, не проводит толком техобслуживание самолетов и многое другое. Если навести порядок в этой отрасли, можно сократить число катастроф в разы. Хотя избежать их совсем никогда не удастся, они и на Западе падают, хотя там к безопасности полетов относятся куда ответственнее.

Стоит добавить, что начиная с 2012 года, Россия заняла лидирующее место по количеству крушений самолетов с человеческими жертвами.

Так сложилось исторически, что лидером по количеству авиакатастроф, начиная с 1945 года, были Соединенные Штаты Америки. Там разбились 653 гражданских самолета, погибли более десяти тысяч человек. Но количество авиакатастроф в мире и в США с годами сокращается. На этом фоне статистика по Российской Федерации смотрится плачевно…

Сурова и мировая статистика за последние 10 лет в мире произошло более 300 авиакатастроф. В них погибли более семи тысяч человек.

С одной стороны, всеми известная формулировка, что самолеты самый безопасный вид транспорта теряет свою актуальность, а степень риска при авиаперелетах почему то возрастает. Остается только гадать долетишь или нет? Русская рулетка какая-то — страшная, никому не нужная… С другой стороны, всё же стоит опираться на статистику, а не на эмоциональную составляющую вопроса.

Эксперты опубликовали статистику авиапроисшествий за 2014 год. Всего в мире произошла 21 авиакатастрофа, погибло 990 человек. В статистику попали воздушные суда, минимальное количество пассажирских кресел на которых составляет 14.

Сухие цифры констатируют: если учитывать примерное количество выполненных за год рейсов — 33 миллиона, то гибель одного пассажира приходится на 4 миллиона 125 тысяч рейсов. Таким образом авиация, подчеркивают эксперты, по-прежнему остается самым безопасным видом транспорта. В мире за год гибнет больше велосипедистов, чем авиапассажиров. Стоит ли рассуждать, какая смерть страшнее? Не знаю! Но велосипедисты сами отвечают за свою жизнь, управляя транспортным средством, а безопасность пассажиров, находящихся на борту самолёта — напрямую зависит от целого комплекса факторов — от технических до ряда других… И пассажир на борту самолёта наиболее уязвим, чем к примеру тот же самый велосипедист.

Существует жесткое мнение, что в России ежедневно в автокатастрофах и по другим причинам гибнут люди, но никто о них никогда не напишет, не вспомнит, если только инцидент не резонансный. Это мнение не совсем правдиво и аргументированно. Когда падает самолет и гибнут сотни людей — это национальная проблема. Ведь большая часть средств на развитие и поддержку авиапромышленности выделяются из госбюджета, и эта отрасль одна из важнейших и приоритетных в России. Крушение любого воздушного судна — это острая государственная боль, а в рамках всей страны — национальная трагедия, общее горе. Сравнивать такие вопросы изначально неправильно.

¤¤¤

К слову, когда разбился один из моих близких друзей, вместе с семьей, я вообще года два — три не летал, всячески избегая отдыха за границей, и командировок по бизнесу. Со временем страх исчезает, о рисках невольно забываешь, а память о том, как именно погибли близкие мне люди притупляется. Но и страхи сами по себе никуда не исчезали. А уверенность в «необходимости перелетов« подтверждала моя личная статистика перелетов за год чуть более 50-и. Много это или мало мне эти цифры кажутся более чем достаточными, в выборе транспортного средства ж/д или авиа.

Но всякий раз, перед вылетом, погружаясь в кресло, я закрываю глаза, читаю молитву, а при взлете крещусь предпочитаю не думать о плохом. А в вопросах и степени авиарисков, полагаюсь на волю Божью, на везение и удачу, на комплекс предпринятых мер со стороны авиаперевозчика и на профессионализм экипажа…


Редакция журнала выражает искреннее соболезнование родственникам, родным и близким погибших в авиакатастрофе российского самолета на Синае.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ