koruptcia
ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ГЕОРГИЙ ЩЕГОЛЬ

Как известно, в рейтинге самых глобальных проблем почти каждого государства первое место возглавляет самое «трендовое» явление — коррупция. Термин коррупция в буквальном смысле означает — растление, порча, подкуп. Говоря проще — мошенничество.

Главным стимулом к коррупции являются неконтролируемые доходы, прибыль в особо крупных размерах, связанные с использованием властных полномочий, а главным сдерживающим фактором — риск разоблачения и наказания. Если говорить о России, о стране, которую я безумно люблю, то проблема коррупции будет существовать до тех пор, пока не «изобретут» эффективные сдерживающие факторы, а также систему карательных мер и жесточайшего наказания.

Парадоксально, но одной из самых эффективных и действующих практик в борьбе с коррупцией — ежегодное выступление президента Путина в «прямой линии». Как бы помягче назвать это явление — демонстрация авторитета президента, от слов которого, как у Корнея Чуковского в «Мухе-Цокотухе»: жуки-червяки испугалися, по углам, по щелям разбежалися: тараканы под диваны, а козявочки под лавочки, а букашки под кровать…, и вроде как что-то решается, что-то складывается — СМИ тут же докладывают о внезапных «шевелениях» в прокуратуре по Сахалину, в ремонте дорог в Омске, выплат зарплат на госпредприятиях…

Складывается впечатление, что если бы президент выступал раз в неделю на протяжении хотя бы полугода, то проблем в стране поубавилось. Страна большая — а Президент один и руки у него короткие…

Можно долго иронизировать, но схема рабочая — Путина боятся, к нему прислушиваются, ему доверяют, но боятся Путина почему-то только раз в год. Стало быть, если из года в год борьба с той же коррупцией не решена, значит президент у нас не жесткий. Вот и я так думаю, не жесткий. С огорчением и разочарованием, потому что Путин — это тот, кто может навести порядок и альтернативы ему нет. Может просто не успевает, разрывается на внешние угрозы и решением одновременно внутренних проблем… Но вполне очевидно, таких «прямых линий» с президентом России должно быть больше и вопросы должны задаваться исключительно внутреннего характера, острые и наболевшие…

Но вернемся к коррупции и методам борьбы с нею. К сожалению, в нашей стране коррупцию хоть и классифицируют как преступление, но оценивают больше, как безнравственное поведение. Но не всегда. Приведу два примера.

Наглядный пример безнравственной корупции — «безнравственное хищение средств «Оборонсервиса»»… Дело резонансное, а итог мы все знаем. Началось с того, что следствием было арестовано имущество Васильевой, общей суммой в 450 миллионов рублей, в том числе счета в банках, 3 миллиона живых денег, несколько десятков картин, около 19 килограммов золота, около тысячи ювелирных украшений, часы дорогих брендов совместной ценностью около 120 миллионов, 3 квартиры… Ущерб, нанесенный принятыми ею решениями, составил более 3 миллиардов рублей.

А закончилось все совсем недавноглавной фигурантке дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой вернули всё имущество. Под арестом находилось около 325 миллионов рублей, а также шесть объектов недвижимости, среди которых квартира в доме в Молочном переулке и парковочное место. В следственных органах, было принято решение о снятии ареста с имущества экс-чиновницы. Однако в СК РФ информацию об этом опровергают…

Весело и показательно для всего общества, для каждого чиновника…

Вывод вполне очевидный, если есть возможность своровать, если условия более чем благоприятные, и наказание не «Сингапурское», то почему бы и нет?

Вспоминается второй случай, как пример классификации коррупции, как преступление: случай в Новокузнецке, когда подростки регулярно воровали по шоколадке в день из супермаркета, и на 33-й шоколадке их поймали с поличным. Ущерб был оценен в 1000 рублей. Возбудили уголовное дело — впаяли 5 лет. За шоколадки. Вполне «по-сингапурски». Сомневающимся ссылка на источник.

Налицо — пренебрежение к народу, к системе, к государству. Как в первом, так и во втором случае. Только вот кража с шоколадками больше напоминает мелкое хулиганство и должно быть наказуемо — штраф, исправительные работы…

Значит можем и умеем бороться с коррупцией, но только когда хотим. На деле получается, что одним можно украсть более 3 млрд., а другими ущерб в 1000 рублей для магазина расценивается как уголовное преступление… Где та грань между позором правоохранительных органов и судебной системы и профессиональной доблестью в отстаивании интересов общества и государства, всей системы…

***

«Если хочешь познать самого себя, то посмотри, как это делают другие…»(Иоганн Фридрих Шиллер)

Если совсем банально, то наша страна ассоциируется с огромным полем, которое нужно ежегодно вспахивать, засевать, удобрять, собирать урожай. И это стоит огромного труда и больших вложений, ресурсов и Знаний. А когда нет знаний, нужно обратиться за помощью или советам к тем, кто знает как правильно — не в теории, а на практике. Благо примеров множество…

Вместе с тем, каждый «специалист-аграрий» знает, что если прозевать момент, то поле можно погубить — взойдут бурьяны, прорастут «неправильные травы», набегут-налетят вредители и об урожае можно забыть… Во избежании всей этой никому ненужной ситуации, разрабатываются системы, комплекс мер, которые годами наработаны и являются эталоном в борьбе с «чумой 21 века». Да-да именно чума и не только в рамках одной России. Коррупция — проблема международная.

1024px-World_Map_Index_of_perception_of_corruption_2010.svg
индекс восприятия коррупции

Причины коррупции в особо крупных размерах

Большинство специалистов сходится на том, что основной причиной высокой коррупции является несовершенство политических институтов, которые обеспечивают внутренние и внешние механизмы сдерживания. Помимо этого основными причинами являются:

— двусмысленные законы,

— незнание или непонимание законов населением, что позволяет должностным лицам произвольно препятствовать осуществлению бюрократических процедур или завышать надлежащие выплаты.

— нестабильная политическая ситуация в стране.

— отсутствие сформированных механизмов взаимодействия институтов власти.

— зависимость стандартов и принципов, лежащих в основе работы бюрократического аппарата, от политики правящей элиты.

— профессиональная некомпетентность бюрократии.

— кумовство и политическое покровительство, которые приводят к формированию тайных соглашений, ослабляющих механизмы контроля над коррупцией.

— отсутствие единства в системе исполнительной власти, то есть, регулирование одной и той же деятельности различными инстанциями.

— низкий уровень участия граждан в контроле над государством.

Можно все причины объединить в одну — «есть возможности для мошенничества, воровства и нет сурового наказания».

Можно долго и нудно рассуждать о причинах коррупции, разрабатывать противоборствующие механизмы и схемы, но в этом нет никакого смысла, поскольку есть множество успешно работающих систем на пример некоторых стран.

Как в странах мира борются с коррупцией

По сведениям национального антикоррупционного комитета (НАК), в год российская коррупция «добывает» примерно 300 млрд долларов, и большая часть этой суммы связана с выполнением госзакупок, распределением бюджетов, государственными, региональными и муниципальными фондами. Пока российские власти придумывают, как победить коррупцию, другие страны практикуют весьма успешные способы борьбы с ней.

Китай

Китайское антикоррупционное законодательство, пожалуй, является самым жестким в мире – за взятки или хищения госимущества чиновникам грозит смертная казнь. За последние годы высшая мера наказания в КНР была применена к десяти тысячам госслужащих. Кроме того, нередки случаи, когда китайским чиновникам, попавшимся на взятки, отрубали руки.

Однако крайние меры являются не единственным методом борьбы с коррупцией – китайцы посещают специальные курсы, на которых их учат, как бороться с соблазном брать взятки. Госслужащие медитируют, участвуют в восточных единоборствах и занимаются силовыми упражнениями. Кроме того, в Поднебесной разработали онлайн-игру, пользователям которой для победы необходимо уничтожить группу коррумпированных чиновников вместе с их родственниками.

Ни для кого не секрет, что запретный плод сладок, поэтому китайские госслужащие нередко идут на необычные шаги, чтобы обогатиться за счет своих служебных полномочий. Власти КНР запретили чиновникам принимать в дар биржевые акции, покупать недвижимость и автомобили по подозрительно низким ценам, договариваться об устройстве на престижную работу после ухода из государственных структур.

Гонконг

Расположенный рядом с Китаем Гонконг тоже может похвастаться заслугами в области борьбы с коррупцией – раньше практически весь госсектор страны был завязан на коррупции. Победить взяточничество гонконгским властям удалось благодаря нескольким эффективным мерам: во-первых, госслужащим пришлось доказывать, что вся недвижимость, роскошные автомобили и остальные дорогостоящие предметы были куплены на честно заработанные средства. Если чиновник оказывался нечистым на руку, его ждала тюрьма и конфискация имущества.

Во-вторых, в государстве создали независимую комиссию по борьбе с коррупцией, работникам которой изначально установили высокие зарплаты, чтобы у них не было соблазнов брать взятки. Комиссия занимается не только выявлением коррупционеров, но и проводит профилактические работы по предотвращению получения мзды.

И, наконец, жителям Гонконга и представителям СМИ дали реальную возможность жаловаться на взяточников – обычным гражданам разрешили помогать антикоррупционной комиссии, а журналистов допустили до дел любого госслужащие. Регулярно появляющиеся на страницах газет сообщения о чиновниках-коррупционерах сделали свое дело – население поверило, что в стране действительно борются со взяточничеством, а мздоимцы, от греха подальше, решили отказаться от сомнительных денег.

Сингапур

В рамках борьбы с коррупцией в Сингапуре был введен ряд эффективных мер, а именно: повышена независимость судебной системы, ужесточено уголовное наказание за взяточничество, увеличена зарплата судей, а также введены санкции за дачу взятки. Также один из распространенных методов борьбы с коррупцией «по-сингапурски» — например, на таможне в случае получения взятки одним сотрудником поголовно увольняли весь коллектив.

Если высокопоставленный сингапурский чиновник попался на взятке, его дело рассматривается в особом порядке. В стране даже был введен особый юридический термин – презумпция коррумпированности. Иными словами, если госслужащий подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями, он заведомо виновен, и будет таковым считаться до того момента, пока не сможет доказать свою непричастность к коррупционным делам

Голландия

Голландия является страной с наиболее низким уровнем коррупции. Для того чтобы достичь подобного успеха, нидерландским властям пришлось принять несколько антикоррупционных мер. Так, местным чиновникам, попавшимся на взятке, запрещается работать в государственных организациях, также они лишаются всех социальных льгот и гарантий.

Чтобы определенную должность не занял потенциальный коррупционер, в Голландии организована специальная система подбора персонала. Кроме того, в крупных ведомствах, сотрудники которых могли бы злоупотреблять своими полномочиями, существуют службы внутренней безопасности, которые следят за действиями чиновников и выявляют их ошибки.

Эффективной мерой в борьбе с коррупцией является разрешение СМИ обнародовать случаи взяточничества и проводить расследования.

Кроме того, голландских чиновников, на которых не пала тень подозрения в коррупционных деяниях или сообщивших о злоупотреблении должностными полномочиями своих коллег, материально поощряют.

Швеция — ставка на честность.

Традиционно Швеция считается страной с низким уровнем коррупции. Об этом свидетельствуют и ежегодные исследования международного антикоррупционного движения «Трансперенси Интернешнл». Швеция по индексу восприятия коррупции(ИВК), как правило, занимает 3-4 место в рейтинге, что, говорит о том, что значимость этой проблемы для общества ничтожна. (Россия на 119 месте)

До середины XIX века в Швеции коррупция процветала. Одним из следствий модернизации страны стал комплекс мер, нацеленных на устранение меркантилизма. С тех пор государственное регулирование касалось больше домашних хозяйств, чем фирм, и было основано на стимулах (через налоги, льготы и субсидии), нежели на запретах и разрешениях. Был открыт доступ к внутренним государственным документам и создана независимая и эффективная система правосудия. Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала социальной нормой среди бюрократии. Зарплаты высокопоставленных чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12—15 раз, однако с течением времени эта разница снизилась до двукратной. На сегодняшний день Швеция по-прежнему имеет один из самых низких уровней коррупции в мире.

Америка

Пристальное внимание вопросу коррупции уделено и в Штатах – американское законодательство предусматривает серьезное наказание за взяточничество в виде штрафа, в три раза превышающего размер взятки, а в некоторых случаях и лишение свободы сроком до 15 лет.

Стоит отметить, что в законодательстве США прописана отдельная статья об уголовной ответственности, грозящей руководству банков, предоставившему ссуды или денежные «подарки» представителям инспекторской комиссии, занимающейся проверкой финансовой организации. Банкирам грозит тюремное наказание сроком до года или штраф в размере суммы ссуды или «подарка». Аналогичное наказание предусмотрено и для инспектора, покусившегося на легкие деньги.

Если американский чиновник попался на получении подарка в какой-либо форме от любого лица, рассчитывающего на положительное решение его вопроса, госслужащему грозит уголовное наказание. Работники госструктур США обязаны докладывать в соответствующие органы обо всех замеченных фактах злоупотребления должностными полномочиями. Чиновникам, назначенным главой государства, запрещается принимать любые подарки во время всего срока службы.

Кроме того, госслужащие обязаны декларировать все расходы за прошлый год: полный заработок, проценты по вкладам, оплату транспортных расходов, проценты по вкладам и т.д.

Из истории коррупции в России

В Московском государстве XVI—XVII вв. существовал запрет только на посулы — взятки судьям.

До петровских преобразований государственные чиновники жили благодаря «кормлениям», то есть на средства, поступающие от лиц, заинтересованных в их деятельности.

О понятиях простого народа свидетельствует множество поговорок и пословиц о взятках и взяточниках. Вот некоторые из них:

  • Не подмажешь — не поедешь.
  • Суд прямой, да судья кривой.
  • Судьям то и полезно, что в карман полезло.
  • Всяк подьячий любит калач горячий.
  • Не ходи в суд с одним носом, а ходи с приносом.
  • Земля любит навоз, лошадь — овес, а судья — принос.
  • Пред Бога — с правдой, а пред судьей — с деньгами.

Только народное восстание могло заставить царя наказать высокопоставленных мздоимцев. Так, в 1648 г. в Москве случился Соляной бунт, который закончился пожарами и гибелью мирных жителей. Для усмирения волнений царю пришлось казнить двух особо ненавистных народу коррупционеров — главу Земского приказа Плещеева и главу Пушкарского приказа Траханиотова.

С 1715 года получение взятки в любой форме стало считаться преступлением, так как чиновникам стали платить фиксированную зарплату.

При Петре Первом государство, построив сложный канцелярский аппарат с большим количеством чиновников, не имело достаточно средств, чтобы содержать его. Не получая жалованья, которое из-за постоянных войн часто задерживали или не выплачивали вовсе, многие чиновники, особенно низших классов, откровенно бедствовали, поэтому взятки нередко были для них единственным способом выживания.

Вскоре после смерти Петра I нехватка средств заставила правительство Екатерины I вернуться к прежней системе обеспечения, предусматривавшей работу канцелярских служащих в городах без жалования с позволением «брать акциденцию от дел». Акциденции в переводе с латинского — «побочные доходы» от добровольной мзды челобитчиков, то есть взятки. Таким образом, «кормление от дел» вновь стало для госслужащих единственным способом существования.

Зарплату чиновникам выдавали ассигнациями, то есть бумажными деньгами, покупательная способность которых не сильно отличалась от серебряного денежного эквивалента.

Однако в конце XVIII — начале XIX в. ассигнации начинают обесцениваться, и, соответственно, прожить на чиновничье жалованье становится все сложнее. Единственным, на что могли рассчитывать чиновники в таком положении, были взятки. Таким образом, государственная власть вновь переложила большую часть расходов по содержанию приказного аппарата на плечи населения, вместо того, чтобы реформировать систему управления по образцу западных абсолютистских монархий.

В Своде законов Российской империи, утверждённом при Николае I в 1830-е годы, взяточничество подразделялось по тому, происходило ли получение неправомерных преимуществ за совершение законных действий («мздоимство») или незаконных действий («лихоимство»).

После принятия в 1845 г. «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» суды над чиновниками впервые в истории России стали достаточно обыденным делом: так, в 1853 году под судом находилось 2540 чиновников.

В Советском Союзе было гораздо больше чиновников, чем до революции: на 1000 жителей в 1922 г. их было 5,2 (для сравнения — в 1913 г. — 1,63); в 1928 — 6,9; в 1940 — 9,5; в 1950 — 10,2; в 1985 — 8,7. Соответственно, и возможностей для коррупции стало гораздо больше, чем прежде.

Поначалу взяточничество признавалось контрреволюционной деятельностью, и Уголовный кодекс 1922 года предусматривал за это преступление расстрел. Несмотря на жёсткость уголовных норм, в судебной системе и правохранительных органах коррупция, благополучно перекочевав из царской России, продолжила своё существование и развитие буквально с первых дней советской власти.

При Сталине взятки брали и деньгами, и натурой. Коррупция затронула высшие слои судейского сообщества.

В 1948-49 гг. в СССР прошли три закрытых судебных процесса по коррупции. Из доклада прокурора СССР Григория Сафонова руководству страны следовало, что вся советская судебная система снизу доверху поражена коррупцией.

Виток развития коррупции пришелся на вторую половину срока нахождения Брежнева у руля страны. Его стиль руководства со склонностью к внешним проявлениям власти, к распределению кормушек, снисходительное отношение к недостойному поведению некоторых ближайших родственников и выдаче наград даже самому себе стимулировал и других следовать также. Руководители среднего уровня теперь уже не удовлетворялись служебной дачей, но, запуская руки в государственную казну, строили личные загородные дома, оформляя их на имя детей или внуков. Атмосфера брежневской эпохи благоприятствовала предосудительному поведению, действуя разлагающе на все слои населения.

В СССР до начала 80-х годов тема коррупции открыто не поднималась. Простым гражданам навязывалось мнение, что коррупция для социалистического строя является нехарактерным явлением и присуща только буржуазному обществу. О том, что с середины 50-х годов до 1986 г. регистрируемое в уголовной практике взяточничество возросло в 25 раз, как противоречащий этой догме факт, не сообщалось.

Борьба со взяточничеством и злоупотреблениями органов власти активизировалась с приходом на пост Генсека Юрия Андропова в 1983 г.; тогда были начаты знаменитое «хлопковое» дело и дело Моспродторга, по которому был расстрелян директор Елисеевского гастронома Юрий Соколов.

Название «Хлопковое дело» не вполне точное, поскольку злоупотребления и приписки в хлопковой промышленности Узбекистана — лишь одно из составляющих антикоррупционных расследований, проводившихся тогда в Узбекистане. Некоторыми источниками продвигается название «Узбекское дело» — с намёком на то, что, как утверждается, «ментально» население Узбекистана склонно к коррупционным преступлениям, и эта республика одна из немногих, если ни единственная пораженная коррупцией в могучем Советском Союзе. Руководители следствия Гдлян и Иванов, напротив, считали, что это дело должно бы именоваться «Кремлёвское», тем самым демонстрируя реальный источник коррупции и разложения СССР.

«Каждый год Узбекистан отчитывался перед государством тремя миллионами тонн хлопка. А на деле — не поставлял и половины. Ну, в общем, приписка, обман… В 83-м Андропов звонит Рашидову: „Шараф, 3 миллиона тонн будет?“ — „Будет, Юрий Владимирович“. И вот уже октябрь, а сдали только 20 % от намеченного. Тогда Рашидов собирает глав районов на актив: „Почему не сдаёте?“ Молчат. Знают же, что хлопка нет. За три последующих дня на машине он объехал пол-Узбекистана — нет хлопка в республике. А вернулся в Ташкент, опять звонок Андропова: „Шараф, ну что, будет хлопок? Смотри, принимай меры. Если нет, учти, будешь иметь дело со мной“. В тот же день Рашидов поехал домой и застрелился.»

Всего было возбуждено 800 уголовных дел, по которым было осуждено на различные сроки лишения свободы свыше 4 тыс. человек.

В 70-е — 80-е годы на бытовом уровне, с нарастанием дефицита товаров, и в частности товаров качественных, модных и современных, коррупция пустила наиболее глубокие корни в системе торговли. Престижными становятся профессии грузчиков и рубщиков мяса, в народе ценилось знакомство с работниками торговли и посредниками, имеющими на них выход («сидели на дефиците»). Этот порок высмеивался в сатирических рассказах, выступлениях юмористов со сцены, в кинокомедиях, но оставался неискоренимым до будущей либерализации цен 90-х.

В эпоху перестройки коррупция в высших эшелонах власти стала одной из наиболее резонансных тем. Всесоюзную популярность приобрели московские следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, расследовавшие «хлопковое» дело ещё при Андропове. В 1989 году после открытого заявления о взяточничестве в Политбюро, оба были отстранены от следственной работы за клевету, исключены из КПСС.

В современной России

koruptciaВ 1998 году доктор юридических наук Н. И. Матузов отмечал, что «привилегии, злоупотребления, коррупция современных начальников приобрели такие формы и масштабы, которые даже и не снились партгосчиновникам советского периода».

В начале 1999 года заместитель генерального прокурора России Ю. Я. Чайка заявил, что Россия входит в десятку наиболее коррумпированных стран мира и что коррупция является одной из самых деструктивных сил в российском государстве.

Журналист Марк Симпсон в британской газете «The Guardian» писал, что во время президентства Ельцина в России наблюдалась такая широкомасштабная коррупция и бандитизм, какие не знали аналогов в истории.

На момент избрания Путина президентом в 2000 году высшие органы власти были коррумпированы практически на 100 %: поэтому олигархи не только не считали нужным платить налоги в бюджет, но и лоббировали разрушающие государство законы. Весь первый срок Путина прошёл в борьбе с олигархами за власть в стране, которая после громкого дела Ходорковского завершилась убедительной победой государства. Нефтяные компании начали выплачивать налоги и пошлины в полном объёме, а коррупция перешла из открытой в скрытую фазу.

В качестве стратегии борьбы с коррупцией была выбрана прозрачность, а также усиление контроля за доходами и расходами госслужащих. В июле 2005 года Путин подписал знаменитый Федеральный закон № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд». Согласно этому закону вся информация о госзакупках должна была размещаться в интернете — чтобы лица с активной гражданской позицией и отодвинутые от кормушки предприниматели могли бы легко выводить на чистую воду коррупционеров. Закон заработал в полную силу к началу десятых годов. После ряда громких скандалов с разоблачением коррупционных закупок чиновники осознали, что теперь за их тратами следят гораздо пристальнее, чем раньше..

Государственный бюджет при Путине стал одним из самых прозрачных в мире. По итогам 2012 года в рейтинге прозрачности бюджетов, составленном организацией International Budget Partnership, Россия заняла 10-е место (из 100 исследованных стран), опередив такие государства, как Германия, Испания и Италия.

Мне всегда казалось, что сложней всего выявить коррупционера и доказать его вину. А на практике, сложней всего оказалось наказать, посадить коррупционера. Приведу несколько незабываемых примеров:

— Дело в отношении бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова. Следователи обвинили его в халатности при строительстве дороги к базе отдыха в Астраханской области, но через несколько месяцев он был амнистирован, а дело закрыто.

— Дело в отношении бывшего министра юстиции Валентина Ковалева. Ковалев и его помощник Андрей Максимов были в 2001 году признаны судом виновными в хищении вверенного имущества и неоднократном получении взяток в крупном размере по статьям 160 и 290 УК РФ. Следственный комитет при МВД России установил, что экс-министр присвоил себе более 740 миллионов неденоминированных рублей. Объем уголовного дела Ковалева составляет 51 том. Срок наказания Ковалеву составил 9 лет условно с испытательным сроком на 5 лет.

— Самым громким делом 2011—2012 гг. стало «игорное дело» о масштабном нелегальном игорном бизнесе в Подмосковье, которое «крышевали» прокуроры области, однако к концу второго года расследования из полутора десятков обвиняемых по этому делу за решеткой в России не осталось ни одного.

Несмотря на ряд крупных коррупционных скандалов в России, где фигурантами дел становились чиновники и представители высших эшелонов региональной власти, борьба с коррупцией продолжается. По данным главы Следственного комитета России Владимира Маркина, ущерб от коррупционных преступлений в России составляет около 40 миллиардов рублей в год, что значительно меньше, чем в Евросоюзе. За первую половину 2015 года в России было возбуждено около 11,5 тысячи дел по обвинениям в коррупции, в суд направлено около 6,5 тысячи.

Вместе с тем, показалось странным решение президента Путина, утвердивший 9 марта 2015 года поправки в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы РФ, снижающие минимальные штрафы за получение и дачу взятки.

На фоне всего этого с умилением читаешь декларацию о доходах членов правительства и Администрации президента РФ за 2015 г.:

Среди членов кабинета больше всех по итогам 2015 г. задекларировал министр РФ по работе с Открытым правительством Михаил Абызов — 455 млн 580 тыс. руб. Вместе со своей супругой он лидирует также по совокупному семейному доходу, который составил 456 млн 258 тыс. руб. Наименьший заработок указал глава Минкомсвязи Николай Никифоров — 5 млн 788 тыс. руб.

Среди членов семей вице-премьеров и министров первое место принадлежит Зумруд Рустамовой, жене зампреда правительства Аркадия Дворковича, — 141 млн 390 тыс. руб.

Три министра правительства РФ владеют недвижимостью за рубежом. Вице-премьер Александр Хлопонин совместно с супругой имеет земельный участок и дом в Италии. Министру по делам Северного Кавказа Льву Кузнецову принадлежат земля, жилой дом и квартира во Франции (вместе с женой), зампреду кабинета Ольге Голодец — доля в квартире в Италии и часть дачи в Швейцарии.

По итогам 2015 г. самый высокий доход в Администрации президента РФ задекларировал Вячеслав Володин, первый заместитель руководителя Администрации, — 87 млн 99 тыс. руб. В собственности у него находятся 12 объектов недвижимости, еще три — в пользовании, однако нет ни одного автомобиля. Меньше всех заработал заместитель секретаря Совета безопасности РФ Рашид Нургалиев — 4 млн 857 тыс. руб. При этом у него также нет автомобилей, а из объектов недвижимости — только земельный участок и квартира в долевой собственности.

Лидером по совокупному доходу стала семья пресс- секретаря президента РФ Дмитрия Пескова — 125 млн 775 тыс. руб. Большая часть из этой суммы — 89 млн 39 тыс. — была заработана супругой Пескова Татьяной Навкой. Она же является единственной владелицей иностранной недвижимости среди членов Администрации президента и их семей — квартиры в США. У жены помощника президента Андрея Фурсенко в декларации также указана недвижимость за границей (апартаменты, автостоянка и подсобное посещение в Латвии), однако она находится не в собственности, а в пользовании. Более подробно о доходах чиновников читайте здесь.

Вспоминается комментарий актера Михаила Пореченкова:

« — Даже если заставить наших чиновников декларировать доходы всех своих родственников, это все равно ничего не изменит. Просто будет больше бумаг и волокиты. Те, кто хотят и умеют прятать свое богатство, будут это делать, какие барьеры им ни создавай. Будут записывать имущество на третьих лиц или найдут иные лазейки скрыть истинные доходы. Эти механизмы так давно и так хорошо отработаны, что бороться с ними невозможно, так же, как невозможно изменить сознание наших чиновников.»

***

Подводя итог, хочется все-таки ответить на 3 самых главных вопроса — Как побороть коррупцию в России? — Сделать ставку на честность, как в Швеции? Применить китайский подход с высшей мерой наказания? Подключить как в Гонконге обычных граждан и представителей СМИ, разрешив помогать антикоррупционной комиссии? Или что-то среднее между жесткостью и суровостью наказания на примере Объединенных Арабских Эмиратов, где чиновникам, пойманным при получении взятки, отрубают руку?

Почему власть не борется с коррупцией? Эффективных методов, как мы уже выяснили, много. Или потому, что это бьёт по её карману?

«Что будет, если все вдруг перестанут брать взятки? Точно апокалипсис. Половина народа окажется без водительских удостоверений и, соответственно, без работы. Бизнесмены начнут платить только белую зарплату, на которую можно прожить не больше недели…» (Андрей Кивинов. «Ночь Накануне»)


В статье использованы материалы следующих источников: aif.ruria.ru, Википедия.

Читайте также:

САМЫЕ ВОСТРЕБОВАННЫЕ ПРОФЕССИИ РОССИИ

ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ: «Я ЗАНИМАЮСЬ РУСЬЮ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ И НЕТ ДЛЯ МЕНЯ НИЧЕГО ДОРОЖЕ, ЧЕМ РОССИЯ»

ИВАН ЕФРЕМОВ: «ПОКОЛЕНИЯ, ПРИВЫКШИЕ К ЧЕСТНОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ, ВЫМРУТ»

КАК СТРОЯТ ДОРОГИ В РОССИИ, ЕВРОПЕ, АЗИИ И США

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. «Правда при Сталине брать перестали мы, но от времён тех господь упаси ….» из песен Асмолова
    Полная Конфискация , Возмещение ущерба и «стенка» — через какой-то период, вопрос буде решён .
    Но для этого нужно : зарплату по труду, чёткий учёт и контроль данной работы и оплаты ! ! !

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ