С Сергеем Сикорским я познакомился на ежегодном вертолётном форуме HELIRUSSIA-2012. С первой минуты знакомства меня потрясло поразительно жизнелюбие этого человека, его открытость и непосредственность. Он категорически отказался говорить банальности о себе, отдав предпочтение семейным воспоминаниям. Сергей Сикорский — о великом авиаконструкторе Игоре Сикорском: сын за отца.

Рожденный в Нью-Йорке и выросший в Коннектикуте, Сергей Сикорский с детства  наблюдал, как разрабатываются и собираются воздушные суда компании Игоря Сикорского. На его памяти – создание знаменитого Sikorsky «Clipper Ships», пионера трансатлантических и транс-тихоокеанских маршрутов Pan American.

sikorskii-min

Сергей помнит, как  дом  Сикорских посещали генерал «Jimmie» Дулитл, семьи Линдберг, Роско Тернер, капитан Рикенбакер и многие другие авиационные знаменитости. В конце 30-х годов Сергей стал ярым приверженцем разработки и развития проекта первого успешного вертолета Игоря Сикорского VS-300 и летал на нём в качестве пассажира со своим отцом.

Во время Второй Мировой войны Сергей Игоревич служил в американской объединенной наземно-морской прибрежной эскадрилье по разработке вертолетов; участвовал в разработке, тестировании и сертификации спасательной лебедки, носилок для авиационной скорой помощи и в других проектах. Кроме этого, был вовлечен в организацию учебных курсов для пилотов и механиков  американских и объединенных вооруженных сил (RAF, RNZAF, Fleet Air Arm) когда и был послан от эскадрильи на обучение пилотированию вертолетов, участвовал в самых первых поисково-спасательных вертолетных операциях.

По окончании Второй мировой войны Сергей Сикорский закончил университет Флоренции в Италии, получив степень в области изящных искусств. Затем вошел в United Aircraft (сегодня — United Technologies), последовал ряд назначений в Европе и на Дальнем Востоке, продолжившихся в течение 20 лет и завершившихся совместным с вооруженными силами Германии производством транспортного вертолета Sikorsky CH-53G.

В 1975 году Сергей Сикорский вернулся на Sikorsky Aircraft, приняв на себя ряд задач в сфере внутринациональных и международных маркетинговых программ. На пенсию он ушел в середине 1992 года как вице-президент по особым проектам, однако остается включенным в работу в качестве консультанта.

Сергей Сикорский является членом ряда авиационных ассоциаций, работает приглашенным лектором в ряде европейских университетов и является обладателем многих наград, в том числе медали Итальянского Института Навигации, бронзовой медали Шведского Королевского Авиационного Общества Thulin и почетной докторской степенью по управлению в авиации от  Авиационного Университета Embry-Riddle.

Он говорит на нескольких иностранных языках и в его хобби входят воздухоплавание, лодочный спорт, подводное плавание и классическая музыка. Но сегодня он вспоминает о своём знаменитом отце, Игоре Ивановиче Сикорском, конструкторе первых вертолетов, изобретателе, пилоте, философе.

Игорь Иванович Сикорский был младшим ребёнком в семье известного психиатра, профессора Киевского университета на кафедре душевных и нервных болезней — Ивана Алексеевича Сикорского (1842—1919) — и Марии Стефановны Сикорской (урождённой Темрюк-Черкасовой).

С 1903 по 1906 год учился в петербургском Морском училище. В 1907 году поступил в Киевский политехнический институт, где с 1905 года существовала «Воздухоплавательная секция» механического кружка, организованная профессором Н. Артемьевым, учеником Н. Е. Жуковского. В 1908 году из секции выделился кружок математика и энтузиаста воздухоплавания Н. Б. Делоне, членом которого и стал Сикорский.

sikorskii-igori

В 1908—1911 годах построил свои первые два простейших вертолёта соосной схемы без автомата перекоса. Грузоподъёмность построенного в сентябре 1909 года аппарата достигала 9 пудов. Он был представлен на двухдневной воздухоплавательной выставке в Киеве в ноябре того же года. Ни один из построенных вертолётов не смог взлететь с пилотом, и Сикорский переключился на постройку самолётов.

— В январе 1910 года испытал аэросани собственной конструкции.

— В 1910 году поднял в воздух первый самолёт своей конструкции С-2.

— В 1911 году получил диплом лётчика.

— В 1912—1914 годах создал самолёты «Гранд» (Русский витязь), «Илья Муромец», положившие начало многомоторной авиации.

— 27 марта 1912 года на биплане «С-6» Сикорскому удалось установить мировые рекорды скорости: с двумя пассажирами на борту — 111 км/ч, с пятью — 106 км/ч.

Из Иллюстрированного журнала «Искры» от 29 июня 1914 года:

«Перелёт Петербург—Киев. 17 июня, в 11 часов утра, в Киев прилетел на своем знаменитом «Илье Муромце» И. И. Сикорский. Кроме механика В. Панасюка, с ним летели два будущих первых командира аэропланов типа «Илья Муромец» — лётчик петербургской авиационной роты капитан Х. Ф. Прусис и морской лётчик лейтенант Г. И. Лавров. Благодаря белой ночи полёт начался при прекрасных условиях, но вскоре поднялся сильный встречный ветер, вследствие чего вместо нормальной скорости — 100 верст в час, — «Илья Муромец» ограничился скоростью в 70 верст. Первую остановку он сделал в Орше, а вторую, вследствие порчи бензинопровода, — на станции «Копысь».

avia_110-min

Вообще условия перелёта были неблагоприятны. «Илья Муромец» реял всё время в грозовых тучах. Два часа пришлось лететь под проливным дождём и при встречном ветре. «Илья Муромец» поднимался на высоту 1300 метров, чтобы очутиться выше облаков. Летели под ярким солнцем, совершенно не видя земли. Удача перелёта лишний раз доказала выносливость «Ильи Муромца». Не видя земли, лётчики ориентировались по компасу. Близ Киева лётчики сделали «вылазку», пробившись сквозь густые тучи к земле. Оказалось, что Киев был уже позади них. Пришлось повернуть обратно к аэродрому. Расстояние 1020 вёрст покрыто в 13 часов 10 минут.

Сикорский с товарищами оставался в Киеве до 26 июня, причём сделал несколько полётов над Киевом. Во время одного из полётов в числе пассажиров были сестра Сикорского, его дядя, вице-председатель киевского общества воздухоплавания Марков и другие. Полёт, совершённый на высоте 1400 метров, наблюдался буквально всем городом, высыпавшим на балконы и крыши».

На протяжении двух лет аэропланы Сикорского завоёвывали главные призы на состязаниях военных самолётов. Особое внимание уделено улучшению аэродинамических характеристик — хвостовая ферма была заменена на удобообтекаемый фюзеляж.

Модернизированный таким образом самолёт С-6а заслужил большую золотую медаль московской воздухоплавательной выставки в апреле 1912 г.

В 1915 году Сикорский создал первый в мире серийно выпускавшийся истребитель сопровождения — С-XVI для совместных действий с бомбардировщиками «Илья Муромец» и охраны их аэродромов от самолётов противника. Последующие конструкции Сикорского — истребители С-XVII, C-XVIII не были удачными и существовали лишь в опытных экземплярах.

s16
Cикорский С-16 истребитель сопровождения

18 февраля 1918 года Сикорский с семьёй через Архангельск выехал из России сначала в Лондон, а потом в Париж. В Париже он предложил свои услуги французскому военному ведомству, которое дало ему заказ на постройку 5 бомбардировщиков. Однако после перемирия 11 ноября 1918 года заказ за ненадобностью был аннулирован, и на этом авиаконструкторская деятельность Сикорского во Франции прекратилась.

В марте 1919 года Сикорский перебрался в США, поселился в районе Нью-Йорка, первое время зарабатывая преподаванием математики.

— Я был в Киеве года два назад, — говорит Сергей Игоревич Сикорский. — Красивейший старинный город! Вспоминая о нем, отец всегда говорил: «Киев — мать городов русских». Но после эмиграции не приезжал на родину больше ни разу. О том, чтобы вернуться, не могло быть и речи. Это было опасно. После революции страна очень изменилась. Убежден, если бы Игорь Иванович остался, его бы уничтожили, как, например, директора завода, где строился отцовский самолет «Русский витязь». Узнав о том, что его хотят расстрелять, папа тут же уехал в Америку.

А мой первый визит в Киев состоялся лет тридцать назад. Меня пригласил известный авиаконструктор Олег Антонов. Дело было так. Я тогда приехал на авиационно-техническую выставку в Москву. Олег Константинович узнал об этом и послал навстречу своего помощника. Едва я спустился с трапа самолета, тот меня тут же «цапнул» и увез в Киев, где я гостил два дня. Потом меня «вернули» в Москву, я выступил на выставке и улетел домой, в США. С тех пор в Киеве был раз шесть. И каждый раз приезжая в этот красивый старинный город, испытываю теплые чувства. Мне все здесь интересно, люблю прогуляться киевскими улочками, подышать воздухом, который мне кажется особенным. К слову, в нашей семье до сих пор все очень любят украинский борщ и вареники с разной начинкой.

— Дом, в котором жил ваш отец, располагался в историческом центре Киева — на Ярославовом Валу. Вы заходили в него?

— Это здание я видел. Оно в неприглядном состоянии. Фактически руины… Дом многое повидал на своем веку. В том числе слезы и горе его обитателей. Спустя полгода после революции комиссия рабочих и крестьян выбросила из него сестру моего отца с детьми. Им выделили малюсенькую квартирку, а в их доме поселились комиссары.

— Вы не хотели бы купить этот дом и отреставрировать?

— Думаю, сейчас получить его было бы непросто. Наверняка есть много желающих приобрести недвижимость в данном месте.

— У вас остались родственники в Киеве?

— В Киеве и в Украине — нет, а вот в России представители нашего рода живут по сей день.

— Каким вы запомнили своего отца?

— Папа умер в возрасте 83 лет, но, что удивительно, я его никогда не воспринимал как старого человека. Он был замечательным отцом и очень разносторонней личностью: философом, инженером, первоклассным летчиком. Его интересовало многое: литература, классическая музыка, история, астрономия, богословие… Да и сама жизнь была очень интересной, насыщенной. Создав машины, которые смогли летать, отец сумел воплотить то, что казалось в его время неосуществимым, фантазией и фантастикой одновременно.

— Правда ли то, что в 15 лет ему приснился некий вещий сон, в котором он увидел себя в полете?

— Это действительно произошло фактически за два года до того, как впервые на экспериментальном самолете поднялись в воздух американские братья Райт. Тот сон оставил столь сильное впечатление, что отец уже никогда после этого не сомневался в том, что будет летать. Воспринял увиденное как знак свыше. Его интерес к проектированию воздушных судов начался еще в детстве — с романов Жюля Верна и рисунков инженерных механизмов Леонардо да Винчи, который мечтал построить летательный аппарат. Эти рисунки папе, когда ему было восемь лет, показала его мама, моя бабушка. А спустя десять лет мой отец построил в Киеве свой первый вертолет. Через год — еще один. Но они так и не смогли взлететь: не хватало мощности тех двигателей. И тогда он переключился на создание самолетов.

В 1913 году построил первый четырехмоторный самолет — «Русский витязь» («Гранд»), — и его имя сразу же прогремело по всему миру. Работу отца высоко оценил император Николай II, вручив ему серебряные часы. Затем был создан пассажирский самолет «Илья Муромец», на котором отец совершил полет из Петербурга в Киев и обратно. К слову сказать, Игорь Сикорский научился летать самостоятельно.

— Это ведь было весьма рискованно…

— Большой риск был поначалу — первопроходцам всегда сложно. Но отец особого страха не испытывал. Папа был глубоко религиозным человеком. Он верил в Бога, и Господь хранил его. Кстати, мой прадед был священником.

— В 1918 году Игорь Сикорский эмигрировал в США, где пришлось все начинать практически с нуля.

— Первые годы действительно были невероятно трудными, но отец вернулся в авиацию. Это стало возможным благодаря поддержке соотечественников-эмигрантов, которые верили в его талант и успех дела.

В 1924 году ему помог деньгами знаменитый пианист Сергей Рахманинов. Он дал отцу 5 тысяч долларов, сказав, что возвращать их не к спеху. Это были немалые деньги по тем временам. Отец купил на них два подержанных двигателя по полторы тысячи долларов за каждый, арендовал за тысячу долларов ангар для техники. Немалые средства требовались для закупки топлива. Но уже через три года смог вернуть эти деньги с прибылью в 25 процентов.

Удалось создать целую серию знаменитых машин. Дела пошли в гору. В 1929 году Игорь Сикорский увлекся идеей построить самолет-«амфибию» — машину, которая могла бы взлетать как с твердой, так и с водной поверхности. Ее успех дал еще один толчок. Компании отца наконец-то посыпались заказы. Были созданы самолеты с рекордной дальностью полета. Они летали из США на Филиппины, в Гонконг.

— Самолеты и вертолеты Игоря Сикорского устанавливали рекорд за рекордом — по высоте, продолжительности полета, скорости…

— Да, это так. Машины, созданные отцом, использовались во время войны и после — в гражданских целях. Однако самой почетной и благородной миссией своих вертолетов отец считал спасение людей. Известно, что благодаря этим машинам помощь вовремя получили более миллиона жителей планеты, которые оказались в экстремальных обстоятельствах. Отцовские вертолеты спасали людей в Японии, Индии, Италии и многих других странах мира. Сегодня существует специальная премия Сикорского, которой награждают героев-спасателей.

— Игорь Иванович считал своим долгом помогать соотечественникам. Созданную им в США компанию называли Меккой для русских эмигрантов…

— Действительно, там находили работу тысячи наших соотечественников, переехавших в Америку. К слову, сегодня в компании трудится многонациональный коллектив: русские, итальянские, французские, американские, китайские инженеры. Наши вертолеты популярны во всем мире. Ими пользуются президенты, короли, знаменитости, потому что это удобный и надежный транспорт. Мы не стоим на месте, постоянно развиваемся, предлагаем миру инновации.

— К концу жизни ваш отец стал миллионером?

— Нет, миллионером папа не был. Однако наша семья всегда жила удобно, без материальных проблем.

— Что сегодня в вашем доме напоминает об отце?

— Фотографии, книги и серебряные часы, подаренные отцу за его изобретательский талант царем Николаем II

— Вы их носите иногда?

— Нет. Эти часы — его память, его история.

— Среди детей и внуков есть продолжатели вашего дела?

— Внуки интересуются авиацией. И они уже прекрасные летчики, несмотря на то, что еще совсем молоды. Уверен, авиа-династия Сикорских на мне не прервётся.

sikorskii-turapin
HELIRUSSIA-2012, С.Сикорский, А. Турапин

Автор: Андрей Турапин

Читайте также:

КАК, КЕМ И КОГДА СОЗДАВАЛСЯ ВОЕННО — МОРСКОЙ ФЛОТ РОССИИ

ИНЦИДЕНТ В НЕБЕ 1960 ГОДА. КАК СБИВАЛИ АМЕРИКАНСКИЙ САМОЛЕТ

САМЫЕ ОПАСНЫЕ САМОЛЕТЫ РОССИИ ПО МНЕНИЮ США

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ