carskaya-nevesta
Строгая-строгая Мария Александровна, наш преподаватель истории музыки, говорила: «Хотите приобщить человека к опере, ведите его на «Царскую невесту» Римского-Корсакова».

Но из ее уст это не звучало как комплимент сочинению композитора. Хотя все его творчество – сплошной повод для уважения.

Николай Андреевич Римский-Корсаков  написал 15 опер. Для XIX века – это, пожалуй, рекордное количество. Для нашего века такой объем и вовсе немыслим.

Невероятно сложен процесс выведения в жизнь — на сцену —  каждого оперного произведения. 

rimskii-korsakov
Валентин Серов. Композитор Н.А.Римский-Корсаков. Портрет

Но вернемся в более благополучные (хотя и не безоблачные, по воспоминаниям Римского-Корсакова) времена «Царской невесты», в 1898 год.

Знатоки «учуяли» в этой опере некоторую уступку вкусу публики. Вкус публики всегда один: она любит, чтобы было интересно. А тут интересного бездна: и само время действия острособытийно (царствование Ивана Грозного, опричнина), и любовь безответная, и любовь ответная, и проклятое зелье.

Римский-Корсаков был большим ценителем русских традиций. Любимыми источниками сюжетом для будущих опер были для него памятные страницы истории и фольклор. Литературной основой «Царской невесты» стала одноименная драма Льва Мея. Автор опирался на собранные Н. Карамзиным сведения о третьей жене Ивана Грозного – Марфе Собакиной.

Положительных откликов на сочинение молодого тогда драматурга было много. Но все же звучали и упреки в мелодраматичности.

Возможно, найденное в этой пьесе сочетание исторического колорита, эмоциональной живости, накаленности действия и привлекло внимание такого серьезного музыканта, как Римский-Корсаков.

В опере, как и в пьесе, две основные линии – историческая и любовная. Равноценны они или не вполне, попробуем решить вместе. Для начала — попробую изложить переполненное страстями, острыми моментами содержание произведения.

…Опричник Григорий Грязной, «прославившийся» разнузданным нравом, полюбил Марфу, дочь купца Собакина. Но Марфа уже просватана за молодого боярина Ивана Лыкова. Вот-вот Иван и Марфа, нежно любящие друг друга, должны обвенчаться.

carskaia-nevesta
Марфа — Виктория Шевцова, Иван Лыков — Алексей Неклюдов. 19.02.2016. Фото — Даниил Кочетков

Грязной не обделен женской лаской. Его страстно любит Любаша: когда-то он, мимолетно увлекшись, похитил ее из дома. А она неожиданно полюбила злодея. Узнав, что Григорий влюблен в другую, Любаша теряет голову.

liubasha-carskaia-nevesta
Любаша — Валерия Пфистер. 19.02.2016. Фото — Даниил Кочетков

Ей было достаточно одного взгляда на соперницу, чтобы понять: Григория ей не вернуть – настолько хороша Марфа. Поддавшись безумному порыву, женщина бросается к Бомелию – то ли знахарю, то ли лекарю. Она решила отравить Марфу. Бомелий может изготовить такой яд, который губит человека медленно, постепенно.

Приходит к знахарю за помощью и Грязной: он хочет приворожить Марфу. Этот разговор слышит Любаша. И вот она совершила последний отчаянный шаг — подменила приворотное средство Григория на свое убийственное зелье.

carskaia-nevesta
Марфа — Елена Терентьева. Фото: Даниил Кочетков

Несчастная Марфа! Что убьет ее раньше – Любашина ревность или внимание царя? Ведь Марфу, в числе других юных красавиц, привезли к царю на смотрины. Кажется, что царское внимание привлекла другая девушка. В доме Собакиных рады, что Марфа останется с милым Ванюшей Лыковым. Пьют за счастье будущей четы. Среди гостей – терзаемый страстью Грязной. Он подсыпает зелье в чарку Марфы, не зная, что убивает ее. В это время входят царские гонцы с вестью: Марфе Собакиной быть невестой царя.

carskaia-nevesta
Марфа — Елена Терентьева, Григорий Грязной — Анджей Белецкий. Фото: Даниил Кочетков

Марфа чахнет в царских палатах. Ум ее помрачен. Она видит перед собой Ванюшу, разговаривает с ним. А вокруг разворачивается кровавая драма. По навету Грязного казнен Лыков. Грязной сам рад броситься на плаху, узнав, что это он невольно отравил Марфу. Закалывает в гневе Любашу, признавшуюся в подмене зелья. Она гибнет, любя своего Григория. Он, идя на смерть, прощается с покорившей его сердце Марфой. Марфа счастлива в своем, уже не здешнем, мире с Ванюшей.

…Любовный многоугольник? Да! Еще какой! Пару любовных эпизодов пришлось даже оставить «за кадром». Историческая правда? Да. Все вместе – потрясающая по силе воздействия драма человеческих страстей. Последнее слово в определении жанровой сущности этой оперы, конечно, принадлежит композитору.

Римский-Корсаков написал великолепную музыку, подчеркнул драматические контрасты, сделал более яркой, объемной линию любви. Историческая основа важна для него, но, скорее, как импульс, антураж. Не историческая правда, а безумие человеческих отношений, хрупкость человеческих судеб занимает его.

Мне кажется, если бы композитор захотел погрузиться в исторические глубины, больше внимания он уделил бы царю Ивану Грозному. Кто может быть колоритнее, мощнее на сцене? Но в «Царской невесте» царю отведена, по сути, минута сценического времени. Он на миг останавливается на улице, завороженный красотой Марфы. Более того: в этой опере Грозный даже не поет.

Мей в своей драме и вовсе обходится без царя, но его пьеса все же историческая – благодаря обилию подлинных исторических персон, серьезному акценту на пресловутой опричнине. Римский-Корсаков, если бы пожелал, мог «повольничать» и ввести развернутую сцену с царем. Примеров таких композиторских вольностей во благо оперы – множество. Многие композиторы, сочиняя исторические оперы, погружались в изучение летописей, архивных материалов.

Римский-Корсаков  предпочел погружение в другую стихию.

Что звучит эхом после просмотра или прослушивания оперы «Царская невеста»? Монологи главных героев – сольные номера Грязного, Любаши, Марфы. Если уж быть совсем точным, преследуют нас дивные музыкальные образы двух героинь.

Есть интересная особенность в операх Римского-Корсакова: женские вокальные номера в них написаны с такой любовью, что даже злодеек мы готовы пожалеть. А музыка, которую он написал для Любаши, делает наши сердца пластилиновыми.

Ну, кто выдержит, когда Любаша (ее партия доверена знойному меццо-сопрано) начинает рыдать на весь мир: «Все для тебя!», — а потом  почти шепчет, задыхаясь от слез, от несправедливости: «А ты меня покинул…».

Повезло с любовью композитора и Марфе (ее парию исполняет нежное сопрано). В своей первой арии – она радостная, чистая, звонкая, как полевой колокольчик. А финальный монолог можно сравнить с появлением безумной Офелии. Слова не могут заменить музыку, но они способны передать то, что чувствует в этот момент артистка, исполняющая партию Марфы:

galina-vishnevskaya
Галина Вишневская в 1959 году. Фото: РИА Новости/Шоломович

«В последнем акте я вижу себя <…> в бесконечном ослепительно-белом пространстве, где нет никого и ничего. <…> Мне необходим этот простор, этот слепяще-белый цвет внутри меня. Помогает создать в себе нужную мне мучительную напряженность, услышать в себе звенящую тишину… Тогда мне кажется, что из нее я могу послать мой голос, как лазерный луч, чтобы, пробив стены театра, он парил над всей вселенной, рассказывая о трагической судьбе Марфы – невесты царя Ивана Грозного».

Это признание великой Галины Вишневской.

Ясно, что «Царская невеста» Римского-Корсакова – не для тихого культурного досуга. Зато она убеждает в том, что опера может проникать в наши сердца, творить невообразимое с нашими представлениями о любви, ненависти, правде, лжи. Не имеет значения, о каком времени поведал нам композитор, – о далеком XVI веке или о родном и непонятном XXI.

Автор: Алевтина Бояринцева

Рекомендуем также:

Топ— 10 великих русских композиторов

О чём предупреждали великого композитора?

22 любопытных факта о русском балете

Анна Павлова — феномен русского балета

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ