Через двадцать с лишним лет, мы, уже обросшие семьями, детьми, всеми видами движимого и недвижимого хлама, насытившиеся авантюрами, все увидевшие и все попробовавшие, закажем столик в каком-нибудь дико пафосном ресторане с панорамным видом на Невский. Просто так, без всякого повода. Придем туда одновременно. Ну, или почти одновременно. На мне будет платье в пол василькового цвета, как на Водяновой в том непонятном фильме про влюбленных. И мои красивые русые локоны будут пахнуть ничем иным как Chanel №5.

Через 20 с лишним лет...

Ты в таком взрослом строгом костюме, с галстуком-бабочкой. У тебя уже будут начинать седеть виски, но по твоему развратному взгляду, которым ты провожаешь молоденьких официанточек можно будет узнать того 22-летнего мальчишку с моего старого палароидного снимка.

Мы закажем что-то с дурацким и непроизносимым названием, но при этом делая вид, что мы уже сотню раз это ели, и оно уже у нас в печенках сидит. Но как только официантка отойдет от нашего столика, я шепотом поинтересуюсь: «Там точно мяса нет?» Пока несут наш заказ, я буду капризным манерным голоском хныкаться:

«Представляешь, этот болван опять подарил мне розы! Ну неужели по мне видно, что я люблю розы?!» А в ответ обязательно услышу : «Тебе? Розы? Какой мерзавец! Бонни, гони его в шею! Я всегда говорил, что ты достойна самого лучшего!».

Потом ты пожалуешься на своего младшенького, мол, совсем не учится, разгильдяй, и не хочет читать книжки. И мы почти по-старчески начнем вспоминать, как были молоды, как строили планы, как плевали на эти планы и строили новые. Где-то на середине гурманского блюда ты напомнишь мне о какой-нибудь нашей шалости, и мы будем громко над ней смеяться, пугая благовоспитанных посетителей ресторана. После ужина мы поймаем такси и поедем на залив, предварительно купив в маленьком магазинчике шампанского.

На пустом пляже, в свете от луны и огней большого города, мы рассядемся прямо на камнях, опустив ноги в холодную воду. Будем поочередно передавать друг другу бутылку, смеяться, пытаться петь по памяти старые рокерские песни, перекрикивая чаек. Ближе к утру ты посадишь меня в такси, чмокнешь в лоб, попросишь быть умницей и позвонить тебе, когда доберусь до дома. И уже в такси по пути домой мне придет смс: «Мы такие особенные, Бонни! Мы всегда знали, где нам самое место!»

И каждый раз, сейчас и потом, когда кто-то будет пытаться мне доказать, что дружбы между мужчинами и женщинами не существует, я буду молча усмехаться, набирая тебе при этом сообщение: «Клайд, эти болваны действительно думают, что нас не существует!»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ