Книги Аркадия и Георгия Вайнеров – не из тех, что можно читать всегда и везде.

Причина первая. Писателям известны какие-то тайные рычаги читательского внимания. Ловко управляя им, они не позволяют оторваться от книги, пока не станет ясно имя преступника, жизненная перспектива следователя, раскрывшего дело, и не выведена мораль всей этой запутанной истории. Поэтому не рекомендую брать в руки романы или повести Вайнеров в период сессий или горящих сроков на работе.

Лишь в одной книге механизм манипуляции мне стал более-менее очевиден: как только в процессе расследования появляется ниточка, дающая надежду на быструю поимку Бандита, как — по воле авторов! — появляется улика, напрочь перечеркивающая версию. Все, читатель «на крючке». Это один из первых романов писателей – «Я, следователь…».

Причина вторая. Не советую читать Вайнеров тем, кто обладает чрезмерно развитым воображением. Поскольку пишут они не о самых изящных сторонах человеческой жизни, то на страницах книг появляются вещи, которые ум человека не всегда готов принять. Что творится с эмоциями и тем самым воображением – говорить не стоит. Не верите? Считаете, что после вампирской беллетристики вас ничего не впечатлит? Тогда прочтите вот этот скромный фрагмент из романа «Город принял!..»:

«- Слушай, дружок, тебе надо сходить в КПЗ, там Серостанов снова буянит.
— И без старшего следователя с ним нельзя разобраться?
— Можно, но Серостанов перекусил себе вену».

А вот и третья причина. Ни в коем случае нельзя читать книг Вайнеров тем ребятам и девушкам, которые, по настоятельным советам родителей, намерены поступать на юридический факультет. Кроме востребованности и относительной финансовой стабильности профессия юриста может «наградить» широким кругом впечатлений, не совместимыми с представлениями о стабильной, спокойной и – просто нормальной жизни. В этом Вайнеры очень убедительны. Оба юристы. Почти все их книги основаны на реальных событиях.

Есть такая профессия

Детство и юность Вайнеров были, наверное, обычными для рожденных до войны. Аркадий родился в 1931 году, Георгий младше на семь лет. Была эвакуация, полуголодное существование. И почти сразу, как только младший подрос, началась дружба. Верная, братская. Аркадий на правах старшего следил за учебой Жоры – двоечника и лодыря. Он заразил его чтением, желанием узнавать новое, добиваться успехов в деле, за которое взялся.

К литературному творчеству Вайнеры пришли неожиданно для себя и для других. Аркадий уже окончил юридический факультет МГУ, успел поработать в органах, в том числе в следственном отделе МУРа. Георгий попробовал себя в рабочих профессиях, со временем занялся журналистикой. Но и он не миновал юридического факультета, пусть и в статусе студента-заочника. Словом, к тому моменту, когда – из азарта, ради спора — взялись за первую книгу («Часы для мистера Келли», 1967), им было что сказать. И, может быть, писательство было даже необходимо братьям, чтобы осмыслить объем наблюдений, идей на тему «Человек и Закон». Понятно, почему они выбирают жанр детектива. Удивительно, что он – с человеческим лицом.

bratya-vajnery
Писатели Георгий и Аркадий (справа) Вайнеры, 1977 год

Как в кино!

Никто и представить не мог, что «невысокий» жанр, с таким традиционно низким, по меркам советской идеологии, воспитательным потенциалом так мощно повлияет на отечественный кинематограф. Благодаря экранизациям вайнеровских книг у нас появится и очень понравится актерам и зрителям особый жанровый гибрид: детектив — психологическая драма — интеллектуальный квест. Признаки детектива выявлены здесь блестяще (есть погони, засады, стрельба), но криминальная составляющая становится канвой для решения нравственных проблем незаурядных людей. Кстати, к таковым очень часто отнесены у Вайнеров и преступники.

Благодаря удивительной многокомпонентности, отсутствию шаблонных героев и ходов, сценарии по вайнеровским книгам очень интересны для настоящей актерской работы. Вспомните морально-интеллектуальное противостояние героев Мягкова и Гафта – следователя Тихонова и вора Батона — в фильме «Гонки по вертикали». Как дышат друг другу в лицо герои Фатюшина и Шалевича в «Лекарстве против страха» (следователь и фигурант по делу). Характерно, что в этой истории следователю противостоит, в первую очередь, не преступник (он тут довольно зауряден), а очень достойная персона – авторитетнейший ученый, профессор Панафидин. Он не украл, не убил. Он просто каждый день уничтожает в себе человека.

gonki-po-vertikali
Гонки по вертикали (1982)

В другой экранизации этого же романа – пятисерийном фильме «Вход в лабиринт» — борьба между честностью и страхом показана еще острее. Вообще, здорово, что Вайнеры – а вслед за ними режиссеры, авторы экранизаций, — показывают опасность нарушения не только уголовного, но и нравственного закона.

Ни сумасшедшее финансирование, ни гламурно-популярные актеры с почти голливудскими режиссерами не сотворят того, что хотя бы отдаленно напомнит советский фильм «Место встречи изменить нельзя».

Парадокс: сначала стала знаменитой эта кинолента, а потом породивший ее роман братьев Вайнеров – «Эра милосердия».

Моральный кодекс Глеба Жеглова

Едва получив сигнальные экземпляры нового романа, братья подарили один из них Владимиру Высоцкому. Они были дружны. И то, что Высоцкий на следующий день ворвался к ним в дом, их не удивило. Удивила причина визита: «Я пришел «застолбить» Жеглова. <…> Никто вам так не сыграет Жеглова, как я». Артист был уверен, что обязательно будет снят фильм. И до начала работы определил концепцию съемочного процесса: снимать от всего сердца, а не «казенно».

Может быть, Жеглов так зацепил Высоцкого оттого, что было в нем много от реальных, очень достойных людей. Аркадий Вайнер, придя после учебы в МУР, слышал о Станиславе Жеглове, жестком, принципиальном сотруднике. Рассказывали, что он застрелился после конфликта с начальством. Несколько черт к литературному и киношному портрету Глеба Жеглова добавил еще один знаменитый сотрудник МУРа – Владимир Арапов. Характер его достался Глебу, а имя, фамилия и один из опасных служебных эпизодов — Володе Шарапову.

jeglov
«Место встречи изменить нельзя». Фото: kinopoisk.ru

В 1946 году в Сокольниках молоденький лейтенант Арапов «взял» банду Митина. Арапов смог войти в доверие к преступникам и выдал их милиции. Позже он довольно успешно служил. Неожиданно его обвинили во взяточничестве, но он добился пересмотра своего дела. Арапов был освобожден за недоказанностью обвинения, его восстановили в должности. А он поступил принципиально — подал заявление об отставке.

Ходят на просторах Интернета и другие версии происхождения двух ярких образов…

Съемки были для всех непростыми. Высоцкий метался между съемочной площадкой и сценой Театра на Таганке. Очень переживал, даже обижался, что в этом фильме его герой не поет (за исключением крохотного эпизода в комнатке Шарапова). Владимир Конкин, исполнитель роли Шарапова, говорит о том, что образ Жеглова – это результат настоящей, глубокой работы Высоцкого, а не просто «роль с налету».

Кстати, не всем в группе нравился такой Шарапов – интеллигентный, даже аристократичный. Но именно контраст «такого» Шарапова с Жегловым-Высоцким сработал на пользу драматургии фильма, его нерву.

Сам Жеглов стал таким родным, что многие, посмотрев кино, вздыхали: «Эх, побольше бы таких Жегловых!..» На что Конкин справедливо замечал: «А лично вы хотели бы оказаться на месте гражданина Груздева?»

И писатели знали, что в киноверсии Глеб настолько обаятелен, что зрители не замечают опасных сторон его характера. Георгий Вайнер в одном из позднейших интервью говорил:

«Никто не понимает, что из этого парня через очень короткое время вышли те симпатичные, обаятельные молодые и бесстрашные работники МГБ, которые выворачивали руки, вышибали зубы. Они делали работу без зла и без какого-то злорадного желания мучить этих людей. Они работали как плотники: доски надо строгать, пилить».

О таких «ребятах» Вайнеры в конце 1970-х написали две невероятно сложные, душевно выматывающие книги – «Евангелие от палача», «Петля и камень в зеленой траве».

А тогда, после выхода фильма «Место встречи…» не Вайнеров и не Говорухина народ стал считать создателями этой захватывающей истории. Я думаю, мудрые писатели и замечательный режиссер не в обиде. У нас в стране «Высоцкий» — синоним народного.

О чем еще обязательно надо сказать…

bratya-vajnery-o-prestuplenii-i-nakazanii
Писатели братья Вайнеры

Аркадий Вайнер ушел от нас в 2005 году, через четыре года этот мир покинул его брат Георгий. Аркадий жил в Москве, младший брат – с 1990 года в Нью-Йорке.

Книг о них или сколь-нибудь значительных статей я не нашла. Но нашла интересную подсказку. Рассказывают, что экранизируя роман «Визит к Минотавру», режиссер «подсматривал» за писателями. Чтобы понять одного своего героя, следователя Тихонова, актеру Сергею Шакурову полезно было понаблюдать за Аркадием Александровичем. Для перевоплощения во второго своего персонажа, скрипичного мастера Страдивари, Шакуров брал что-то от Георгия Вайнера.

Конечно, художественное произведение – это не фотопортрет авторов. Но то, что каждая новая книга заставляла братьев Вайнеров взрывать глубины своего жизненного опыта, исследовать собственную уязвимость, — в это я верю.

Автор: Алевтина Бояринцева

Иллюстрация: cdn.eksmo.ru

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ