pavlova
Сорин Савелий Абрамович (1887-1953) Анна Павлова.

Имя Павловой ещё при жизни балерины стало легендарным. Её гонорары были самыми высокими в балете тех лет. Ей подражали, ею восторгались, в честь потрясающей балерины короли уст­раивали приемы, а конди­теры называли торты ее именем. О ней писали, её рисовали, ей посвящали стихи, а лучший балетный критик Андрей Левинсон говорил об Анне: «Её искусство рождалось и умирало вместе с ней – чтобы танцевать, как Павлова, нужно было быть Павловой!».

Гениальный английский комик Чарли Чаплин, всю жизнь мечтал сделать ей предложение. Впервые они встретились на банкете, устроенном в честь Анны Павловой. Чаплин, обращаясь к танцовщице, сказал, что английский язык не может передать те чувства, которые он к ней испытывает, и выразить то величие, которое являет собой Павлова. Поэтому он намерен говорить по-китайски. С этими словами Чаплин, имитируя китайскую речь, войдя в раж, поцеловал руку Павловой. Так и завязалась их дружба. Позже Чарли Чаплин выступал в роли консультанта Анны Павловой при записи ее номеров на кинопленку.

Встречаясь, они снимали ресторан на двоих, и Чаплин, шутя, учил балерину танцевать, а она его – носить тросточку.

«Мы похожи с вами, Анна! – сказал Чаплин в первую их встречу в Америке. – Я – бродяга, вы – сильфида. Кому мы нужны? Вот нас и гонят…»

pavlova-ciaplin
Чарли Чаплин и Анна Павлова, 1922 год.

Рассказывать об Анне Павловой очень трудно. События ее личной жизни, то, что происходило вне сцены, ее собственная человеческая судьба, особенности характера – они все исчезают в том, что происходило на сцене. Если очень точно рассказывать ее биографию, то надо будет очень точно перечислять роли и названия городов, где она гастролировала. За 22 года гастролей Павлова дала около 9000 спектаклей, проехала на поезде более 500 000 километров, и был период, когда итальянский обувной мастер Ромео Нинолини изготовил для нее 2 000 балетных туфель в год. Её рекордное турне по городам, где о балете никогда не слышали и по всему миру до сих пор никем не побиты.

Она родилась, чтобы танцевать, а когда исчезла физическая возможность танцевать, она просто исчезла, умерла. И абсолютно искренне можно сказать, что все, кроме сцены, все, кроме ее творчества, кроме танца, для Павловой было второстепенным. В отличие от большинства успешных балерин 19 века, которые проживали свою жизнь напоказ и предавали гласности все, что происходило с ними, Анна Павлова тщательно скрывала свою жизнь. У нее очень любили брать интервью, но все ее высказывания касались балета, и были крайне неэмоциональны, когда задавали вопросы о ее привязанностях, о ее вкусах помимо музыки или танца. Какая она была – представить себе почти невозможно, настолько скрытная это женщина, и даже из книги, написанной ее мужем ничего нельзя понять о ней. Сегодня кажется, что даже ее происхождение и рождение окутаны тайной, неизвестны.

По официальным метрикам, Анна Павлова родилась в лазарете лейб-гвардии Преображенского полка в Санкт-Петербурге. Девочка родилась раньше срока, хрупкая, болезненная, и первые годы жизни она провела в деревне, в доме своей бабушки, это маленькая деревня под Петербургом – Лигово.

В метрической книге она записана как дочь рядового солдата из крестьян Тверской губернии Матвея Павловича Павлова и его законной жены, прачки Любови Федоровны Павловой. Кто он такой, Матвей Павлов, отец великой балерины, никто не знает. Был ли он, или этот брак был формальным – во всяком случае, уже через несколько лет мать Анны Павловой имеет второго мужа и отдельный паспорт, что в России было чрезвычайно трудно для женщины ее положения.

Кто был настоящим отцом балерины, доподлинно неизвестно. По утверждениям нескольких современников, в том числе двух её единокровных братьев, отцом Анны Павловой являлся один из крупнейших московских банкиров, землевладелец Лазарь Поляков. Балерина скрывала своё происхождение до самой смерти.

Анна Павлова вспоминает, как мама повела ее в Мариинский театр, и она увидела балет «Спящая красавица», что тоже странно – мама работала прачкой, купить два билета в Мариинский театр – это очень дорого и очень трудно. В общем, получается, что богатый папа был. Тем не менее, вот этот поход – неважно, кто был папа – решил судьбу маленькой девочки, и она мечтала стать балериной.

Балет произвел настолько сильное впечатление на Павлову, что, от природы застенчивая и мягкая, она впервые высказала свою твердую волю избрать карьеру балетной танцовщицы. «Я буду танцевать, как Принцесса Аврора», – твердо заявила маме девочка, возвратившись домой.

 

Первый раз ее приводят в училище слишком маленькой, ее не принимают, и когда ей исполнилось восемь лет, в 1891 году Анну Павлову приняли в Петербургское театральное училище.

Из воспоминаний Анны Павловой:

«Помню, когда я была еще в младшем классе в училище, приехал Государь Император Александр Третий с Императрицей Марией Федоровной и Великими князьями. Мы, воспитанницы, танцевали балет на нашей маленькой сцене. После балета нас всех пригласили в аудиторию, где была царская семья, и Государь посадил к себе на колени мою маленькую подругу. Я расплакалась. Меня стали спрашивать, о чем я плачу. Я тоже хочу, чтобы Государь посадил меня к себе на колени – отвечала я, обливаясь слезами. Чтобы утешить меня, Великий князь Владимир Александрович взял меня на руки, но я не удовлетворилась этим. Я хочу, чтобы Государь поцеловал меня.»

Все посмеялись. Он ее не поцеловал. Это желание быть первой, быть лучшей, привлечь к себе внимание – необходимое свойство будущей звезды. Если уж целоваться, то с Императором, или вообще не надо.

Она была хрупкая девочка, ей не всегда доставало сил преодолеть трудности обучения, у нее физически организм не выдерживал этой нагрузки. Но ее хрупкость соединялась с упрямой силой воли.

obuvi-pavlovoi-min
Пуанты Анны Павловой

Училище окончила в 1899 году, сразу же принята на исключительное положение в театре. Пока не проявился драматический талант Анны Павловой, критика постоянно упрекает ее в несовершенстве техники на сцене. Если сначала читать рецензии на первые спектакли Анны Павловой, то там пишется, что она мало заботится о правильности постановки ног, что у нее романтический беспорядок в движении рук. А затем очень быстро интонации меняются, и все технические погрешности танца Анны Павловой называются ее стилем. Пишется, что у Павловой есть нечто свое в танцах, что и выделяет ее из числа прочих солистов.

Она протанцевала на сцене Мариинского театра 10 лет. В балетах академического репертуара, которые шли на сцене этого театра не везде встречалась возможность выразить нечто психологически глубокое и значимое. И у Павловой была масса проходных, необязательных для нее партий. Две ее партии сделали эту балерину великой для российского зрителя – это Никия и Жизель.

Удивительно для балерины, до Павловой никто так не относился к балетным партиям. Она высказалась о «Баядерке» так: «Я хочу показать целый ряд переживаний, переходов от одного чувства к другому.»

В России, кроме классического репертуара, она сотрудничала со своим другом, школьным приятелем, балетмейстером Михаилом Фокиным. Фокин сначала видел в Анне Павловой, а не в Карсавиной идеальную исполнительницу своих балетов.

В 1907 году он поставил для нее концертный номер «Лебедь» на музыку Сен-Санса. Этот номер сопровождал ее всю жизнь, образ лебедя стал ее любимым, и последние слова перед смертью Анна Павлова говорила: «Подайте мой костюм лебедя».

 

В 1910 году Павлова переходит на положение гастролерши, она подает заявление об увольнении из театра и заключает контракт на отдельные спектакли. Но в то же время решается и ее частная жизнь, она выходит замуж за Виктора Дандре. Виктор Дандре был поклонником ее таланта, посещал все спектакли, был членом Государственной Думы, очень крупным чиновником. Он был в одной компании, курирующей постройку одного из крупнейших мостов в Санкт-Петербурге – Охтинского моста. Был обвинен в растрате казенных денег, на него был заведен уголовный процесс, и Дандре сидел в тюрьме. Выпущен он был под очень большой залог с запрещением выезда из России. Деньги за залог внесла Анна Павлова, и, невзирая на запрет на выезд, Дандре выехал из России и обосновался в Англии, стал импрессарио Анны Павловой. И получается, что поскольку она стала супругой человека, въезд которому в Россию был запрещен, то и ей стало это стало весьма затруднительно, и ее уход из театра очевидно, все-таки продиктован семейными обстоятельствами.

Дирекция всячески пыталась удержать ее в театре, и ей были предложены такие условия, которые не мешали Павловой содержать свою труппу и гастролировать по всему миру, она уже чувствовала себя актрисой мира, и ей мало было этой сцены. Два сезона Анна Павлова выступала в труппе Дягилева. Но ей было тесно в этом сообществе. Она была солисткой, одиночкой, и общее творчество было ей не нужно.

pavlova-anna
Anna Pavlova, 1913, Цветное фото: klimbim.art

Последний раз в России она выступила в 1913 году, и покинула страну, больше никогда не возвращаясь, когда ей было 33 года. Необходимость постоянной смены репертуара – она переезжала с одной площадки на другую – привела к тому, что Анна Павлова сама стала ставить себе номера, подгоняя музыку под свои возможности. И половина репертуара – это номера, поставленные Новиковым и самой Анной Павловой, и переделанные из старых ролей.

Неся такую фантастическую нагрузку, переезжая с одного места на другое, Анна Павлова, никогда не болела. Сам танец, очевидно, давал ей силы и восстанавливал ее. Она упрямо не замечала, что стареет, что силы уже не те. Очень жестоко описывает в своих воспоминаниях французский балетмейстер и танцор Серж Лифарь: «Я так боготворил Вас, и мне так нравились Ваши танцы, что я готов убить сегодняшнюю Анну Павлову, чтобы она не затмевала тот возвышенный, совершенный образ.» Она все равно продолжала танцевать.

Хочется еще добавить, что в каждой стране, куда приезжала Анна Павлова, она изучала национальные танцы и включала их в свой репертуар. У нее были японские, индийские танцы, африканские танцы.

 

Она умерла во время гастролей, простудилась, проболела всего пять дней. Просто исчезла.

Личная жизнь Анны Павловой

Личная жизнь балерины складывалась непросто. Впрочем, Анна Павлова считала это естественным:

«Теперь я хочу ответить на вопрос, который мне часто предлагают: почему я не выхожу замуж. Ответ очень простой. Истинная артистка подобно монахине, не вправе вести жизнь, желанную для большинства женщин. Она не может обременять себя заботами о семье и о хозяйстве и не должна требовать от жизни тихого семейного счастья, которое дается большинству. Я вижу, что жизнь моя представляет собой единое целое. Преследовать безостановочно одну и ту же цель — в этом тайна успеха. А что такое успех? Мне кажется, он не в аплодисментах толпы, а скорее в том удовлетворении, которое получаешь от приближения к совершенству. Когда-то я думала, что успех — это счастье. Я ошибалась. Счастье — мотылек, который чарует на миг и улетает».

Павлова связала свою жизнь с Виктором Дандре. Человеком весьма противоречивым. Дандре — горный инженер, в 1910 году был обвинен властями Петербурга в растрате средств, выделенных на строительство Охтинского моста. Анне Павловой пришлось поспешить ему на выручку и заплатить немалую сумму, чтобы его освободить. Несмотря на подписку о невыезде, Дандре после этого бежал из России и многие годы жил без паспорта.

Вместе с тем Дандре был одним из самых способных импресарио своего времени, который впервые понял могущество прессы. Он постоянно устраивал пресс-конференции, приглашал фоторепортеров и газетчиков на выступления Павловой, давал многочисленные интервью, связанные с ее жизнью и творчеством. Например, прекрасно обыгрывал сюжеты, навеянные романтическим образом «Лебедя». Сохранилось множество фотографий, запечатлевших Анну Павлову на берегу озера, по зеркальной глади которого скользят прекрасные белоснежные птицы. Такой водоем был и в ее поместье «Айви-хаус» в Англии. Там действительно жили лебеди, а один из них по кличке Джек был любимцем Анны Павловой. Он не забывал свою хозяйку, когда та была в длительных поездках. Широко известна фотография Анны с лебедем на коленях, его голова доверчиво лежит у нее на плече. Фото выполнено известным фотографом Лафайеттом, которого Дандре специально пригласил на съемки.

Но именно Дандре и старался выжать все возможное из мировой славы балерины, организуя бесконечные и весьма напряженные гастроли, не щадя ее здоровья. В конечном счете непосильная нагрузка и привела, видимо, к ее безвременной кончине…

anna_pavlova_and_enrico_cecchetti
Анна Павлова и Энрико Чекетти — великий итальянский артист балета, балетмейстер и педагог.
Последние дни жизни Анны Павловой

17 января 1931 года знаменитая балерина прибыла на гастроли в Нидерланды, где ее хорошо знали и любили. В честь «русского Лебедя, голландцы, славящиеся своими цветами, вывели особый сорт белоснежных тюльпанов и назвали их «Анна Павлова». До сих пор на выставках цветов можно полюбоваться их изысканной красотой. С большим букетом этих цветов Анну встречал на вокзале голландский импресарио Эрнст Краусс. Но балерина чувствовала себя плохо и сразу направилась в «Отель дез Энд», где ей был отведен «Японский салон» со спальней, который впоследствии и получил название «Салон Анны Павловой». Судя по всему, артистка сильно простудилась во время поездки поездом по зимней Франции. Более того, как выяснилось, ночной поезд, которым она ехала из Англии в Париж, столкнулся с грузовым составом. Упавший кофр сильно ударил ее по ребрам. Только близким подругам Анна рассказала об этом происшествии, хотя на боль жаловалась многим.

В гостиницу был срочно вызван врач, который обнаружил у балерины острый плеврит. Королева Нидерландов Вильгельмина прислала Павловой личного врача де Йонга. Осмотрев ее, он пришел к следующему заключению:

«Мадам, у вас плеврит. Необходима операция. Я посоветовал бы удалить одно ребро, чтобы было легче отсосать жидкость». В ответ на это Дандре воскликнул: «Как же так! Ведь она же не сможет завтра танцевать!».

Действительно, по всей Гааге были расклеены афиши, извещавшие, что «19 января состоится последнее в Нидерландах выступление величайшей балерины нашего времени Анны Павловой с ее большим балетом». Затем предстояло длительное турне по Северной и Латинской Америке, Дальнему Востоку. Но этому не суждено было сбыться.

Дандре решил пригласить другого врача. Телеграммой был срочно вызван из Парижа врач Залевский, который раньше уже лечил Анну. А балерине становилось все хуже.

Видимо, тогда и родилась легенда об «умирающем лебеде», которую приводит в своих мемуарах Виктор Дандре. Анна Павлова, уверяет мемуарист, любой ценой хотела еще раз выйти на сцену. «Принесите мне мой костюм лебедя», — сказала она. Это якобы были ее последние слова…

 

Однако действительность была куда более прозаичной и трагичной. Об этом рассказывали служанка Анны Павловой Маргерит Летьенн, врачи, бывшие у ее постели. Они вспоминают, что балерина пригласила к себе некоторых участниц своей труппы и давала им указания, считая, что, несмотря на ее болезнь, спектакли должны состояться, особенно в Бельгии для нужд Красного Креста. Потом ей стало хуже. Все, кроме служанки, удалились из комнаты. Анна, кивнув на дорогое платье, недавно купленное в Париже у известного кутюрье, сказала Маргерит: «Лучше бы я потратила эти деньги на моих детей». Она имела в виду детей-сирот, которые уже давно жили на ее средства в одном из особняков. После этого больная впала в кому.

Прибывший Залевский с помощью дренажной трубки попытался еще откачать жидкость из плевры и легких, но все было напрасно. Анна больше не приходила в сознание. Полагают, что в ночь с 22 на 23 января 1931 года она умерла от острого заражения крови, занесенного недостаточно хорошо продезинфицированной дренажной трубкой…

После смерти Павловой

Русская колония в Париже хотела, чтобы Павлову похоронили на кладбище Пер-Лашез, где ей можно было бы поставить прекрасный памятник. Но Дандре высказался за то, чтобы Анну кремировали. Во время гастролей в Индии она была зачарована индийскими погребальными церемониями, во время которых тело усопшего сжигается на погребальном костре. Она заметила близким, что хотела бы, чтобы ее кремировали. «Так позже будет легче возвратить мой прах в дорогую Россию», — будто бы сказала она. Дандре обсудил этот вопрос с импресарио Крауссом, и они решили посоветоваться с главой русской православной церкви в Гааге священником Розановым, ведь по церковным канонам полагаются только похороны на кладбище. Учитывая ситуацию, священник не возражал против кремации…

Виктор Дандре, несмотря на все его уверения, не был официальным мужем Анны Павловой, хотя об этом говорится в его завещании и урна с его прахом установлена рядом с урной Анны. Сама она никогда и называла его своим мужем, у них не было общего банковского счета. После смерти Анны Дандре заявил было свои претензии на «Аини хаус». Когда же мать балерины, отвергая эти посягательства, подала на него в суд, Дандре не смог предъявить никаких свидетельств о браке, ни свадебных фотографий, ссылаясь на то, что документы не сохранились после революции в России.

Адвокат напомнил тогда, что ранее он говорил о заключении брака с Павловой в Америке. Но и здесь Дандре не смог представить документов и даже назвать место свадьбы. Процесс он проиграл, и ему пришлось покинуть «Айви-хаус».

Был ли Дандре мужем Анны Павловой или нет, но в его завещании текст которого приводится в книге, говорится: «Я поручаю моим поверенным купить ниши 5791 и 3797 в крематории «Гоулдерс Грин» в качестве места для урн, содержащих мой прах и прах моей любимой жены Анны, известной как Анна Павлова. Я даю полномочия моим поверенным дать согласие на перенос праха моей жены и, если они сочтут возможным, также и моего праха в Россию, если когда-нибудь русское правительство или правительство любой крупной российской провинции будет добиваться переноса и даст моим поверенным удовлетворительные заверения в том, что прах Анны Павловой получит должные честь и уважение».

Павлова уникальна. Она не имела громких званий, не оставила ни последователей, ни школы. После ее смерти была распущена ее труппа, распродано имущество. Осталась только память о великой русской балерине Анне Павловой, именем которой названы призы и международные премии.

Один из выдающихся британских хореографов – сэр Фредерик Аштон – решил посвятить свою жизнь балету после того, как подростком увидел выступление Павловой в Эквадоре. Позднее он был свидетелем ее триумфальных выступлений на сцене Ковент Гардена. В преклонном возрасте сэр Аштон вспоминал о Павловой:

«На ней всегда бы­ла белая шубка, контрасти­рующая с ее черными волоса­ми. Она выглядела великолеп­но! И ее танец был невероят­ным! Гибкость рук, ве­лико­леп­ные ноги! У нее была пот­рясающая скорость, ко­то­рую нынче редко встретишь в танце. Она была грациозна в жизни и на сцене! Она была самой выдающейся театральной личностью из всех, кого я знал!»

 

Факты об Анне Павловой

1. Туфли

Анне Павловне было трудно подобрать обычные туфли, поэтому она всегда возила с собой чемоданчик на 36 пар. Та же проблема была и с балетной обувью. Анна Павлова предпочитала заказывать ее у известного итальянского мастера Ромео Николини. Балерина очень внимательно относилась к балетной обуви, ведь от ее качества и удобства зависело, насколько удастся тот или иной пируэт. Часто туфли приходилось переделывать. Однажды Николини даже сказал: «Да, это большая честь, что Анна Павлова моя заказчица. Но если бы у меня было две Павловых, я бы погиб».

2. Павлова и Дягилев

Многие уверены, что именно Дягилев открыл Павлову миру. Но это не так. Анна Павлова уже танцевала в Швеции, Дании и Германии еще за год до возникновения «Русских сезонов». Более того, именно Павлова предложила Дягилеву включить в оперный сезон и балет (первые «Русские сезоны» были исключительно оперными). Дягилев изначально не верил в то, что европейцам, а тем более парижанам, понравится русский балет, и долго не соглашался, но через какое-то время все же решился попробовать включить балет в «Сезоны». Стоит отметить, что тогда условием показа русского балета в Париже был приезд Анны Павловой в составе труппы Дягилева.

diagilev- i -pavlova
Анна Павлова во время австралийского тура, 1926 год.

3. Благотворительность

Во время Первой мировой войны везде, куда приезжала Анна Павлова, устраивались спектакли в пользу Красного Креста. По окончании же войны балерина давала концерты в «Метрополитен-опера» и на всю выручку отсылала посылки с продуктами в Петербургское и Московское училище.

В Париже Анна Павлова решила устроить приют для русских детей, оставшихся сиротами, — так появился женский приют в Сен-Клу. Анна Павлова была озабочена не только тем, чтобы девочки имели кров, но и получили образование, практическую подготовку к жизни, а по выходе из приюта – работу. Поэтому все воспитанницы учились или в русской гимназии, или во французских колледжах, и каждой предоставлялась свобода выбора специальности.

4. Любимый лебедь

Анна Павловна любила животных и птиц. Главным ее любимцем был лебедь Джон (в разных источниках разные имена: Джек, Жак), которого помог приручить Анне Павловне некий господин, которого впоследствии прозвали «лебединым профессором». Джон, не подпускал к се­бе никого, кроме хозяйки, и ходил за Анной по пятам, как собака. Балерина же, совершенствуя свой танец, училась у своего любимца лебединым движениям. Хорошо известна фотография, где Джон обнимает своей шеей шею Анны.

pavlova-i-lebedi-min

5. Память о балерине в Лондоне

Англичане бережно хранят память о великой русской ба­лерине. В Музее Лондона хранится платье, в котором Анна Павлова танцевала. Стены старинного английского паба «The Gate» в районе Барнет, как и витрины Royal Opera House, украшают фотографии Анны Павловой. Ivy House устраивает выставки, посвя­щен­ные ее жизни и творче­ст­ву. И маленькая зо­лотая бале­рина в районе станции «Вик­то­рия» все танцует и танцует для нас – второе столетие, в любую погоду! Лон­дон стал любимым местом и уютным домом для Анны Пав­ловой. Здесь она нашла свои душевный покой и счастье.

anna3

6. Стиль «а ля Павлова»

Как любая женщина, Анна Павлова очень любила мир моды. Она часто и с большой охотой позировала для фотографов известных домов моды Англии, Берлина и Парижа. Так, в 1926 году в Париже она снялась в панбархатном манто, отороченным соболями для обложки модного журнала L’officiel. Анна придумала и свой стиль одежды – многослойные тонкие покрывала, которыми она с легкой небрежностью обматывала своё стройное тело. Этот стиль одежды «а ля Павлова» стал очень популярен, Анне хотели подражать. Именно благодаря ей в моду вошли драпированные в испанской манере манильские шали с кистями и шляпки.

pavlovaanna3-min
Anna Pavlova, 1913, Цветное фото: klimbim.art

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ