Третья мировая

Случаи ложного срабатывания систем предупреждения о ракетном нападении — ситуации, когда мир находился на «пороге» глобальной ядерной войны. На сей день известны пять таких ситуаций. Два из них связаны с работой американской системы раннего предупреждения, ещё два — с советской Системой предупреждения о ракетном нападении (СПРН). А недавно обнародованный военным ведомством США случай (по счету пятый) имеет отношение к «Карибскому кризису», где ситуация считалась накаленной в виду чрезвычайно сложных отношений между СССР и США.

Все пять инцидентов длились не более десяти минут, в течение которых высшему политическому и военному руководству СССР/России и США приходилось принимать сложнейшие решения, поскольку в случае реальности угрозы необходимо было немедленно инициировать ответно-встречный удар до того, как ракеты противника успели бы уничтожить большую часть ядерного потенциала страны.

В трёх случаях решение об отмене тревоги было принято благодаря данным, полученным со спутников раннего предупреждения, причиной четвёртого случая — наоборот, стал ложный сигнал с такого спутника. История пятого случая заслуживает отдельного детального рассмотрения, потому как его обнародовали буквально несколько часов назад в военном ведомстве США. Может очередной информационный вброс, а может и нет. Кто знает… С него и начнем.

Первый случай

В самый разгар Карибского кризиса в начале 1960-х годов США едва не развязали Третью мировую войну. Её удалось предотвратить капитану американских ВВС: получив приказ о запуске ракет с термоядерными бомбами, одна из которых должна была нанести удар по СССР, военный проявил благоразумие и не стал его выполнять. Об этом рассказал непосредственный участник событий.

Историю предотвращения Третьей мировой войны поведал изданию Bulletin of the Atomic Scientists офицер ВВС США Джон Бордн. Это произошло 28 октября 1962 года, в самый разгар противостояния между США и СССР, на четырёх секретных американских ракетных базах на оккупированном японском острове Окинава. В это время уровень боеготовности войск был поднят до самого высокого, красного уровня DEFCON 2 — «на грани ядерной войны».

Приказ о запуске ракет Mace B, оснащённых термоядерными бомбами Mark 28, по четырём городам — Владивостоку, Пекину, Пхеньяну и Ханою — получил управляющий пуском одной из баз капитан Уильям Бассет. Проверка зашифрованного приказа показала его подлинность. Такие же приказы получили управляющие на трёх других базах.

В списке целей Бассет увидел только одну точку в Советском Союзе, который в то время являлся наиболее вероятным противником США. Офицер с ещё одной базы, связавшись с капитаном, рассказал, что в его списке тоже лишь две цели в СССР. Кроме того, уровень боеготовности не был повышен до DEFCON 1 — «неизбежная ядерная война», что заставило Бассета усомниться в истинности инструкций.

В этот момент капитан всё-таки решил приостановить подготовку ракет к запуску и позвонил в центр управления, сказав, что не получил чётких инструкций. Ещё более смелым был приказ двум солдатам застрелить лейтенанта, который держал руку на кнопке запуска, если тот попытается её нажать без устного приказа старшего офицера или официального повышения боеготовности.

В конечном итоге командный пункт распорядился не запускать ядерные ракеты, а капитан Бассет потребовал от подчинённых никому не сообщать о случившемся.
Уильям Бассет умер в 2011 году, так и не рассказав никому о предотвращении ядерной катастрофы. В этом году ВВС США разрешили сообщить общественности об инциденте его коллеге Джону Бордну. Теперь учёные и журналисты требуют, чтобы американское правительство рассекретило официальную информацию об этом происшествии.

Второй случай

Около 9:00, 9 ноября 1979 года компьютеры Национального центра управления Объединённого командования аэрокосмической обороны Северной Америки (NORAD), расположенного в бункере в недрах горы Шайенн, Национального командного центра в Пентагоне и Запасного национального командного центра в Форт-Ричи выдали сообщение о том, что Советский Союз начал нанесение массированного ядерного удара с целью уничтожения системы управления и ядерных сил США. Немедленно на всех трёх командных пунктах было начато совещание с участием высокопоставленных военных чиновников. На пусковые установки МБР «Минитмэн» поступила команда подготовки к запуску. Была объявлена тревога по всей системе противовоздушной обороны, как минимум десять перехватчиков были немедленно подняты в воздух. Также был поднят в воздух самолёт президентского воздушного командного пункта, правда, без самого президента на борту.

В течение нескольких минут после поступления сигнала о нападении военными были проверены исходные данные, поступившие со спутников раннего предупреждения и радаров, окружающих территорию США. Ни одна из систем не обнаруживала признаков ракетного нападения, поэтому тревога была отменена.

Позднее было установлено, что причиной инцидента стала компьютерная лента, предназначенная для отработки действий при ракетном нападении, которая была ошибочно загружена в компьютер, находящийся на боевом дежурстве.

Третий случай

3 июня 1980 года на командные пункты США вновь поступило предупреждение о ракетном нападении. Вновь на пусковые установки МБР «Минитмэн» поступила команда подготовки к запуску, а экипажи стратегических бомбардировщиков заняли свои места в самолётах. Но на этот раз компьютеры не выдавали чёткой и связной картины нападения, как в прошлый раз. Вместо этого на экранах отображались постоянно меняющиеся цифры количества запущенных ракет. Более того, на разных командных пунктах эти цифры не всегда совпадали. Хотя многие офицеры не отнеслись к этому инциденту так серьёзно, как к предыдущему, вновь было созвано экстренное совещание, чтобы оценить возможность того, что нападение реально. Вновь были проверены исходные данные со спутников и радаров. И вновь ни одна система не подтверждала факт ракетного нападения.

Позднее было установлено, что причиной инцидента стал сбой одной микросхемы в компьютере, что привело к отображению случайных чисел вместо количества запущенных ракет.

Четвертый случай

26 сентября 1983 года (по другим данным — в июле) недавно поставленный на боевое дежурство спутниковый эшелон советской системы предупреждения о ракетном нападении выдал сообщение о нападении со стороны США. Спутники, находившиеся на высокоэллиптической орбите, наблюдали за районами базирования американских ракет под таким углом, что они находились на краю видимого диска Земли. Это позволяло обнаруживать стартующие ракеты на фоне тёмного космического пространства и таким образом определять факт запуска по инфракрасному излучению работающего ракетного двигателя. Такая конфигурация была выбрана, чтобы снизить вероятность засветок датчиков спутника отражённым от облаков или снега солнечным светом.

Тем не менее, в этот день после полудня спутник, отслеживающий район базирования американских ракет и Солнце оказались расположены так, что солнечный свет сильно отражался от облаков, расположенных на больших высотах. Вероятно, это был первый подобный случай на принятой за год до этого на вооружение системе. Спутник передал сообщение о запуске нескольких ракет с континентальной части США. Но радарное наблюдение не могло подтвердить этого, так как «ракеты» находились ещё слишком далеко. Возможно, советское военное руководство не дало команды на нанесение ответного ядерного удара, так как считалось, что нападение США должно иметь массированный характер, чтобы вывести из строя советские командные пункты и уничтожить большую часть ядерного потенциала страны, а запуск всего лишь нескольких ракет не укладывался в эту картину.

В 1993 году стало известно, что тревога 26 сентября 1983 года была признана ложной решением оперативного дежурного подполковника С. Е. Петрова.

Пятый случай

Рано утром 25 января 1995 года норвежские учёные при поддержке американцев произвели запуск самой крупной до сих пор метеорологической ракеты с острова Аннёя у побережья Норвегии. Ракета, предназначенная для изучения северного сияния, в конструкции которой использовалась первая ступень от американской тактической ракеты «Онест Джон», поднялась на высоту более 580 км. При наблюдении российским радаром СПРН траектория этого полёта оказалась сходной с траекторией американской ракеты «Трайдент» Д-5, запущенной с борта подводной лодки. Такая ракета могла использоваться для высотного ядерного взрыва, что временно вывело бы из строя российские радары системы предупреждения о ракетном нападении. Такой высотный взрыв рассматривался как один из вариантов начала массированной ядерной атаки американцев.

Запуск норвежской ракеты поставил мир перед угрозой обмена ядерными ударами между Россией и США. На следующий день президент Борис Ельцин заявил, что он впервые задействовал свой «ядерный чемоданчик» для экстренной связи со своими военными советниками и обсуждения ситуации.

Тем не менее в середине 1990-х годов космический эшелон СПРН функционировал практически в полном объёме и позволял надёжно обеспечивать обнаружение запусков МБР.

Вместе с тем, по воспоминаниям Виктора Баранца, «новостью» пуск норвежской ракеты был только для президента России. Соответствующее предупреждение (телеграмма № 1348) из Осло пришло в Генеральный штаб за три недели до инцидента. Это подтвердил и Начальник Генштаба Михаил Колесников.

В статье использованы материалы свободной энциклопедии — Википедии


Читайте также:

ОРУЖИЕ РОССИИ, КАК СДЕРЖИВАЮЩИЙ ФАКТОР ИЛИ МАССОВОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ

САМАЯ БОЛЬШАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА В МИРЕ

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ